aif.ru counter
9498

Порт-Артур — в начале бесславных дел. Как проиграть войну заранее

Сюжет Дальний Восток. Жить и работать
Порт-Артур. Вход в гавань и вид на Большой рейд. Фотография из журнала «Нива», 1904 год.
Порт-Артур. Вход в гавань и вид на Большой рейд. Фотография из журнала «Нива», 1904 год. © / Commons.wikimedia.org

9 февраля 1904 года примерно в половине первого ночи были торпедированы русский крейсер «Паллада» и броненосцы «Ретвизан» с «Цесаревичем», стоявшие на внешнем рейде крепости Порт-Артур. Это были первые выстрелы несчастливой для нас Русско-японской войны 1904-1905 гг.

Впрочем, тот бой трудно назвать совсем уж несчастливым. В нём были заняты главные военно-морские силы сторон, он начался ночью, продолжился днём и закончился, в общем-то, ничем. Многие корабли получили повреждения, но потоплено не было ни одного. Словом, ничья. Если очень уж хочется, можно сказать, что русский флот побеждён не был. Утешение, впрочем, весьма слабое, поскольку бой у Порт-Артура оказался в той войне единственным столкновением с участием главных сил, в котором русские не потерпели поражения.

Русское проникновение к Жёлтому морю начиналось, в общем-то, за здравие. Выглядело всё предельно просто и жёстко, почти как в подворотне в Бирюлёве. Вот Япония в 1894-1895 гг. воюет с Китаем. Честно добивается победы. Требует и получает Тайвань, острова Пэнху и Ляодунский полуостров.

Но тут являются «большие дяди» в лице Франции, Германии и России. И «всё, всё, что нажито непосильным трудом», забирают у Японии назад. Впрочем, не всё, конечно. Главным выгодоприобретателем стала Россия, которая обосновалась на том самом Ляодунском полуострове всерьёз и надолго. Предполагалось, что как минимум на четверть века. Поселение Люйшунькоу, то есть «бухта спокойного путешествия», превратилось в город Порт-Артур, который должен был стать второй — наряду с Владивостоком — крупной базой России в Тихом океане. По сути, Россия вырывалась на оперативный простор и всерьёз заявляла о своей гегемонии в западной части Тихого океана.

Япония, у которой были свои планы на этот регион, восприняла такие действия как прямое посягательство на своё развитие и даже прямой грабёж.

Ни одна из сторон — ни Россия, ни Япония — не сомневалась, что вся эта свистопляска вокруг Ляодунского полуострова — всего лишь пролог к событиям по-настоящему большим и грозным. Войны не просто ждали. К ней готовились, её прямо-таки жаждали. Началась гонка, по результатам которой заранее можно было бы предсказать, кто всё-таки выйдет победителем в грядущем столкновении.

Чисто формально на старт стороны вышли примерно в одно время. В 1895-1896 гг. и в Японии, и в России были приняты десятилетние военные программы по усилению военно-морских сил в регионе. Разница была лишь в целях войны. Россию, в принципе, устраивала ничья и сохранение статус-кво. Японию такой расклад не устраивал категорически. Ей нужна была полная победа.

Собственно, стиль будущей войны определялся уже одним этим фактом. Результат же можно было предвидеть по тому, как именно программы «наращивания мускулов» претворялись в жизнь.

В Японии это дело получило красивое название «Гасин-сётан», что переводится как «Лёжа на хворосте, лизать желчь». Оно восходит к древней и хорошо знакомой на островах Аматэрасу китайской стратагеме о князе государства Юэ Гоу Цзяне, который потерпел поражение в борьбе с княжеством У. Но он не пал духом и, смиряя себя, спал на хворосте и каждый день лизал повешенный у двери желчный пузырь, чтобы эта горечь не давала забыть о позоре и отложить месть. Словом, Япония, ещё не будучи в состоянии войны, уже исповедовала знакомый нам принцип: «Всё для фронта, всё для победы!»

По сути, она уже тогда вырвалась вперёд. И весьма ощутимо. Это было заметно даже невооружённым глазом. Так, в 1897 г. авторитетный американский журнал The North American Review обратил внимание на то, что Япония заняла второе место в мире после Англии по строительству современных военных кораблей, в том числе крупных. Три года спустя французский журнал Correspondant, который подписывали и читали в том числе и русские, сообщал, что к 1904 г. военно-морская программа Японии будет в целом выполнена. И она получит в своё распоряжение самый современный и мощный флот в регионе.

У нас к будущей войне относились вроде бы и ответственно, но всё-таки с прохладцей. Об этом косвенно говорит один любопытный факт: в Николаевской Академии Генерального штаба, где изучение восточных языков традиционно было на высоте, японский язык в программу не входил до самого 1905 года.

Впрочем, можно обойтись безо всяких косвенных признаков. Если японцы свою десятилетнюю программу умудрились уложить в 8 лет, то наши свою «десятилетку», наоборот, растянули до 11 лет. Из соображений элементарной скупости. Министр финансов Витте утверждал, что японцы в силу тяжёлых затруднений свою программу закончат в лучшем случае к 1908 году. А потому не надо надрываться и «выбрасывать деньги на ветер»: Дальний Восток у нас и без того неплохо защищён.

За год до того, как основные новейшие японские корабли вошли в строй, Морское министерство доложило императору Николаю II, что к 1905 г. русскому флоту будет обеспечено полное преобладание над Японией в Тихом океане. Император счёл японскую угрозу ликвидированной. Забыв при этом, что скупой платит дважды.

Оставить комментарий (4)

Также вам может быть интересно

Топ 5 читаемых



Самое интересное в регионах
Новости Москвы