Примерное время чтения: 7 минут
4439

Сдача крепости. Как в СССР понижали градус алкоголя и масштаб пьянства

Продукция Московского ликеро-водочного завода (сейчас АО «Московский завод “Кристалл”»).
Продукция Московского ликеро-водочного завода (сейчас АО «Московский завод “Кристалл”»). / Лев Носов / РИА Новости

Россия, вопреки популярному мифу, не самая пьющая страна в мире, тем не менее водка и другие крепкие алкогольные напитки всегда играли весьма важную роль в её экономической, политической и культурной жизни. 50 лет назад, 16 мая 1972 года, советская власть вновь вступила в сражение с «зелёным змием». В этот день вышло постановление Совмина СССР «О мерах по усилению борьбы против пьянства и алкоголизма».

 

По указанию вождя

Советский народ, увы, при Брежневе стал пить даже больше, чем при Хрущёве. Бесстрастные цифры статистики свидетельствовали о том, что если в 1960 году рядовой советский человек потреблял в среднем 3,9 литра алкоголя в год, то в 1970-м эта цифра выросла до 6,7 литра. Реальная картина была, безусловно, более удручающей, поскольку статистика не учитывала спиртосодержащие жидкости вроде лосьона, одеколона, политуры, которые некоторые сильно пьющие граждане употребляли постоянно или время от времени.

Новый этап борьбы с пьянством значительно усиливал ответственность за распитие спиртных напитков и появление в нетрезвом виде в общественных местах, за вовлечение в пьянство несовершеннолетних, за нарушение правил торговли спиртными напитками. Сократили количество магазинов, торгующих крепким алкоголем, запретили продажу водки вблизи заводов, строек, школ и вокзалов. Чётко установили режим работы специализированных винных магазинов — с 11 утра до 7 вечера. Кстати, отнюдь не лишённые чувства юмора пьющие советские люди связали новые запреты на водку с вождём мирового пролетариата Владимиром Ильичём Лениным. Вернее, с его изображением, которое присутствовало на металлических монетах в 1 рубль, выпущенных большим тиражом к 50-летию советской власти. Получалось так, что если приложить такую монету к циферблату наручных часов, то вздёрнутая вверх рука вождя будет точно указывать на 11 часов. Можно было отправляться в винный магазин за бутылкой.

«Если водка станет пять»

Помимо прочего, постановлением от 16.05.1972 предлагалось сократить производство крепкого алкоголя, заменив его виноградными винами, пивом и безалкогольными напитками. Было прекращено производство водки крепостью 50 и 56 градусов, а на обычную 40-градусную повысили цену.

В конце 1960-х «народными» считались два сорта водки: «Московская» за 2 руб. 87 коп. и «Столичная», за которую нужно было выложить на 20 копеек больше. В 1970-е популярную «Московскую» заменил новый сорт под незатейливым названием «Водка». Эта «просто водка» стоила уже 3 руб. 62 коп. Среди постоянных потребителей её прозвали «Коленвал», поскольку на этикетке буквы «О» и «К» располагались ниже остальных, и надпись «ВОДКА» напоминала подобие коленчатого вала. Тихо исчезнувшую из ассортимента «Столичную» заменила водка «Экстра», стоившая уже 4 руб.12 коп. Вскоре её сменила водка «Русская» за 4 руб. 42 коп.

Через несколько лет сбылось народное предвидение: «Если водка станет пять, всё равно мы будем брать». Водка «Русская», оставшаяся единственной «общенародной», поднялась в цене до 5 руб. 30 коп. А уже при генсеке Андропове появился новый сорт водки без названия — её тут же окрестили андроповкой и даже придумали расшифровку по буквам — Вот Он Добрый Какой Андропов«, так как стоила она на 60 копеек дешевле «Русской».

Хитрый градус

Что касается намеченного антиалкогольными директивами 1972 года всенародного перехода на сухие виноградные вина, пиво и безалкогольные напитки, то его не случилось. Натуральные виноградные вина в СССР никогда особой популярностью не пользовались, да и ассортимент их был не столь уж широк. Из так называемых сухих натуральных вин к нам нескончаемым потоком потекло пойло под названием «Алжирское». Встреча с этим напитком оставляла у неосторожного дегустатора неизгладимо мерзкие впечатления и тревожные вопросы о его происхождении.

Ударить пивом по водке тоже не получилось. Любителей пива в стране было предостаточно, но и от водки они не собирались отказываться, при этом часто дополняя один напиток другим. А пива больше выпускать не стали, во всяком случае, в продаже его становилось всё меньше и меньше. Куда-то исчезло «Московское», «Рижское», другие сорта. Осталось одно «Жигулёвское», на которое даже не посчитали нужным клеить этикетку — в магазин шли не за каким-то определённым сортом пива, а за пивом вообще. Было множество пивных ларьков, где пенный напиток продавали на розлив — по 22 коп. за большую кружку. Существовали и более престижные пивбары, где пиво стоило куда дороже, но обстановка там была поприличней.

Попытка умерить всенародную тягу к спиртному с помощью минеральной воды и безалкогольных напитков и вовсе выглядела смешной. А вот замену пробитой антиалкогольным указом бреши в крепком ряду спиртных напитков нашли быстро. Достаточно было на несколько градусов понизить их крепость. Так взамен настоек крепостью 30 градусов и выше, которые разрешалось покупать только с 11 утра до 7 вечера, появились 27-градусные настойки «Стрелецкая», «Имбирная» и им подобные, мерзкий вкус которых, должно быть, помнят дожившие до настоящего времени потребители.

ЛТП в помощь

Увеличилось и количество медвытрезвителей. К лету 1974 года их открыли более полутора тысяч. Главной задачей медвытрезвителей, которые были подразделениями органов внутренних дел, считалось «содержание лиц, находящихся в состоянии средней степени алкогольного опьянения, вплоть до их вытрезвления». Но у сотрудников вытрезвителей, как и у работников других советских организаций, был план, который необходимо выполнить, а ещё лучше — перевыполнить. Поэтому нередко в вытрезвитель попадали не только те, кто шатающейся походкой брёл по улице или от кого попахивало спиртным, но и люди вполне трезвые. Ведь факт опьянения и его степень устанавливали сами сотрудники милиции.

1 августа 1974 года МВД СССР отчиталось о ходе выполнения постановления об усилении борьбы с пьянством и алкоголизмом. К этому времени сеть лечебно-трудовых профилакториев (ЛТП) расширили с 87 до 118. В ЛТП отправляли на срок от полугода до двух лет, а попадали туда те, кто «злостно уклонялся от лечения и продолжал вести асоциальный образ жизни, нарушая общественный порядок». Самое интересное, что ЛТП не являлись лечебными учреждениями, а вместе с тюрьмами, колониями и следственными изоляторами находились в ведении МВД. Пациенты ЛТП жили в общежитиях, лечили их нехитрыми, но ударными медицинскими препаратами, вроде антабуса, а также трудотерапией. Алкоголиков направляли на сельскохозяйственные работы, на заводы и фабрики, где они выполняли самую неквалифицированную работу. Только на одном автозаводе им. Лихачёва (ЗИЛ) в Москве трудились около 700 «алкозаключённых». Из зарплаты (и без того небольшой) у них вычитали деньги за содержание, питание и лечение в ЛТП. Побег из ЛТП наказывался лишением свободы сроком до одного года.

Тем не менее, вопреки всем стараниям партии и правительства, уровень потребления водки на душу населения, достигший в СССР в 1972 году 9,1 литра, составил в 1973 году 10,1 литра.

Оцените материал
Оставить комментарий (1)

Топ 5 читаемых



Самое интересное в регионах