9001

Рейд Радуева. Как федеральные силы проиграли террористам

Сюжет Всемирная история с Андреем Сидорчиком
Бльница в Кизляре, захваченная группой чеченских боевиков во главе с Салманом Радуевым, 1996 г.
Бльница в Кизляре, захваченная группой чеченских боевиков во главе с Салманом Радуевым, 1996 г. / Юрий Тутов / РИА Новости

Первая чеченская кампания была какой-то жуткой фантасмагорией: конфликт, возникший из-за полного попустительства российских властей генералу Джохару Дудаеву, захватившему власть в Грозном, не раз останавливался в тот момент, когда федеральные силы начинали громить боевиков.

Комсомолец в новой эпохе

Приказы об остановке боевых действий армии отдавали московские политики, погрязшие в интригах друг против друга.

В июне 1995 года банда Шамиля Басаева захватила Буденновск, заставив федеральное правительство вести с собой переговоры под угрозой расправы над заложниками.

Басаев ушел из Буденновска как победитель, и нетрудно было догадаться, что новые подобные акции не заставят себя долго ждать.

В январе 1996 года банда под руководством Салмана Радуева, Хункар-Паши Исрапилова и Турпал-Али Атгериева совершила нападение на дагестанский город Кизляр.

Этот террористический акт ассоциируется в первую очередь с именем Радуева, который стал «лицом» боевиков.

Салман Радуев в Кизляре.
Салман Радуев в Кизляре. Фото: Commons.wikimedia.org

Уроженец Гудермеса Салман Радуев во второй половине 1980-х начал делать успешную карьеру в республиканском комитете комсомола Чечено-Ингушетии. Инструктор отдела рескома, Радуев отвечал за формирование комсомольских стройотрядов, отправлявшиеся на ударные стройки.

Он очень четко уловил смену эпох, оказавшись в стане бравого советского генерал-майора авиации Джохара Дудаева, захватившего в 1991 году власть в Чечне. В 1992 году Дудаев, оценив преданность Радуева, назначил его главой родного Гудермеса.

Когда в конце 1994 года на территории Чечни начались боевые действия, Салман Радуев, женившийся на дальней родственнице Дудаева, был назначен «командующим Северо-Восточным фронтом Вооружённых сил Ичкерии». После того как боевиков весной 1995 года выбили из Гудермеса, Радуев ушел в горы.

Захваченный роддом

В конце 1995 года бывший полковник Советской Армии Аслан Масхадов, командовавший штабом боевиков, приказал развернуть более активные боевые действия.

Объединенному отряду Атгериева, Исрапилова и Радуева было приказано атаковать расположение частей федеральных сил в дагестанском Кизляре. Целями стали вертолетная база и городок Внутренних войск МВД.

Атака боевиков, начатая утром 9 января 1996 года, потерпела неудачу — силовикам удалось отразить нападение. И тогда террористы начали действовать по «запасному варианту» — были захвачены роддом и городская больница, куда стали сгонять местных жителей, которым предстояло стать заложниками.

Всего боевики согнали в занятые помещения около 3000 человек. Контролировать такую массу людей было физически сложно, не говоря уже о том, чтобы создать им хотя бы минимальные условия для существования.

Если федеральные силы перебрасывались в Кизляр медленно, то журналисты прибыли туда оперативно. Радуев, с удовольствием позируя фоторепортерам, заявил, что требует переговоров с Москвой, в частности с премьер-министром Виктором Черномырдиным. Однако после истории с Басаевым в столице не желали повторять прежних ошибок, и потому Радуеву пришлось довольствоваться переговорами с руководством Дагестана.

«Антитеррористическая гонка на автобусах»

Несмотря на всю браваду, положение боевиков было не таким уж радужным. Из отряда в 250 человек в боях в Кизляре они потеряли 29. Расстреляв на улицах больше двадцати мирных жителей, радуевцы настроили против себя местных, обещавших рассчитаться по обычаям кровной мести.

К тому же боевики понимали, что в это время к городу стягиваются силы федералов и ловушка может захлопнуться.

Расположение федеральных войск в районе села Первомайское, на границе с Чечней, где укрепились боевики. Подготовка к штурму села, 9-18 января 1996 г.
Расположение федеральных войск в районе села Первомайское, на границе с Чечней, где укрепились боевики. Подготовка к штурму села, 9-18 января 1996 г. Фото: РИА Новости/ Юрий Тутов

Руководство Дагестана предложило банде уехать в сторону границы с Чечней, за что террористы должны были освободить большую часть заложников. Остальных Радуев обещал отпустить на чечено-дагестанской границе.

Когда спецназовцы «Альфы» добрались до Кизляра, боевиков там уж не было. Рано утром 10 января колонна, состоящая из десятка автобусов и нескольких «КамАЗов», выдвинулась в сторону Чечни. «Альфа» поспешила вслед за ними. «Первая в истории антитеррористическая гонка на автобусах», — заметил кто-то из бойцов.

Боевики и заложники тем временем добрались до административной границы в районе населенного пункта Первомайское. Здесь на пути следования колонны был нанесен предупредительный огневой удар — террористам дали понять, что просто так и их не выпустят.

Осада Первомайского

Тогда бандиты пошли на Первомайское, разоружив и взяв в плен более 30 бойцов Новосибирского ОМОНа, несших службу на блокпосту.

Поступок омоновцев позднее оценивали по-разному — один говорили, что милиционеры стремились сохранить жизни заложников, другие утверждали, что ОМОН просто струсил.

Как бы то ни было, террористы заняли Первомайское и немедленно заставили пленных рыть окопы, готовясь к обороне.

Первая освобожденная группа заложников, 9-18 января 1996 г.
Первая освобожденная группа заложников, 9-18 января 1996 г. Фото: РИА Новости/ Юрий Тутов

Становилось ясно, что никаких уроков из событий в Буденновске извлечено не было. Общее руководство отсутствовало как таковое, не было даже понимания, что за операция проводится. Армейское командование настаивало, что речь идет об спецоперации. Командиры спецназа возражали: после того как боевикам дали занять село и закрепиться в нем, речь уже можно вести только об армейской операции со всей ее спецификой — необходимостью артиллерийской поддержки, обеспечением бронетехникой, сосредоточением сил, превосходящих те, что засели в Первомайском, как минимум в три-четыре раза.

У села собрали около 2000 человек — помимо «Альфы», отряды Внутренних войск «Витязь» и «Русь», СОБРы МВД, дагестанский ОМОН, батальоны 7-й дивизии ВДВ и 136-й мотострелковой бригады, спецподразделения ГРУ и Службы безопасности президента. К Первомайскому стянули 32 орудия и миномета, 16 огнеметов, 3 установки «Град», 54 БМП, 22 БТР, 4 БРДМ, несколько танков и боевых вертолетов.

«38 снайперов»

Но все эти силы распределили крайне неравномерно. Самое опасное направление — граница с Чечней — была практически голой. Не было и понимания, как необходимо действовать. Армейские генералы собирались использовать «Альфу» в качестве полевой пехоты. Командиры спецназа на повышенных тонах объясняли, что такие идеи приведут только к потерям и провалу операции.

Да что там планы — в первые дни нахождения под Первомайским «Альфу» оставили в чистом поле без палаток и продовольствия. Спецназовцам предлагалось самим о себе позаботиться.

В это время по ТВ официальные лица бодро сообщали — террористы вот-вот сдадутся, деваться им некуда.

Позора добавил президент Ельцин, который 13 января заявил в интервью нечто несусветное: «Операция очень и очень тщательно подготовлена; скажем, если 38 снайперов, то каждому снайперу определена цель, и он всё время видит эту цель. Она — цель — перемещается, и он глазами, так сказать, перемещается, постоянно, постоянно, вот таким образом. Ну, и по всем другим делам — как задымить улицы, как дать возможность заложникам убежать. Когда заложники разбегаются, их трудно убивать».

«38 снайперов Ельцина» вошли в историю как яркий пример того, до чего докатилась страна.

Неудачный штурм

14 января бандиты, от которых ждали капитуляции, расстреляли в Первомайском двух старейшин и шесть ранее захваченных милиционеров. После этого был дан приказ о начале штурма в 9 утра 15 января.

Предполагалось, что операции будет предшествовать артподготовка. Однако руководство испугалось истерики в СМИ в стиле «Военные убивают заложников из пушек». В результате обстрел велся, но серьезного ущерба террористам не нанес.

План был таков — девять штурмовых групп, состоящих из спецотрядов МВД и 22-й отдельной бригады специального назначения ГРУ, занимают поселок, после чего «Альфа» работает по конкретным зданиям, где засели бандиты.

Но все пошло не так. Наступающие попали под яростный огонь террористов. Лишь к часу дня подразделению «Витязь» удалось занять юго-восточную часть Первомайского. Остальные не могли продвинуться вперед. К наступлению сумерек все части получили приказ вернуться на исходные позиции.

Не имела успеха и попытка штурма 16 января. Больше того, в этот день в Турции был захвачен паром «Аврасия» с российскими пассажирами на борту. Требованиями террористов были снятие блокады села Первомайское и вывод федеральных войск с Северного Кавказа. Захватчики сдались турецким властям два дня спустя.

Кроме того, группа террористов с территории Чечни попыталась пробить «коридор» к блокированным радуевцам, и эту атаку удалось отбить с большим трудом. Возникал вопрос — а кто тут вообще диктует условия?

Подвиг полковника Стыцины

К 18 января все-таки был подготовлен новый артиллерийский удар по позициям боевиков, на сей раз такой, который нужно было наносить с самого начала. Подразделениям наконец выдали грамотно поделенные зоны ответственности. Общий план новой атаки заключался в вытеснении банды из Первомайского, после чего с террористами собирались покончить в чистом поле.

Радуев, однако, тоже осознавал, что время вышло. И пошел на прорыв всеми силами. Раненых террористов привязывали к носилкам, которые заставили нести заложников.

Наиболее опасным с точки зрения порыва был небольшой мост через Терек, и именно через него двинулись боевики. А прикрывала направление лишь маленькая группа бойцов 22-й отдельной бригады специального назначения ГРУ во главе с начальником разведки 58-й армии Александром Стыциной.

Террористы рвались вперед, не считаясь с потерями. Уже после боя выяснится, что спецназовцы уничтожили около семи десятков боевиков. Однако сдержать всех они были не в силах, а помощь не пришла.

Раненый полковник Стыцина приказал подчиненным отходить, а сам с пулеметом остался прикрывать отход. Он стал одним из пяти спецназовцев, погибших в бою с прорывавшимся отрядом Радуева. Посмертно Александру Михайловичу Стыцине было присвоено звание Героя Российской Федерации.

Возмездие

Общие потери военнослужащих, сотрудников МВД и мирных жителей во время рейда Радуева составили 78 человек убитыми, еще несколько сотен получили ранения.

Бандиты потеряли убитыми в общей сложности 153 человека, еще 30 попали в плен.

Но все равно это был провал — главарь ушел и увел с собой заложников. Государственная Дума амнистировала выживших террористов, после чего их обменяли на остававшихся в плену милиционеров.

Радуев стал очередным «ичкерийским героем», хотя Шамиль Басаев его «подвигов» не признавал, называя «истеричной женщиной».

Впереди был еще позорный Хасавюрт, несколько лет террористической вольницы, поход Басаева на Дагестан, после которого началась вторая чеченская кампания.

Федералы ничего не забыли и многому научились. Салмана Радуева арестовали в марте 2000 года. На допросах в «Лефортово» это щупленький человек выглядел совершенно не героически. 25 декабря 2001 года Верховный суд Дагестана признал Радуева виновным в терроризме, похищении людей и захвате заложников, убийствах с особой жестокостью, организации незаконного вооруженного формирования, бандитизме. Он был приговорен к пожизненному заключению. В декабре 2002 года Радуев скончался в тюремной больнице.

Оставить комментарий (1)

Топ 5 читаемых



Самое интересное в регионах