aif.ru counter
2400

Остались без Аляски и Гавайев. Как Россия провалила Тихоокеанскую стратегию

Курильские острова. Остров Шикотан. Мыс Край Света.
Курильские острова. Остров Шикотан. Мыс Край Света. © / Галина Санько / РИА Новости

145 лет назад, 7 мая 1875 года, в Петербурге был подписан договор, подложивший под Российскую империю несколько мощных мин замедленного действия.

Последствия подписания этого договора аукаются нам и до сих пор. Более того, проблемы, созданные тогда одним росчерком пера, вряд ли будут решены в ближайшем обозримом будущем. Согласно Петербургскому договору 1875 года, Россия получала права на владение всей территорией острова Сахалин, взамен отдав Японии все (!) Курильские острова.

Подбирая исторические примеры к условной книге «Как завалить успешный проект», пройти мимо этого сюжета не получится. Именно он и должен стать лучшей тематической иллюстрацией. Россия, обладая в начале XIX столетия колоссальным заделом в Тихоокеанском регионе, в течение ста лет последовательно сдаёт там все свои позиции. И в начале XX столетия оказывается буквально у разбитого корыта, превратившись из почти гегемона, в страну, потерпевшую поражение, ничтожнейшего игрока региона. Самое интересное, что всё это было сделано своими руками и с умным видом.

Итак, экспозиция на первые полтора десятка лет XIX века такова. Стараниями предыдущих поколений первопроходцев и «Коломбов росских» России принадлежат Алеутские острова и Аляска. Стараниями командора Николая Резанова Калифорния прочно входит в сферу российских интересов: спустя шесть лет после его смерти там будет основан Форт Росс. Стараниями командиров кораблей «Юнона» и «Авось» — Николая Хвостова и Гавриила Давыдова — весь Сахалин и все Курильские острова присоединены к России. Японцы в ужасе: русские офицеры примеривались уже и к Хоккайдо, второму по величине острову Японии. Стараниями командира шлюпа «Нева» Юрия Лисянского король Гавайев Каумуалии просится в русское подданство.

Это прямо-таки сказочный стартовый расклад. Значительная часть Тихого океана становится, по сути, внутренним русским морем. Главное теперь — удержать позиции и хотя бы попытаться воспользоваться моментом. Что же было сделано правительством?

В лучшем случае — ничего. Но этих самых «лучших случаев» считай что и не было. Вот как начинается вердикт по Гавайям: «Государь император изволит полагать, что приобретение сих островов и добровольное их поступление в его покровительство не только не может принесть России никакой существенной пользы...»

В 1841 году американцу швейцарского происхождения Иоганну Зуттеру продают Русскую Калифорнию, колонию с центром в Форте Росс. Продают, сославшись на экономическую убыточность. Через семь лет на землях Зуттера начнётся знаменитая Калифорнийская золотая лихорадка.

В 1867 году опять-таки «за ненадобностью» продают и Аляску с Алеутскими островами. Продают по бросовой цене, избавляясь от «ненужного и опасного» актива.

С Японией, правда, велась некая игра. Но весьма странная. С одной стороны, действия Николая Хвостова и Гавриила Давыдова, объявивших Сахалин и Курилы частью Российской империи, были признаны самоуправством. С другой стороны, освоение этих земель вроде как продолжается. С одной стороны — красивые слова императора Николая I, сказанные по поводу того, что Геннадий Невельской объявил в 1850 году остров Сахалин русским: «Где раз поднят российский флаг, там он уже спускаться не должен». С другой стороны — Симодский трактат 1855 года, согласно которому Сахалин находится «в совместном владении России и Японии».

Удивительная непоследовательность. Совершенно непонятно, нужны Сахалин и Курилы Российской империи или она в любой момент может от них отказаться. Ну просто по той причине, что «больше неохота возиться». Кстати, совершенно непонятно также, хочет ли Россия по-прежнему сохранять своё влияние на Японию или этот регион ей больше без интереса.

К последней мысли японцы пришли после Гражданской войны и Революции Мэйдзи. В событиях 1863-1869 годов, когда Япония из закрытой прежде страны превратилась в державу, вставшую на западный путь развития, Россия участия не принимала. Англия, Франция, США, Голландия, Германия — все они в тех событиях засветились. Заставляя Японию выйти из самоизоляции, эти государства не стеснялись применять силу. Бомбардировка Кагосимы или обстрел Симоносеки, взятие Иокогамы, вырванная под дулами пушек компенсация за убийства европейцев — именно так Японию принуждали к новому миру.

А что Россия, ближайший сосед Японии, имеющий с ней общую границу?

Снова ничего. Вообще. Россия даже не потребовала компенсации за убитых в Японии русских подданных, а таковые были в немалом количестве.

Последствия это имело самые плачевные. Вот как отзывается о результате русский моряк, путешественник и публицист Александр Максимов в серии очерков «Наши задачи на Тихом океане»: «Россия не приняла участия в этой грандиозной демонстрации. Из-за этого она потеряла политическое влияние в Японии, так как переворот произошел без нее, что значительно умалило в глазах японцев политическое значение России как великой европейской державы».

Японии стало ясно, что Россия, во-первых, не так сильна, как кажется. А во-вторых, что её интересы на Тихом океане аморфны. И, значит, из русских дипломатов можно вить верёвки. Что и было продемонстрировано в Санкт-Петербурге. Под нажимом японской стороны царское правительство пошло на совершенно немыслимые уступки. За Сахалин, который по факту контролировался Россией, царское правительство отдало русские Курилы, тем самым лишив себя возможности открытого выхода в Тихий океан из Охотского моря.

Прямые последствия этого поступка стали ясны в 1905 году, когда в ходе русско-японской войны весь наш Дальний Восток был блокирован Японией. Отдалённые последствия мы расхлёбываем до сих пор.

Оставить комментарий (0)
Загрузка...

Топ 5 читаемых



Самое интересное в регионах
Новости Москвы