Примерное время чтения: 7 минут
2031

Много горя и слёз. Отношение властей Киева к православию — позорная история

Еженедельник "Аргументы и Факты" № 15. Движение небесных дел. Как России удержать позиции в космосе 12/04/2023
Бойцы Национальной гвардии у входа в Киево-Печерскую лавру.
Бойцы Национальной гвардии у входа в Киево-Печерскую лавру. / Стрингер / РИА Новости

Светские власти Киева пытаются силой выселить монахов Украинской Православной Церкви Московского Патриархата (УПЦ МП). А депутаты Верховной Рады уже подготовили проект обращения к кабинету министров, согласно которому та же судьба должна постигнуть вторую по значимости и почитанию православную обитель УПЦ МП — Свято-Успенскую Почаевскую лавру, что в Тернопольской области. 

Корни позора

Противостояние канонического православия и структур, спешно создаваемых при поддержке светских властей Киева, началось не вчера. Корни этой позорной истории тянутся из XIII века. Киев окончательно утратил статус «матери городов русских», то есть метрополии, что в буквальном переводе с греческого и означает «город-мать». Центральная светская власть над «Всей Русью» переходит к Владимирским князьям. А в 1299 году и власть духовная — Максим, митрополит Киевский и Всея Руси, переносит свою постоянную резиденцию во Владимир. Преемник Максима, митрополит Пётр, хотя формально продолжал называться Киевским, под конец своей жизни переезжает из Владимира в Москву.

Вообще-то ничего оскорбительного для Киева и киевлян в этом не было. Русский народ всё равно продолжал оставаться единым на протяжении ещё очень долгого времени. Того же митрополита Петра, уроженца Волыни, москвичи хоть и называли Волынцем, но признавали за своего. Преемник Петра Волынца, митрополит Феогност, первоначально утвердил свою кафедру именно на Волыни. Но потом, впечатлённый благочестием и храмостроительством Ивана Калиты, осел в Москве, справедливо полагая, что православие от этого только выиграет.

Но власти Киева уже тогда проявили свой характер. Первыми их жертвами стали русские православные иерархи. Так, в 1331 году киевский князь Фёдор напал под Черниговом на посольство новгородского архиепископа Василия Калики, ограбил его и взял в заложники протодьякона Ратислава. 28 лет спустя, в 1359 году, тот же князь Фёдор силой удерживал в Киеве митрополита Киевского и Всея Руси Алексия, чтобы передать его литовскому князю Ольгерду. Тот уже по-настоящему заточил русского иерарха и морил его голодом. И если бы митрополиту не организовали побег, наша история могла пойти по иному пути — Алексий по возвращении в Москву стал регентом и воспитателем девятилетнего князя Дмитрия, которому предстояло стать Донским.

Митрополит Алексий, икона работы Георгия Зиновьева.
Митрополит Алексий, икона работы Георгия Зиновьева. Фото: Public Domain

Глумление над здравым смыслом

А дальше светская власть в Киеве переходит в руки Литвы, а затем и объединённого польско-литовского государства — Речи Посполитой. И если художества прежних киевских властей можно проводить по разряду обыкновенного свинства, то потом уже возникает целая система, направленная на раскол единства православия и русского народа.

В 1458 году король Польский и Великий князь Литовский Казимир Ягеллончик отказывается признавать русского митрополита Иону Киевским Предстоятелем. Взамен он ставит в Киеве митрополита Григория — приверженца насквозь католической Флорентийской унии 1439 года, которую не признала Москва и от которой к тому моменту отказался даже Константинополь. Митрополита-униата русское православное население не приемлет категорически. И потому Григорий вроде как отрекается от унии. А Константинополь за это «возвращение в лоно» православной Церкви признаёт Григория митрополитом Киевским. Единая некогда митрополия раскалывается на Московскую — автокефальную, то есть самостоятельную, и Киевскую, подчинённую Константинополю. Связи между ними мало-помалу ослабевают.

Да и как им не ослабеть, если в Киевской митрополии почти с самого начала XVI в. творится глумление не то что над православием — над здравым смыслом. Светские власти Литвы и Польши придумали ловкий ход. В их подчинении оставалась значительная часть православного дворянства. Но жаловать землями этих «еретиков» они не хотели и в качестве поощрения за службу стали назначать православную шляхту на церковные должности, к которым прилагались соответствующие доходы. Епископами, архимандритами и игуменами становились не «схимники из кельи единенной» и не проповедники-златоусты, а светские шляхтичи. Но менять свой образ жизни они не собирались. Так, на архимандрите Благовещенской Супрасльской обители Тимофее Злобе висел нераскаянный грех убийства, а на митрополите Киевском Онисифоре Девочке — грех двоежёнства. Кирилл Терлецкий, епископ Лужский и Острожский, был фигурантом целого ряда уголовных дел: убийства, изнасилования, производство фальшивой монеты, сожительства с женой родного брата и, наконец, нападения на владения других иерархов с целью грабежа. Можете себе представить, чтобы в Московском княжестве православный епископ штурмовал и грабил православную обитель? А вот в Киевской митрополии — запросто. Кирилл Терлецкий со своими воинами взял штурмом Жидичинский Николаевский монастырь, едва не убив его настоятеля, архимандрита Балабана: «Отбили двери церковные и, забравшись в церковь, пограбили всё, что нашли...» Монастырь и впрямь был завидным — предшественник Балабана архимандрит Никодим Шибинский прославился не только убийствами, но и тем, что, «разогнав братию, держал в монастыре наложниц и с ними творил мерзость Богу».

Раскол, еще раскол!

В общем, когда Константинопольский патриарх Иеремия II, проезжая в 1589 году через Киевскую митрополию в Москву для возведения в патриаршее достоинство митрополита Московского Иова, увидел, что творят его подчинённые, то пришёл в ужас и нескольких сместил. Остальные, почуяв, что высшая церковная власть может отнять у них доходные места, предприняли нетривиальный ход. Константинопольский патриарх хочет навести порядок? А мы ему не дадим. Мы перекинемся к Папе Римскому — он на радостях нам всё простит и позволит жить по-прежнему. Именно так в 1596 году была заключена Брестская уния, принёсшая новый раскол, много горя, крови и слёз. Одним из её инициаторов был тот самый Кирилл Терлецкий, убийца и насильник.

Да, такими были не все. И на должности церковных иерархов в Киевской митрополии порой попадали достойные люди. Как, например, Пётр Могила. Сначала офицер Речи Посполитой, затем архимандрит Киево-Печерской лавры, а потом и митрополит Киевский, он сумел отчасти возродить придавленное унией православие. А, создав знаменитую Киево-Могилянскую академию, он даже возвысился над московскими иерархами, которые признали учёность своих православных коллег. Вот только вреда это принесло больше, чем пользы. Именно выходцам с западнорусских земель в Москве была поручена «книжная справа» — исправление богослужебных книг на греческий манер. Итогом чего стал новый раскол, но уже в Русской Православной Церкви. Тот самый раскол, сотрясавший Русское царство и аукавшийся в Российской империи.

Так что нет смысла гадать, чего хотят добиться нынешние киевские власти. Всё того же — нового раскола и, возможно, новой унии. Недаром же президент Украины Владимир Зеленский в ходе недавнего визита в Варшаву заявил, что границ между Украиной и Польшей не будет.

Оцените материал
Оставить комментарий (0)

Топ 5 читаемых



Самое интересное в регионах