aif.ru counter
12.11.2017 00:07
24039

Гений и его «Крыся». Пётр Капица не представлял жизни без супруги Анны

Еженедельник "Аргументы и Факты" № 45. Как утолить пенсионную жажду? 08/11/2017

«Моя дочь снюхалась с Капицей» — эта фраза академика Алексея Крылова станет прологом к одной из самых захватывающих семейных историй современности.

Они познакомились в Париже. В 32 года Капица уже был вдовцом, похоронившим жену и ребёнка во время эпидемии «испанки». Горечь потерь к 23 годам испытала и Анна. Два её старших брата, участники Белого движения, погибли в Гражданскую. Две старшие сестры умерли в детстве. Так что из пятерых детей в семье осталась она одна. Мама девушки принимает решение эмигрировать в Европу и берёт с собой дочь. А отец, царский генерал и одновременно учёный-математик, остаётся в России. Продолжает преподавать в Морской академии, затем возглавляет это учебное заведение. В 20-х годах академик Крылов периодически бывает в командировках во Франции, общается с дочерью.

Весёлый знакомый

За границей (работа в английском Кембридже) оказывается и будущий муж девушки — Пётр Капица. Вскоре он станет первым в истории иностранным подданным, которого примет в свои ряды Английское королевское общество. В Кембридже Капица работает в лаборатории нобелевского лауреата Резерфорда, «отца-основателя ядерной физики». Для Капицы создают все необходимые условия, даже выстраивают лабораторию с экспериментальными установками. В Стране Советов обеспечить такие же условия было невозможно, по­этому заграничная командировка учёного затягивалась. Весной 1927 г. он приезжает на несколько дней во Францию навестить русских знакомых, которые и представили его Анне Крыловой. Она вспоминала: «Пётр Леонидович был очень весёлый, озорной, любил выделывать всякие глупости. Мог, например, совершенно спокойно для развлечения влезть на фонарный столб посреди Парижа и смотреть на мою реакцию. Ему нравилось, что я принимаю его вызовы с таким же озорством».

Между ними, говоря языком физики, сразу возникло мощное притяжение. Пётр вскоре снова выбирается в Париж. Они засиживаются за разговорами до глубокой ночи. «Глаза круглые, рот на сторону, трубка торчит всё время. Мне положительно с ним легко быть и очень свободно», — описывает Анна будущего мужа.

Потом был её ответный визит в Англию, где они невероятно сблизились эмоционально. Он впервые рассказал ей о смерти жены. Проводив Анну, Капица смог выдержать разлуку с девушкой лишь один день и нагрянул к ней в Париж. «Я поняла, что он мне никогда не сделает предложения, что это должна сделать я. И тогда я сказала ему: „Я считаю, что мы должны пожениться“. Он страшно обрадовался, и спустя несколько дней мы поженились», — рассказывала о тех судьбоносных днях Анна. А Капица писал маме в Россию: «Я, кажется, на следующей неделе женюсь на Крысе (ласковое прозвище Анны в переписке с Капицей. — Ред.) Крыловой. Ты её полюбишь». Анна тоже написала письмо будущей свекрови со словами: «Люблю Вашего Петю, совсем люблю».

Брак предстояло заключить в Париже в советском посоль­стве. Для этого Анне взамен эмигрантского паспорта нужно было получить советский. На помощь пришёл отец девушки, который был в тот момент во Франции и хорошо знал нашего посла. «Моя дочь снюхалась с Капицей. Ей нужен советский паспорт», — обозначил он задачу другу. После регистрации молодые обвенчались в русской церкви в Париже. Новоиспечённый супруг решил сделать Анне шикарный свадебный подарок — меховое манто. И был очень удивлён, услышав ответ: «Я никогда не ношу мехов». «Пётр Леонидович любил модные места, роскошные гостиницы и всякую такую чепуху. Он никак не мог привыкнуть к тому, что мне это абсолютно безразлично, и говорил: «Ты никогда не понимаешь, что ешь. Тебя очень трудно угощать».

Медового месяца у пары не случилось. «Знаешь, — сказал жене Капица, — мне очень хочется ехать в Кембридж работать. Поедем...» Анна быстро поняла: «Первое и основное у него — его работа. А всё остальное к ней прилагается. И не надо мне по этому поводу делать ему никаких скандалов...»

«У меня кулаки сжимаются»

В Кембридже пару с поздравлениями поочерёдно посетили более 100 человек. «Я даже не могу запомнить их лица!» — в панике писала она маме в Париж. Мама переживает, справляется ли дочка с домашними хлопотами. Пишет зятю: «Вот вы рассказываете, что Аня прекрасно хозяй­ствует, при этом упоминаете, что на пижаме у неё всего одна пуговочка. Что же она остальные не пришьёт?»

Капица ежегодно ездит в СССР. Он остаётся единственным учёным, кто может по­зволить себе такую «вольность» — работать в Англии. Но в 1934 г. его отказываются выпускать из страны. Вернуться в Англию разрешили только Анне. В Великобритании у пары остались сыновья — 6-летний Сергей и 3-летний Андрей.

В одном из писем жене в Англию Капица пишет: «Жизнь изумительно пуста сейчас у меня. Другой раз у меня кулаки сжимаются, и я готов рвать на себе волосы и беситься. С моими приборами, на моих идеях, в моей лаборатории другие живут и работают, а я здесь один сижу и, для чего это нужно, не понимаю». Лаборатория, о которой пишет Капица, создавалась конкретно под его научную программу. Буквально накануне поездки в СССР он сумел получить жидкий гелий. И вот вместо разработки очередного прорыва в науке он прозябал в ленинградской коммуналке. По свидетельству академика Щербатского, квартира эта со множеством жильцов была «грязной, запущенной, с паразитами. В умывальной — очередь. Уборной пользоваться ­нельзя из-за загрязнения... В таких условиях нельзя даже читать, не то что заниматься научной работой».

Капица, до этого не сталкивавшийся лицом к лицу с советской тоталитарной системой, был поражён каждодневными открытиями: то, как с ним общались государственные чиновники и сотрудники НКВД. Прямо говорили: «Сотрём в порошок». Намекали, что объявят английским шпионом. А это гарантированная тюрьма. Учёный отвечал: «Меня можно заставить рыть каналы, строить крепости, можно взять моё тело, но дух никто не возьмёт. И если надо мной будут издеваться, я быстро покончу счёты с жизнью любым путём».

Пётр Леонидович Капица в рабочем кабинете. 1964 г.
Пётр Леонидович Капица в рабочем кабинете. 1964 г. Фото: РИА Новости/ Лев Иванов

Уйти раньше супруги

Анна понимала, что супруг может решиться на крайний шаг. Она знала его рискованную натуру. В Англии ей огромную моральную поддержку оказывает друг и учитель мужа — Резерфорд. Потом она напишет ему: «В России П. Л. (Пётр Леонидович. -Ред.) не покончил с собой не из любви ко мне или детям, а лишь потому, что он любит Вас. После всего того, что Вы для него сделали, после того, как вы вложили в него столько веры, он не мог причинить Вам боль...»

Пётр Капица с супругой.
Пётр Капица с супругой. Кадр youtube.com

Анна с детьми приехала к мужу в 1936 г. Капице пообещали, что создадут необходимые условия для работы. Началось строительство Института физических проблем, которым Капице потом доверят руководить. Впрочем, все договорённости окажутся зыбкими. Спустя 10 лет личным распоряжением Сталина учёного снимут со всех постов, забудут все его заслуги в области ВПК, что он дважды (в 1941 и 1943 гг.) был лауреатом Сталинской премии. В немилость он впал, когда стал защищать своих сотрудников, арестованных Берией. Писал Сталину, что нельзя подобным образом относиться к науке и научным работникам. Чудом сам избежал тюрьмы. Помогла всемирная известность. Лишь после смерти Сталина у Капицы начнётся новый расцвет научной деятельности. В 1978 г. он получит Нобелевскую премию за «фундаментальные изо­бретения и открытия в области физики низких температур». Учёный скончался в 1984 г., за несколько месяцев до своего 90-летнего юбилея. Так исполнилась его тайная мечта — уйти раньше супруги. Жизни без неё он не представлял. Анна Алексеевна умерла в 1996 г., пережив три революции, гражданскую войну, эмиграцию, потрясения времён Сталина и Вторую мировую, развал СССР и становление современной России. Показав пример, что истинной любви не страшны никакие исторические катаклизмы.

Оставить комментарий (1)

Также вам может быть интересно

Топ 5 читаемых



Самое интересное в регионах
Роскачество