Примерное время чтения: 7 минут
6796

Трагедия Кореи. Кто виноват в развязывании Корейской войны 1950—1953 гг.?

Еженедельник "Аргументы и Факты" № 31. Аргументы для президентов. Зачем России нужна Африка, а Африке — Россия 02/08/2023

25 июля российская военная делегация во главе с министром обороны РФ Сергеем Шойгу прибыла в КНДР. Визит делегации приурочен к памятным мероприятиям, посвящённым 70-летию «Дня Победы в Отечественной освободительной войне 1950—1953 гг.»

Такое название получил вооружённый конфликт 1950—1953 гг. в историографии КНДР. В Китае, который принял участие в конфликте как союзник КНДР, название предельно конкретизировано: «Война против Америки для поддержки корейского народа». В остальном мире принято нейтральное название — Корейская война.

У нас, к сожалению, тоже. К сожалению, потому что это название, будучи размытым и неконкретным, допускает самые фантастические толкования. Особенно это касается роли СССР в том конфликте. Почему-то принято считать, что Корейская война стала своего рода полигоном, где отрабатывали военные приёмы две мировые сверхдержавы — СССР и США. Дескать, гиганты решили поиграть мускулами, но к 1953 г., сообразив, что дело пахнет ядерной войной, свели противоборство вничью, угробив в конфликте около 3 млн человек и доведя страну-полигон, что называется, до ручки.

Битва гигантов?

Эта точка зрения мало того, что упрощена до примитивности — она ещё оскорбительна для корейского народа, роль которого в конфликте сводится до какого-то подопытного материала. На самом деле война 1950—1953 гг. вспыхнула вовсе не из-за того, что сверхдержавам приспичило выяснить отношения. Корень её был как раз в том, что корейский народ оказался на перепутье и должен был определить вектор своего дальнейшего развития. И это у него почти получилось. Более того — получилось бы окончательно, если бы не вмешательство одного из геополитических гигантов...

До 1945 г. Корея пребывала в состоянии японской колонии — «Страна восходящего солнца» аннексировала «Страну утренней свежести» ещё в 1910 г. В ходе войны против японского милитаризма войска СССР и США заняли Корею, изгнав оттуда японских захватчиков. Разграничительной линией между советскими и американскими подразделениями стала 38-я параллель. По идее, Корея должна была быть восстановлена как независимое единое государство.

Самое интересное, что предпосылки к этому имелись. Да, на севере страны, в зоне советской юрисдикции, были весьма сильны прокоммунистические настроения. Но ведь и на юге — тоже. Свидетельством чему — позиция Кима Гу, чрезвычайно популярного в народе председателя Временного правительства Республики Корея в эмиграции. Он симпатий к коммунистам не питал, однако ради единства страны был готов на союз с ними и совместный поиск разумных компромиссов.

Тем более, что это было по-настоящему необходимо, поскольку противоречия между севером и югом стремительно нарастали. И в 1948 г. дело дошло до фактического разрыва. 15 августа на юге была провозглашена Республика Корея, во главе которой встал Ли Сын Ман, бывший политэмигрант, живший в Нью-Йорке. Ответом стало провозглашение КНДР во главе с Ким Ир Сеном — это произошло 9 сентября. Уже 10 сентября он обратился к правительству СССР... Нет, не с просьбой помочь в войне с «южными капиталистами». Напротив — он просил вывести советские войска из Кореи. Аналогичная просьба была отправлена властями КНДР и в адрес США.

Советские слова и американские дела

О том, кто был по-настоящему заинтересован в эскалации конфликта, говорит любопытный факт. Советские войска были выведены уже в декабре 1948 г. И выведены качественно — на территорию СССР. Американцы же не торопились — вывод их войск был окончен лишь в середине 1949 г. Но домой они не попали — их разместили в оккупированной Японии. Под боком.

Часто можно слышать, что война была развязана с подачи лидера СССР Иосифа Сталина. Это ложь. Да, в январе 1950 г. Сталин отправил в Пхеньян шифровку: «Такое большое дело нуждается в подготовке. Дело надо организовать так, чтобы не было большого риска». Однако призывом к войне это назвать трудно. К тому же 14 мая Сталин отправляет ещё одну шифровку: «Вопрос должен быть решён корейскими и китайскими товарищами совместно. В случае несогласия китайских товарищей решение вопроса должно быть отложено до нового обсуждения».

А теперь сравним эти осторожные слова с делами американцев. Во второй половине июня 1950 г., то есть буквально за пару недель до начала войны, к выведенным из Кореи в Японию американским войскам отправляется миссия. Её состав может навести на определённые мысли. Возглавляет миссию военный министр США Луис Артур Джонсон. С ним едет Начальник штаба армии США генерал Омар Брэдли. Третьим в компании значится советник Госдепа и заместитель директора ЦРУ Аллен Даллес.

Последний не ограничивается Японией. Даллес выезжает в Южную Корею и проводит инспекцию южнокорейской армии, стоящей на 38-й параллели в положении «наизготовку». И делает любопытное замечание. Когда южнокорейские офицеры уверяют его в том, что «враг будет разбит наголову ещё до того, как перейдёт границу», Даллес отвечает: «Продержитесь хотя бы две недели, и тогда всё пойдёт гладко». 19 июня — за шесть (!) дней до войны он выступает на Национальном собрании в Сеуле, заявляя, что США готовы оказать поддержку Южной Корее...

Кому принадлежит сомнительная честь первого выстрела в войне 1950—1953 гг., до сих пор не вполне ясно. К вооружённому конфликту готовились обе стороны. Одна — с «опорой на собственные силы», другая — с опорой на заокеанского союзника.

Зато ясно другое. Война изначально вспыхнула как гражданская. И она была внутренним делом корейского народа, который решал вопрос о единстве и самоопределении именно таким способом. Жестоко, спору нет. Но так же решались вопросы самоопределения и в России, и в Америке, и в Китае...

Выбор народа

Более того — начальный период войны ясно показал, что корейский народ, в принципе, поддерживает северный вариант. Он казался, да и был невероятно привлекательным для подавляющего большинства корейцев. Земельная реформа, проведённая на севере еще в 1946 г., вызывала жгучую зависть южан — согласно той реформе, земля изымалась в пользу государства, а затем бесплатно раздавалась тем, кто её обрабатывает. Поскольку юг считался житницей страны, более 80% тамошнего населения страстно желали того же для себя. Если к этому добавить социально ориентированные реформы образования и здравоохранения, то неудивительно, что оборона южнокорейской армии посыпалась, как карточный домик. Поддержка населения — великое дело в гражданской войне...

Словом, к сентябрю 1950 г. с выбором корейского народа всё было ясно. 95% территории Южной Кореи контролировалось КНДР, а проведение на южных территориях аграрной реформы и восстановление самоуправления только подкрепили поддержку населения.

Но потом начался откат. Которого не было бы без вмешательства «миротворческих» сил ООН. Слово взято в кавычки намеренно. 90% этих самых «миротворческих» сил составляли американские подразделения. Часть их была переброшена в Корею ещё летом 1950 г. И уничтожена Корейской Народной Армией, как, например, 24-я пехотная дивизия США — 20 июля она просто перестала существовать. Но к тому времени общая численность американских соединений, сведённых в 8-ю полевую армию, сравнялась по численности с армией КНДР. И это был не конец — «миротворцы» прибывали и прибывали.

По идее, миротворцы ООН должны развести воюющие стороны и склонить их к мирным переговорам. В реалиях Корейской войны «миротворцы», то есть войска США, стали воюющей стороной. Им удалось отбросить армию КНДР почти на границу с Китаем. Но тут уже вмешался и сам Китай...

В итоге война была остановлена там же, где и началась — на 38-й параллели. Каждая из сторон приписала победу себе. И вот тут имеет смысл вернуться к названию войны. Для КНДР она может считаться и отечественной, и освободительной. В первый период ей действительно удалось одержать победу — корейский народ де-факто признал северный вариант и приемлемым, и перспективным. Во второй период ей, в общем, тоже удалось победить — с помощью армии КНР американские захватчики всё же были выбиты за 38-ю параллель...

Но победа могла бы быть полной, а Корея — единой. И это почти случилось. Помешало естественному объединению страны только прямое масштабное военное вмешательство одного заокеанского государства, нацеленное на раскол некогда единого народа.

Оцените материал
Оставить комментарий (1)

Топ 5 читаемых



Самое интересное в регионах