Примерное время чтения: 6 минут
5198

Застава Сивачева. История подвига, совершенного 22 июня 1941 года

Сюжет Великая Отечественная война

Ранний рассвет самого длинного дня в году в нашей стране навечно связан с разрывами, артиллерийскими ударами, первыми жертвами. Война, которая началась 22 июня 1941 года, катком прошлась по судьбам миллионов жителей большой страны.

Парень с Кубани

Когда в Москве выпускники 1941 года встречали рассвет взрослой жизни, на западных рубежах уже шли ожесточенные бои. О судьбах тех, кто принял первый удар, узнавали спустя годы, а то и десятилетия.

В большой кубанской семье Сивачевых долго ждали возвращения Саши, офицера-пограничника, принявшего бой 22 июня 1941 года. Верила в чудо его мама, которая ждала, что Сашко однажды появится на пороге родного дома. Она умерла в 1953 году, так и не узнав ничего о судьбе сына. Только в 1964 году, открыв журнал, Саша Сивачев-младший, сын пограничника, замрет, увидев заголовок рассказа — «Сердце Александра Сивачева»…

Сивачев родился на хуторе Энем Краснодарского края 2 мая 1918 года, когда вокруг бушевали сражения разгоравшейся Гражданской войны. Когда отгремели бои и началось восстановление хозяйства, Сивачевы жили так же, как и десятки тысяч других семей — скромно, но с искренней верой в лучшее. Подросший Саша окончил 4 класса школы, затем обучался в школе рабочей молодежи, после чего начал трудиться в колхозе.

Настоящий командир

В 18 лет парня призвали в армию, направив для обучения в Орджоникидзевское пограничное училище НКВД. После его окончания в 1939 году молодой офицер Сивачев был направлен для прохождения службы в 86-й Августовский погранотряд. Сначала Александр стал заместителем начальника 1-й заставы, а в 1941 году его назначили начальником.

К старшему лейтенанту все относились с уважением — и подчиненные, и жители белорусской деревни Головенчицы, неподалеку от которой размещалась застава. Сивачев запомнился всем серьезностью, основательностью, ответственным подходом к службе.

23-летний начальник 1-й заставы был женат. Свою супругу Евдокию, ждавшую первенца, в начале июня 1941-го Сивачев отправил к своим родителям, на хутор Энем. Совпало ли так или офицер чувствовал приближение неизбежного? Старожилы Головенчиц вспоминали: старший лейтенант не упускал из виду никаких мелочей и очень тщательно следил за обстановкой на сопредельной территории. И, видимо, несмотря на успокаивающие заявления ТАСС, отдавал себе отчет в том, что ждет впереди.

Их не застали врасплох

В ночь на 22 июня Сивачев поднял личный состав, направив его на дополнительную подготовку укреплений. Одному из местных жителей, проходивших в тот час мимо расположения заставы, на вопрос о происходящем ответил спокойно: «Так надо!»

1-ю заставу немцы рассчитывали взять тихо и быстро. В 3:45 22 июня пограничников атаковала разведывательно-диверсионная группа фашистов. Но Сивачев хорошо подготовил своих подчиненных к такому повороту событий — диверсанты были отброшены с большими потерями.

Как выяснится потом, через зону ответственности погранзаставы Сивачева должны были двигаться ударные пехотные группировки противника. Пограничников немецкие стратеги в расчет не принимали, отводя на уничтожение этих оборонительных рубежей не больше 20 минут.

Около четырех утра жители деревни Головенчицы наблюдали, как в районе заставы поднимаются столбы огня и дыма. Артиллерийский удар, по замыслу гитлеровцев, должен был подавить волю к сопротивлению. Но когда нацисты двинулись вперед, с позиций пограничников по ним был открыт шквальный огонь.

По штатной численности, на заставе находилось 42 бойца. 37 винтовок Мосина образца 1891/30 года, по 4 ручных гранаты на человека, плюс 10 противотанковых на все подразделение. В придачу к этому 1 станковый пулемет «Максим» и 3 ручных пулемета Дегтярева.

11 огненных часов

Вооружение, вполне пригодное для отражения атаки банды и диверсионной группы, но никак не для борьбы с войсковыми подразделениями противника. На этот случай на помощь пограничникам должны были подойти соединения Красной Армии. Но 22 июня почти все шло не так, как планировалось.

У старшего лейтенанта Сивачева не было связи с командованием погранотряда. В штабе знали только одно — застава ведет бой с превосходящими силами противника.

Одна атака, другая, третья… Практически все постройки на территории заставы были разрушены, горело все, что только могло гореть, но сопротивление продолжалось.

Все немецкие расчеты и планы рассыпались на глазах. Для подавления сопротивления пограничников на них двинули срочно переброшенные танки. Но и тут бойцы Сивачева показали себя с лучшей стороны, уничтожив три из восьми вражеских бронемашин. Спустя 11 часов боя у пограничников полностью закончились боеприпасы. Но когда немцы начали очередную атаку, горстка уцелевших бойцов встретила их в штыки…

Территорию 1-й погранзаставы 86-го погранотряда гитлеровцы сумели занять только тогда, когда в живых не осталось ни одного защитника. В тот день 22 июня опытные немецкие солдаты, прошедшие всю Европу, на первом советском рубеже поняли, что впереди их ждет нечто совершенно иное…

Место поклонения

Павших пограничников похоронили местные жители. Узнав об этом, немецкий комендант приказал сровнять холм на месте захоронения — чтобы могила не превращалась в место поклонения. Но холм вскоре снова появился, вместе с цветами. Нацисты еще несколько раз разоряли место последнего упокоения советских бойцов, но крестьяне тайком снова восстанавливали памятное место. В бою с заставой Сивачева гитлеровцы только убитыми потеряли 64 человека. Воинская доблесть пограничников стала примером для местных жителей. Белорусские крестьяне уходили в партизанские отряды, которые на протяжении всего периода оккупации не давали покоя нацистам.

О судьбе старшего лейтенанта Сивачева и его подчиненных стало известно после освобождения Белоруссии в 1944 году. Военный корреспондент Лев Линьков встретился с жителями деревни Головенчицы, которые рассказали о том самом первом сражении войны и показали место захоронения бойцов. На табличке, которая появилась уже после изгнания оккупантов, было написано: «Здесь похоронены героические защитники советской государственной границы, павшие смертью храбрых в неравном бою с фашистскими захватчиками двадцать второго июня 1941 года».

В строю навечно

Сын пограничника, Александр Александрович, родился через полгода после смерти отца, в январе 1942 года. О том, как сражался и погиб его папа, он узнает только через двадцать с лишним лет — практически в том же возрасте, в котором погиб Александр Сивачев-старший.

Александр Александрович выбрал военную стезю, служил в дальней авиации и в ракетных войсках стратегического назначения. И много раз бывал на пограничной заставе, которая носит имя его отца.

Имя Александра Сивачева в 1968 году присвоено 4-й пограничной заставе Гродненской пограничной группы. Приказом Председателя КГБ при Совете Министров старший лейтенант Сивачев был зачислен в списки личного состава заставы навечно. Традиции не отменил даже распад СССР — погранзастава Сивачева сохранилась в погранвойсках Республики Беларусь. По традиции каждый день, во время боевого расчета, на погранзаставе звучит: «На защиту и охрану государственной границы назначается старший лейтенант Сивачев». Дежурный по заставе отвечает: «Старший лейтенант Сивачев пал смертью храбрых, защищая рубежи нашей Родины».

В 1965 году Указом Президиума Верховного Совета СССР старший лейтенант Сивачев Александр Николаевич был удостоен ордена Отечественной войны I степени (посмертно).

Оцените материал
Оставить комментарий (0)

Топ 5 читаемых



Самое интересное в регионах