2787

Ипр без иприта. Первое применение отравляющих газов не было первым

«7 A. M., 22 апреля, 1915 г.». Художник Артур Нантель.
«7 A. M., 22 апреля, 1915 г.». Художник Артур Нантель. Public Domain

22 апреля 1915 г. в ходе Первой мировой войны Германия провела массированную газовую атаку на Западном фронте у города Ипр. К отравляющему веществу кожно-нарывного действия иприту именно эта история отношения не имеет.

Смерть в два дня

Иприт (горчичный газ) получит название от того же бельгийского города, но это случится только летом 1917 г. Пока же, весной 1915 г., англичане и французы, высунувшись из своих окопов, с интересом наблюдают за желто-зеленым облаком, наползающем на них со стороны немецких позиций. Это был хлор, вещество, известное химикам с XVIII в. Просто мало кто мог предположить, что его можно применять на войне, а не только для отбеливания картона.

«После вдыхания хлора, — писали британские газеты 1915 года, — легкие постепенно заполняются водянистой слизистой жидкостью, из-за этого происходит удушение, вследствие чего люди умирали в течение 1 или 2 дней». Союзники понесли значительные потери — 15 тыс. солдат отравились, третья часть из них погибли.

Слезоточивая война

Применение хлора под Ипром не было первым случаем использования химического оружия в Первой мировой войне. И вот почему. Гаагские декларации 1899 и 1907 гг. о законах и обычаях войны запрещали «употреблять снаряды, имеющие единственным назначением распространять удушающие или вредоносные газы». В первый год мировой бойни все страны старались держать себя в рамках. Если они и применяли на поле боя химические вещества, то нелетального действия. Ну, или не очень летального.

В октябре 1914 г. немцы под городом Нев-Шапель во Франции применили снаряды с ОВ слезоточивого действия (сернокислый дианизидин). Толку от 3 тыс. снарядов оказалось немного, но город немцы взяли.

В конце января 1915 г. под Варшавой при обстреле русских позиций немцы использовали 15-см артиллерийские гранаты с раздражающим химическим веществом ксилилбромидом. Начштаба германской армии на Восточном фронте генерал Людендорф писал позднее в мемуарах: «Атака 9-й армии состоялась 31 января. Для успешного действия газа мороз был слишком значителен, но тогда мы этого еще не знали... Вообще же тактический успех был незначителен».

В марте 1915 г. французы применили на фронте ручные (!) химические гранаты, снаряженные этилбромацетатом — еще одним слезоточивым веществом. Однако все эти полумеры не приносили заметных результатов. И тут явился Хабер.

Крепкий старик Хабер

Первым предложил применить ОВ в виде газового облака немецкий профессор Фриц Хабер. Или Габер, как у нас его долго называли. Гениальный химик, судя по полученной позднее Нобелевской премии (за синтез жидкого аммиака из азота и водорода), и человек с весьма специфическими моральными свойствами. Хабер был немецким патриотом и евреем. «Когда нет войны, — писал он, — я патриот всего мира. Когда идет война, я патриот Германии».

Во время войны Хабер руководил химической службой немецких войск и разрабатывал приемы использования отравляющих газов. После войны его жена и сын, не выдержав сомнительной славы быть родственникам «отца химического оружия», покончили с собой. А сам Хабер оказался крепким стариком. Когда нацисты, невзирая на прошлые заслуги, выгнали его с поста директора берлинского Института физической химии и электрохимии, который он занимал с 1911 г., он эмигрировал. Сперва в Англию, против солдат которой не так давно применял свою адскую химию. Затем в Швейцарию, где вскоре умер.

Фриц Габер.
Фриц Габер. Фото: Commons.wikimedia.org/ German Federal Archives

Странная атака

Какие же результаты имела хлорная атака? Чтобы не говорить, что смешные (в гибели людей ничего смешного нет), обычно говорят, что она закончилась странно.

Газовая атака продолжалась 5-8 минут. В сторону противника было выпущено до 180 тонн хлора. Англичане и французы бежали, поскольку другого способа спастись от ядовитого газа не было. Противогазы еще не изобрели. Однако воспользоваться плодами применения нового оружия немцы не смогли.

Фронт союзников по Антанте не был прорван по двум причинам. Командование немецкой армией не шибко верило в успех всей этой затеи с отравляющими газами и не подтянуло к Ипру резервов. К тому же успех газовой атаки так напугал самих немцев, что они в течение трех дней не отваживались перейти в наступление. Как нетрудно догадаться, противогазов у них тоже не было.

Несколько лет назад в Рунете появилась такая тема — «Атака живых мертвецов». 5 августа 1915 г. немцы устроили газобаллонную атаку в районе крепости Осовец. Вот свидетельство коменданта крепости генерала Бржозовского: «Газ, выпущенный из баллонов, темно-зеленоватой окраски, быстро направился вперед к крепости, расширяясь в стороны и вверх при быстром поступательном движении. Действие газового облака, с одной стороны, образовало завесу, скрывающую подступы противника, а с другой — смертельно отравляло все, над чем проходило. Распространение газа вперед... продолжалось до 25 верст, а вверх  на 5-6 сажень. Поражающее действие сказывалось на расстоянии до 12 верст, непосредственно на передовые позиции... было чрезвычайно и для людей в большинстве смертельно... в дальнейшем при распространении вглубь на расстоянии 3-4 верст — выводящим из строя. Под действием отравляющих газов первыми жертвами стали разведывательные партии и секреты, которые все и погибли. Действие газа на окопы также надо признать смертельным... Большая убыль в офицерах и унтер-офицерах, которым поневоле пришлось руководить нижними чинами, — они почти все погибли. Из строя гарнизона крепости выбыло отравленных и удушенных более 1600 человек, хотя людьми и были приняты все рекомендованные для противодействия газу меры: противогазовые повязки, распылители, зажигание соломы и пакли впереди, мелкие водяные канавки. Они малоэффективны, в большинстве только отвлекающие защитников от оружия. Если о силе и ядовитости газов свидетельствуют наши потери и почти весь до некоторой степени отравленный гарнизон плацдарма и фортов крепости, то все-таки, я утверждаю, только благодаря тому, что утро 24 числа было холодное, туманное и сырое, сильно росистое, и газу пришлось пройти частично над мокрым болотом, рекой и водными рвами... и это в значительной степени спасло гарнизон от громадных потерь».

«9 A.M., 22 апреля, 1915 г.». Художник Артур Нантель.
«9 A. M., 22 апреля, 1915 г.». Художник Артур Нантель.
Оставить комментарий (0)

Топ 5 читаемых



Самое интересное в регионах
Роскачество