aif.ru counter
22327

Принуждение к грамотности. Почему обучение стало условием выживания СССР?

Еженедельник "Аргументы и Факты" № 30. Кому лесные законы не писаны 22/07/2020
Бывшие беспризорники обучаются грамоте. Москва, 1920-е гг.
Бывшие беспризорники обучаются грамоте. Москва, 1920-е гг. © / РИА Новости

90 лет назад, 25 июля 1930 г., Политбюро ЦК ВКП(б) утвердило постановление, которое быстро — и хочется верить, что навсегда, — преобразило жизнь и облик нашей страны. Называлось оно так: «О всеобщем обязательном начальном обучении».

Силу закона этот документ приобрёл меньше чем через месяц — 14 августа 1930 г., когда ЦИК СССР опубликовал постановление № 43 с аналогичным названием. Скорость впечатляющая. Но ещё больше впечатляет правильность реакции, смелость и напор государственного аппарата.

Тормоза невежества

Тогда страна вторично столкнулась с серьёзной проблемой — забуксовало ускорение темпов индустриализации. В первый раз это произошло на рубеже XIX–XX вв., когда промышленный рост сначала почему-то споткнулся, а потом и вовсе сменился замедлением. Кое-кто объясняет это происками внешних и внутренних врагов «России, которую мы потеряли». На самом деле всё было гораздо проще. Ускорение индустриализации невозможно без прироста грамотного населения. А в Российской империи ресурс грамотных людей исчерпался довольно быстро — по результатам переписи 1897 г., уровень грамотности горожан составлял 45%, а жителей сельской местности — 17%.

Хуже того, этот ресурс никак не получалось восполнить. Иногда можно встретить утверждение, что ещё в 1908 г. был принят закон о всеобщем бесплатном начальном образовании, и если бы не революция и «злые большевики», то всё бы у нас было прекрасно. Это ложь на грани фальсификации истории. Законопроект министра народного просвещения Петра Кауфмана о всеобщем начальном образовании действительно рассматривался в соответствующей комиссии Государственной думы в январе 1908 г. Но в том же январе «слишком умный» министр поплатился за инициативу своей должностью. Дума мусолила законопроект долгих 4 года. И наконец отправила на утверждение в Государственный совет. Госсовет законопроект отклонил. Чем поставил на проекте «Индустриализация Николая II» большой жирный крест.

Перешагнуть грабли

Рубеж 1920–1930-х гг. любезно подложил на пути уже советского индустриального проекта те же самые грабли. Собственно, Постановление Политбюро ЦК ВКП(б) и начинается с констатации печального факта: «Подготовка и проведение всеобщего начального обучения шли до сих пор неудовлетворительным темпом. Советские органы, а также профессиональные и общественные организации уделяли этому делу совершенно недостаточное внимание».

Времена, когда было можно годами благодушествовать, обсуждая плюсы и минусы проекта, ушли в прошлое. Ситуация была близка к критической. Советское руководство отличалось прагматизмом и трезвостью оценки — Иосиф Сталин в 1931 г. прямо заявил: «Мы отстали от передовых стран на 50–100 лет. Мы обязаны пробежать это расстояние в 10 лет. Либо мы сделаем это, либо нас сомнут». Всеобщее обучение признали условием выживания страны.

Именно поэтому решением руководства СССР обучение становится не просто всеобщим, но ещё и обязательным.

А чтобы никто не вздумал отлынивать, на полную мощность включили механизм ответственности. Делай раз: «Обязанность посылать в школу детей, для которых введено обязательное обучение, возлагается на их родителей». Делай два: «За неисполнение этой обязанности устанавливается ответственность в порядке законодательства союзных республик». Делай три: «Всеобщее начальное обучение является важнейшей политической задачей ближайшего времени». Словом, если ты рискнёшь хоть как-то вякнуть, а уж тем паче сделать что-то против нового закона, то загремишь по политической статье. А это срок в разы больший, чем за воровство или поножовщину.

База подъёма страны

Это был, что называется, «кнут». «Пряники» же полагалось обеспечить непосредственным исполнителям. Главным среди них был новый нарком просвещения РСФСР Андрей Бубнов, вступивший на этот пост в 1929 г. Ему удалось сделать школу по-настоящему привлекательной. Человек слабо представляет себе все плюсы от образования — они неочевидны, их осознание приходит потом. А вот школьное бытие видно всем и сразу. И Бубнов разворачивает то, что сейчас бы назвали волонтёрской кампанией, а тогда — «привлечением населения к культурно-просветительской деятельности». Был объявлен всеобщий культпоход, в котором к 1932 г. принимало участие уже 3 млн культармейцев — в основном комсомольцев. Они организовывали для школьников горячие завтраки, подвоз детей в школу, шили им одежду, проводили среди родителей и населения разъяснительную работу о необходимости всеобщего обучения... В общем, и словом, и делом показывали, что учиться — это не только модно, но и выгодно. Причём выгода будет не когда-нибудь потом, а прямо сейчас. О том, насколько такие методы были эффективны, говорит любопытный факт. В самом начале кампании иные родители сопротивлялись: «Не пускайте детей в школу, там, кроме хулиганства, они ничему не научатся. Если все будем грамотные и учёные, работать будет некому». Спустя пару лет сопротивление сменилось на обречённость: «Забрали наших ребят в школу... Там их кормят, одевают, а потом и вовсе у нас отнимут».

Вот это «кормят и одевают» сразу же вызывает вопрос — за чей счёт банкет? Кто оплачивать будет? То что суммы набегут немаленькие, было ясно ещё в процессе подготовки. За пять лет до постановления Сталин говорил о предстоящей реформе: «Проведение её будет величайшей победой не только на культурном, но и на политическом и хозяйственном фронтах. Она должна послужить базой для величайшего подъёма страны. Но она будет стоить сотен миллионов рублей».

Лучшее в мире

В основном финансирование шло за счёт государства. И траты были невероятными — на нужды народного просвещения уходило до 13% бюджета (сейчас — около 4%). Но даже таких гигантских вливаний было мало. Требовалось практически на пустом месте создать всё, а потом и всё остальное тоже.

И тогда был включён последний ресурс. Возможно, он кому-то покажется не вполне этичным, но в эффективности ему отказать нельзя. Да-да, то самое знаменитое: «Взять всё — и поделить!» С одной поправкой. Никакого «поделить». Отдать школе. Отдать детям.

«Чтобы обеспечить всеобщее обучение необходимыми школьными помещениями, издать постановления об использовании под школы всеобщего обучения бывших помещичьих усадеб, конфискованных кулацких домов и т. п.»

Этот момент весьма удачно совпал с коллективизацией и раскулачиванием. Скажем, в Черноземье в домах, отнятых у кулаков, разместилось примерно 30% сельских школ. Жёстко, да. Но выстроить треть школ с нуля за пару лет — утопия. А так вроде всё успевали.

Ради конечного результата советское руководство покусилось даже на собственные святыни. Статус, зарплата и привилегии рабочего были подняты на небывалую высоту. Опередить их в этом могли только высокопоставленные военные и учёные. Но с момента раскручивания реформы — ещё и учителя. Вот фрагмент постановления 1932 г.: «Совнаркому СССР предусмотреть при всех вновь строящихся и расширяющихся предприятиях постройку специальных жилых домов под квартиры учителей. Обеспечить выдачу учителям путёвок в дома отдыха и санатории наравне с рабочими. Считать необходимым производить приём детей учительства в техникумы и вузы наравне с рабочими».

Советская система обучения заслуженно признаётся одной из самых лучших в мире. Нашими современными успехами мы обязаны именно ей. И началось это 90 лет назад — жёстким, местами жестоким, но очень нужным решением политического руководства.

Оставить комментарий (2)

Топ 5 читаемых



Самое интересное в регионах
Новости Москвы