Примерное время чтения: 8 минут
6097

Личинки НАТО. Почему Евросоюз всегда был против России

Еженедельник "Аргументы и Факты" № 15. Движение небесных дел. Как России удержать позиции в космосе 12/04/2023
Подписание министром иностранных дел Великобритании Эрнестом Бевином Брюссельского договора, 17 марта 1948 года.
Подписание министром иностранных дел Великобритании Эрнестом Бевином Брюссельского договора, 17 марта 1948 года. Commons.wikimedia.org

75 лет назад, 17 марта 1948 года, Европа снова, и уже в который раз, решительно шагнула на грабли. В тот день Бельгией, Великобританией, Люксембургом, Нидерландами и Францией был подписан Брюссельский пакт. На первый взгляд ничего особенно угрожающего в этом документе нет. Поименованные страны всего лишь подписали «Договор о совместной деятельности в экономической, социальной и культурной сферах и коллективной самообороне». По большому счёту, с него можно официально начинать отсчёт истории создания нынешней версии Евросоюза.

Чего хотел Наполеон

Знаменательно, что ключевыми статьями этого документа считаются не те, что посвящены экономике, социальной политике и культуре, а вопросам коллективной самообороны. Брюссельский пакт вообще иногда называют «первой попыткой создания единых вооружённых сил Европы». Это верно с точностью до наоборот. Попытка 1948 года была последней. Ну, или предпоследней.

Первое поползновение соорудить из разных стран Европы нечто единое и снабжённое такими же едиными вооружёнными силами предпринял Наполеон. Собственно, его конструкция под условным названием Pax Napoleonica может считаться своего рода бета-версией Евросоюза. В самом деле, ему где дипломатией, а где и прямым вооружённым насилием удаётся доселе неслыханное: «Я предписал свои законы Европе. Моя истинная слава не в том, что я выиграл 40 сражений. То, что останется в веках — мой Гражданский кодекс». Налицо были общие законы, общее торговое пространство и постепенно создаваемая общая армия. Которая, разумеется, предназначена только и исключительно для того, чтобы осуществлять коллективную самооборону. В чём регулярно заверяли императора России Александра I.

Правда, у этой конструкции был один существенный недостаток — она постоянно расширялась на восток. В 1807 году на русской границе создаётся Великое герцогство Варшавское, полностью зависящее от Наполеона. В 1809-м похожая участь ждёт Австрию, что скрепляется ещё и браком Наполеона с Марией-Луизой Австрийской. Ну а в феврале 1812 года в «общее европейское пространство» попадает и Пруссия. Что состоялось летом 1812-го, известно всем. Равно как и слова Наполеона, фактического властителя континентальной Европы, произнесённые на четвёртые сутки вторжения в Россию: «Я пришёл, чтобы раз и навсегда покончить с колоссом северных варваров. Надо отбросить их в их льды, чтобы они не вмешивались в дела цивилизованной Европы. Балтийское море должно быть для них закрыто. Если русскому царю нужны победы, пусть он бьёт персов, но пусть он не вмешивается в дела Европы».

Кто требовал «Европу от Атлантики до Урала»

Вторая попытка состоялась сто с лишним лет спустя, когда в 1923 году австрийский граф Рихард фон Куденхове-Калерги выступил со своим проектом «Пан-Европы». В том же самом году был образован Панъевропейский союз — кстати, он существует и до сих пор. А уже в 1926-м в Вене состоялся Первый Панъевропейский конгресс. На нём была принята программа, один из основных пунктов которой гласил, что необходимо создать «общеевропейский военный альянс с общими вооружёнными и воздушными силами с целью гарантировать мир».

Идея в Европе пришлась ко двору. В 1930 и 1932 годах в Берлине и Базеле состоялись ещё два конгресса. Последователей становилось всё больше. Одним из горячих сторонников объединения Европы и создания общеевропейских вооружённых сил, «гарантирующих мир», был человек по имени Ялмар Шахт. В недалёком будущем — рейхсминистр нацистской Германии, руководивший экономической подготовкой Третьего Рейха к войне. А пока — главный германский представитель американской финансовой корпорации Моргана, наводящий контакты между Гитлером и транснациональными финансовыми кругами. Выступая на Панъевропейском конгрессе в Базеле, Шахт заявил: «Через три месяца Гитлер придёт к власти... Только Гитлер может создать пан-Европу!»

Что ж — Гитлер подошёл к вопросу как следует. Именно под крылом НСДАП в полный рост развернулся Вернер Дайтц — автор теории Евросоциализма и автор термина «Европейское Экономическое Сообщество» (ЕЭС). Он же впервые запустил гулять прекрасное выражение, которым потом щеголял Шарль де Голль: «Европа от Атлантики до Урала». Правда, Дайтц, которому не было причин кого-либо стесняться, говорил куда конкретнее: «Европейский экономический район под немецким руководством должен своими целями охватить некоторые народы континента от Гибралтара вплоть до Урала — с их естественными колониальными намерениями, направленными в пространство Сибири».

А пока вооружённые силы Объединённой Европы во главе с Вермахтом «гарантировали мир» в сторону Урала — под Москвой и Ленинградом, в Сталинграде и на Курской дуге, Вернер Дайтц отправился ближе к Гибралтару. Конкретно — в Париж. Где в начале марта 1944 года выступил перед влиятельными французскими коллаборантами с программным докладом: «Континентальная политика Наполеона как предтеча европейской политики рейха». В частности, Дайтц утверждал: «Франция Наполеона и Германия Адольфа Гитлера сделали своей судьбой европейскую политику. Германия в союзе с Францией должна закончить начатое Наполеоном творение. И только от Франции зависит — готова ли она к этому». Главной же ошибкой Наполеона Дайтц полагал не то, что он возглавил поход Объединённой Европы в Россию, а то, как он это сделал: «Главной ошибкой Наполеона было то, что он двинулся в Россию без предварительного разобщения там политических сил».

Против кого направлена новая европейская доктрина?

Послевоенная Франция прославилась расправами над «горизонтальными коллаборантками». То есть женщинами, которые вступали в связь с солдатами и офицерами Вермахта. Самое меньшее, что им грозило — избиения, стрижка наголо и полная общественная обструкция. Во всём остальном Франция, равно как и другие европейские народы, продемонстрировала полную готовность «закончить начатое Наполеоном творение». Причём новый проект «Единая Европа» тоже начали с армии.

Напомним — 17 марта 1948 года было принято принципиальное решение о создании «единых вооружённых сил Европы». Правда, с небольшими коррективами. В этот раз главенство над этими силами было отдано «ближайшему родственнику» Европы, доброму заокеанскому дядюшке Сэму. Именно Брюссельский пакт стал своего рода личинкой НАТО — Североатлантический альянс был создан уже в 1949-м. Любопытно, что изначально в задачи НАТО входило «противостояние возрождению германского милитаризма». Но как-то так случилось, что уже в 1954 году созданный на основе Брюссельского пакта Западноевропейский союз принимает к себе ФРГ. И не просто принимает, а даёт Западной Германии право на создание собственных вооружённых сил. Правда, с одним условием — непременный вход в НАТО. Помимо того, что такой шаг был грубейшим нарушением Ялтинских и Потсдамских соглашений, это ещё и противоречило изначальным целям НАТО. Во всяком случае — формально.

А по сути — нет. Шаг за шагом во второй половине XX и начале XXI столетий претворялись в жизнь до боли знакомые по истории Наполеона и Третьего Рейха вещи. Кстати, создатели нового извода «Единой Европы» учли замечание Вернера Дайтца — НАТО начало расширяться на восток только после того, как СССР сполна испытал на себе «внутреннее разобщение политических сил» и приказал долго жить. Что же касается главного, то тут, похоже, учтены также и замечания духовного лидера французских коллаборационистов, писателя и мыслителя Пьера Дриё ла Рошеля: «Какую великолепную социалистическую и расистскую революцию в Европе провалил Гитлер! Ведь дело было не в том, чтобы захватить Эльзас, а в том, чтобы уничтожить таможенные границы и объединить Европу против России...» В общем, всё ясно — Гитлер, конечно, был бы плохим лидером Объединённой Европы, потому что злодей и душегуб, но действовать по лекалам его сподвижников можно и нужно...

Кстати, сравнительно недавно, в марте прошлого года, Евросоюз заявил о создании собственных вооружённых сил — под собственным руководством, которые будут как бы параллельной НАТО структурой: «Чтобы иметь возможность действовать быстро и решительно — с партнёрами, если это возможно, и в одиночку, когда это необходимо». Надо ли говорить, что новая европейская доктрина, как это уже бывало не раз, направлена против России?

Оцените материал
Оставить комментарий (2)

Топ 5 читаемых



Самое интересное в регионах