223540

При Сталине такое было. Самая уникальная афера времен СССР

Сюжет Всемирная история с Андреем Сидорчиком
Фото: Израиль Озерский / РИА Новости

Нередко при обсуждении современного беззакония от старшего поколения приходится слышать: «Сталина на них нет!» Под этим подразумевается, что во времена вождя пренебрежение законами, мздоимство и прочие вещи подобного рода карались быстро и жестко.

Награда для героя

Однако и в самые суровые сталинские времена находились проходимцы, годами морочившие голову государству и клавшие в свой карман прямо-таки астрономические суммы.

Из представления к награде: «Во время летней наступательной операции 1944 года тов. Павленко со своими строительными командами проводили работы в непосредственной близости под огнем противника, выполняя работы в срок, тем самым давая возможность частям авиации вести боевую работу в хороших жилищных условиях.

Во время ликвидации окруженной немецкой группировки в районе Минска тов. Павленко со своими подразделениями участвовал в обороне Березинской переправы и в боях у м. Березино, южнее Минска и Свислочи».

Военные строители — незаметные герои Великой Отечественной. Историки пишут о тех, кто дрался на передовой, кто поднимался в небо, о тех, кто сражался во вражеском тылу. Но были десятки тысяч тех, кто строил укрепления, возводил временные жилища для военных, строил аэродромы и т. д. Поэтому у вышестоящего командования не было никаких сомнений в том, что майор Николай Максимович Павленко, начальник Участка восстановительных работ-2, вполне заслуживает ордена Красной Звезды.

Николай Павленко.
Николай Павленко. Фото: Public Domain

Никому и в голову не могло прийти, что под личиной майора-труженика скрывается, возможно, самый отчаянный аферист в истории Страны Советов.

Прирожденный строитель

Родился Коля Павленко на Украине. В документе о награждении орденом Красной Звезды годом рождения указан 1908-й, но полной уверенности в этом нет. Отцом его, согласно самой правдоподобной версии, был зажиточный мельник, но Николай из дома сбежал примерно в 1928 году. Дальше он путешествовал по стране, на какое-то время осел в Белоруссии, где даже поступил в политехнический институт. Но вскоре у руководства вуза возникли сомнения насчет его биографии, и он предпочел забрать документы.

Павленко душой прикипел к профессии строителя и по этой линии впервые был задержан сотрудниками милиции. Произошло это в 1935 году в Ефремове Тульской области. Его подозревали в краже, но масштаб похищенного был невелик, к тому же Николай охотно шел на сотрудничество, обещал указать на «врагов народа» в строительной конторе, и вскоре его отпустили.

Мало того, Павленко сумел устроиться в организацию «Военспецстрой», где и проработал до самой войны.

Надо сразу сказать, что строительное дело он действительно знал хорошо и был неплохим организатором. Но с началом Великой Отечественной на рожон лезть Павленко не хотелось. Тем не менее он оказался на фронте и вместе с частями Красной армии отступал на восток.

В начале была печать

Из протокола допроса Павленко: «27 июня 1941 года я был назначен на должность помощника инженера 2-го стрелкового корпуса и отступал вместе с корпусом до самой Вязьмы. А потом был откомандирован в отдел аэродромного строительства ВВС Западного фронта».

В действительности Павленко решил найти себе место поспокойнее и потеплее и попросту дезертировал. Но быть бесправным беглецом он не собирался. Подделав командировочные документы, Павленко обрел возможность передвижения, но долго так продолжаться не могло. Ему нужен был новый план.

В Калинине он встретил знакомых, с которыми работал еще до войны. Сели выпить за встречу, и тут один из собутыльников заявил, что может легко вырезать любую печать так, что ее не отличишь от настоящей. Ему не поверили, и тогда он действительно из каблука вырезал гербовую печать. 

И тут Павленко понял, что при помощи подобной печати и своей изобретательности он может свернуть горы. Так появилась организация «Участок военно-строительных работ № 5 Калининского фронта» (УВСР-5). Первоначально в ней состояли только Павленко и несколько его приятелей. Но он обратился в военную комендатуру и комиссариат Калинина с просьбой отправлять в его распоряжение военнослужащих, которые после ранения или болезни признаны негодными к дальнейшей строевой службе.

На хорошем счету

Калинин был прифронтовым городом, и у военного комиссара голова кругом шла от перемещений тех или иных частей. Так что никаких сомнений в существовании УВСР-5 у него не возникло. К тому же капитан Павленко, как он представлялся, очень быстро наладил связи с нужными людьми, благодаря чему стал получать пайки и прочее имущество.

В УВСР-5 действительно стали прибывать бойцы из госпиталей, а сам Павленко привлекал в свою часть уголовников и дезертиров, на которых натыкался в Калинине. Те были несказанно рады возможности легализоваться и заработать.

Получив в свое распоряжение людей, начальник УВСР-5 стал получать подряды на выполнение дорожных и строительных работ. В Калининской областной конторе Госбанка был открыт счет «управления», на который поступали деньги за выполненные работы.

Разумеется, если бы никакого строительства не проводилось, вся афера была бы раскрыта за считаные недели. Но, как уже говорилось, Павленко знал толк в строительстве, и работы действительно выполнялись качественно. Бойцы получали хорошее питание, офицеры — зарплату, самозваный начальник и его ближайшие приближенные, посвященные в суть происходящего, делили прибыль, получаемую в результате махинаций со стоимостью работ, продажей материалов налево и т. д.

30 вагонов «трофеев»

Когда Калининский фронт был расформирован, часть Павленко включили в состав 12-го района авиационного базирования. Чуть меняя названия, в составе 4-й воздушной армии, подразделение афериста двинулось на Запад. Он отдавал себе отчет: если хотя бы один объект окажется некачественным, вся его структура рухнет. И потому Павленко следил за работой подчиненных весьма строго. А когда от командования авиаполков приходят лишь благодарности, кто там будет проверять смету?

Более сотни стволов боевого оружия, строительная техника, машины — Павленко, наступая с Красной армией, обрастал имуществом. Но самые «сладкие» для него времена пришли, когда они пересекли государственную границу. Начальник «управления» ориентировал подчиненных на «сбор трофейного имущества». По сути же, занимались они откровенным мародерством.

Периодически уголовники Павленко расходились настолько, что слухи об их бесчинствах доходили до вышестоящего командования. И тогда аферист устроил показательный расстрел троих зарвавшихся подчиненных. Помогло: проверять его «управление» так и не стали.

Когда война закончилась, в распоряжении Павленко оказалась сумма в размере 3 миллионов рублей, а также буквально горы имущества: 80 лошадей, 50 голов крупного рогатого скота, свиньи, точное число которых неизвестно, 20 грузовых и легковых машин, 20 тракторов, электромоторы, автотракторные прицепы, тонны муки, сахара, крупы и прочее.

Для вывоза всего этого богатства на родину Павленко добился выделения его организации 30 железнодорожных вагонов.

«Трон» пяти республик

По пути домой все, что можно было продать, продали. Павленко все время налаживал связи с чиновниками на местах, которые за мзду помогали проворачивать различные схемы. За годы войны он вручил своим подчиненным около 230 орденов и медалей. Потом в ходе следствия будет установлено, что большинство строителей даже не подозревали, что все это время служили в липовой структуре афериста.

Николай Максимович Павленко превратился в уважаемого человека, героя-орденоносца, которому никто и не думал задавать вопросов о происхождении имущества. Жил полковник на широкую ногу, купил автомобиль «Победа» — в общем, вел образ жизни простого советского миллионера. Денег у него было столько, что давно можно было остановиться. Но Павленко настолько втянулся в процесс, что скоро вновь запустил механизм аферы.

Большинство его подчиненных к тому времени, как и положено, демобилизовались, — речь о тех, кто ничего о махинациях не знал. Приближенных же Павленко собрал во Львове, где появилось новое Управление военного строительства-1 (УВС-1).

Оказалось, что такое возможно не только в военное, но и в мирное время. Более того, работали Павленко и его подручные с куда большим размахом. Деятельность «управления» велась одновременно на территории пяти (!!!) союзных республик: РСФСР, Украинской ССР, Белорусской ССР, Молдавской ССР и Литовской ССР.

Жалоба товарищу Ворошилову

Рухнуло же все, в общем-то, из-за мелочи. Как это часто бывает. В стране распространяли облигации госзайма, и УВС-1 тоже включилось в процесс. То ли для придания большего правдоподобия «управлению», то ли ради дополнительной прибыли. В одной из подрядных организаций, работавших с УВС-1, собрали деньги, но облигаций выдали меньше, чем могли. А один из обиженных рабочих, недолго думая, написал жалобу на имя самого Клима Ворошилова.

Неизвестно, дошло ли письмо до самого «первого маршала» или же до кого-то из его помощников, только прокуратура получила распоряжение выяснить, что за непорядочные руководители обижают честного советского труженика. Когда стали разбираться, то просто отказывались верить: на территории СССР существует воинская часть со всеми атрибутами, оружием, боевым знаменем, которая в действительности является конторой махинаторов.

14 ноября 1952 года начались аресты, проводившиеся сразу в пяти республиках, где Павленко вел свою деятельность. Всего было задержано около 300 человек. В УВР-1 было изъято 3 ручных пулемета, 8 автоматов, 25 винтовок и карабинов, 18 пистолетов, 5 гранат, свыше 3 тысяч боевых патронов, 62 грузовые и 6 легковых автомашин, 4 трактора, 3 экскаватора и бульдозер, а также огромное количество удостоверений, бланков и прочей документации.

Высшая мера признания

Было установлено, что с 1948 по 1952 год контора Павленко заключила 64 договора на общую сумму 38 717 600 рублей. Следователи привлекали экспертов, которые подтверждали, что строительные работы выполнялись качественно. Все «сэкономленное» оседало в карманах афериста, повысившего себя до звания полковника, его подельников, а также помогавших Павленко ответственных товарищей. Говорят, при обыске у него в квартире нашли генеральские погоны. Судя по всему, он готовился выходить на новый уровень.

Павленко и еще 16 человек были обвинены в подрыве государственной промышленности путём соответствующего использования государственных предприятий, участии в контрреволюционной организации, вредительстве и антисоветской агитации. Последнее обвинение в ходе процесса, длившегося пять месяцев, сняли.

4 апреля 1955 года трибунал Московского военного округа огласил приговор. 16 подельников Павленко получили сроки от 5 до 20 лет лишения свободы, а самого его приговорили к расстрелу. Ничего иного ожидать и не приходилось. Уж слишком велик был размах деятельности.

Оставить комментарий (10)
Загрузка...

Топ 5 читаемых



Самое интересное в регионах