5757

На Евфрат! Как генералу Юденичу за пять дней удалось «вскрыть» Малую Азию

Солдаты держат знамена из крепости Эрзерум после ее взятия 3 (16) февраля 1916 года во время Первой мировой войны.
Солдаты держат знамена из крепости Эрзерум после ее взятия 3 (16) февраля 1916 года во время Первой мировой войны. © / РИА Новости

105 лет назад, в 5 часов утра 16 февраля 1916 года, победоносно закончилась одна крупная операция Первой мировой войны. Военачальник, разработавший эту операцию, получил последнюю полководческую награду в истории Российской империи. Николай Николаевич Юденич был представлен к Ордену святого Георгия II степени.

Если учесть, что Орден святого Георгия I степени в течение той войны не был пожалован ни разу, то выходит, что генерал от инфантерии Юденич удостоился высшей воинской награды. И попал в крайне малочисленный клуб: Георгия II степени до того момента получили лишь трое. По иронии судьбы все они носили одно и то же имя. Итак. Великий князь Николай Николаевич и генерал Николай Иванов награждены в 1915 году за взятие крепости Перемышль. Генерал Николай Рузский — за Галицийскую операцию 1914 года. Замыкает квадригу тёзок Николай Юденич: свою награду он получил за взятие турецкой крепости Эрзерум в 1916 году.

Это был не первый визит русской армии в Эрзерум, который считался ключом к Малой Азии и выводил потенциального завоевателя на оперативный простор: в долину Евфрата. В 1829 году сюда наведался граф Иван Паскевич. А с ним Александр Пушкин, благодаря которому читающая Россия узнала о существовании и важной роли этой крепости: «Путешествие в Арзрум» было опубликовано в первом номере журнала «Современник». Судя по отчётам Солнца русской поэзии, в тот раз каких-то особенно надрывных усилий для занятия города не потребовалось: его фактически сдали.

Капитуляция турецких войск в Эрзуруме. Художник Януарий Суходольский.
«Капитуляция турецких войск в Эрзуруме». Художник Януарий Суходольский

Второй раз город-крепость был занят отрядом генерала Василия Геймана в 1878 году, по окончании очередной русско-турецкой войны. Первый штурм окончился неудачно. Осада шла вяло. Однако по Сан-Стефанскому мирному договору турки должны были оставить город, так что русские снова вошли туда 19 февраля 1878 года не то чтобы совсем без боя, но близко к тому.

Словом, стратегически важная точка мало-помалу превращалась в какой-то проходной двор. Разумеется, это вызвало серьёзные опасения турецких военачальников. Эрзерум, и без того неплохо защищённый естественными преградами, с помощью немецких инженеров к началу Первой мировой войны превратился в фактически неприступный укрепрайон.

В общем, о взятии Эрзерума поначалу никто и не помышлял. Кавказский фронт, хоть и был открыт после того, как Россия объявила Османской империи войну, считался второстепенным. Это чуть было не закончилось катастрофой под Сарыкамышем, когда генерал Александр Мышлаевский, не справившись со своими обязанностями, подвесил на волоске весь фронт, а турецкий военачальник Исмаил Энвер-паша уже строил планы на захват всего Закавказья и намеревался занять Тифлис.

Выправили ситуацию лишь стойкость и полководческие таланты Юденича. Ему удалось не только отстоять Сарыкамыш, но и нанести ряд контрударов, которые привели к фактическому разгрому турецкой армии.

Согласно одному из базовых правил стратегии, имеющий преимущество должен атаковать под угрозой потери этого преимущества. Николай Юденич в стратегии разбирался отменно. А вот его начальство имело на этот счёт другие соображения. Намяли бока туркам по Сарыкамышем? Вот и ладушки. У нас на Западном фронте идёт «настоящая война» с австрияками и германцами. На дворе 1915 год, идёт «Великое отступление» русской армии, весь фронт в прорехах. А на Кавказском направлении затишье. Значит?

Значит, Кавказский фронт становится «естественным донором» Западного фронта. Мало ли что там говорят правила стратегии. Тут немец прёт со всей силы, тут не до каких-то там турок, которых уже не раз били.

Однако Юденич рассуждал по-своему. У него было несколько месяцев передышки. И он потихоньку формировал новые части из казаков и резервистов. Строил узкоколейные железные дороги для переброски войск. Особое внимание уделил связи, расширив сеть полевых телефонов и телеграфных аппаратов. Реквизировал какое-то невероятное количество тяглового скота, в его армию попали даже верблюды. Создал сеть складов с топливом: в горных условиях это было едва ли не важнее, чем запасы снарядов и патронов. На новый уровень вывел метеорологические наблюдения: к концу 1915 года в полосе расположения армии постоянно работало 17 метеорологических станций, анализировавших ситуацию и дававших прогнозы погоды. А для боевых действий в горных условиях это тоже можно приравнять к снарядам. Юденичу удалось также получить 150 грузовиков и 10 самолётов. По масштабам Западного фронта — капля в море. Но именно эта капля, в частности самолёты, впоследствии решила весь исход дела.

Генерал Николай Николаевич Юденич (1862 - 1933 г. г.).
Генерал Николай Николаевич Юденич (1862-1933 гг.). Фото: РИА Новости

Более того, не забыты были даже такие «мелочи», как валенки, стёганые ватные штаны, белые маскхалаты и солнцезащитные очки. Русский солдат на Кавказском фронте был «упакован» отменно, не в пример прочим.

Малейшая утечка информации насчёт тех же маскхалатов грозила провалом всей операции, поскольку раскрывала намерение Юденича атаковать Эрзерумский укрепрайон зимой.

Дело в том, что турки, хоть и восстановившие численность разгромленной армии, были крепко уверены в том, что боевые действия не начнутся раньше тёплого времени года. Ну просто по той причине, что зимой этот район считался непроходимым. Не из-за крепостей, фортов и артиллерии, а сам по себе. Штурмовать перевалы, а потом ещё и Эрзерум? Нет, это безумие!

Точно так же полагали и в русской Ставке. Командующий Кавказским фронтом великий князь Николай Николаевич несколько раз прямо запрещал штурм Эрзерума. Но упрямство его тёзки взяло верх. С одной оговоркой. В случае неудачи операции все шишки должны были повалиться на Юденича.

И он рискнул. Вот тогда-то и проявил себя скромный авиаотряд. Штурм длился уже четыре дня. Условия были тяжелейшие, потери огромные. Так, в штурмующем форт Далангез Бакинском полку из 1400 бойцов в строю осталось лишь 300. Казалось, что все усилия тщетны, Эрзерум действительно неприступен, а Юденичу за свою авантюру придётся поплатиться...

Русские солдаты на привале около боевого орудия после взятия крепости Эрзурум во время первой мировой войны.
Русские солдаты на привале около боевого орудия после взятия крепости Эрзерум во время Первой мировой войны. Фото: РИА Новости

Около полудня 15 февраля в штаб Юденича ворвался поручик авиаотряда Георгий Мейер. Он даже не успел переодеться — был в кожаной куртке и шлеме: «От пережитого волнения его лицо передергивалось нервной судорогой. Его аппарат в морозном воздухе с трудом перелетел через гребень Деве-Бойну, чуть не касаясь его крыльями аэроплана; в аппарате было более 20 ружейных пробоин. Поручик Мейер доложил, что он заметил необычное движение на улицах Эрзерума и некоторое количество повозок, тянувшихся по дороге от Эрзерума на запад. У него сложилось впечатление, что начинается эвакуация тыловых учреждений».

Это была правда. Турки, испуганные напором русских, собирались оставить город. Утром следующего дня Юденич на плечах отступающего противника вошёл в Эрзерум. Это был один из последних триумфов русской армии в Первой мировой. О том, как она кончится, тогда, разумеется, не знали. И потому победу русского оружия отметили широко. В том числе и в медиасфере. Было снято целых два документальных фильма: «Эрзерум взят русскими войсками» и «Штурм и взятие Эрзерума». Главный герой операции — генерал Юденич — и на старой киноплёнке выглядит упрямым и целеустремлённым человеком...

Эрзурум во время Первой мировой войны.
Эрзерум во время Первой мировой войны. Источник: Public Domain

 

Оставить комментарий (0)
Загрузка...

Топ 5 читаемых



Самое интересное в регионах
Новости Москвы