Примерное время чтения: 5 минут
12180

Два «Георгия» маршала Жукова. Как «полководец Победы» царю служил

Герой Советского Союза комкор Г. К. Жуков, 1939 год.
Герой Советского Союза комкор Г. К. Жуков, 1939 год. Commons.wikimedia.org

Через год после начала Первой мировой войны, 20 августа 1915 г. в уездном городе Малоярославце Калужской губернии в армию был призван Георгий Жуков. Что мы знаем об этом периоде жизни легендарного полководца? До обидного мало.

Драгун его величества

Доступных источников всего три: мемуары Жукова «Воспоминания и размышления» (самое полное издание относится к 1990 г.), интервью, данное им Константину Симонову в 1966 г., и автобиография, датированная 1931 г. Из этих источников вырисовывается следующая картина: будущему маршалу идет 19-й год, он по профессии скорняк. И тут война!

«Меня отобрали в кавалерию, — писал Жуков в книге „Воспоминания и размышления“, — и я был очень рад, что придется служить в коннице. Я всегда восхищался этим романтическим родом войск. Все мои товарищи попали в пехоту, и многие завидовали мне».

В сентябре 1915 г. Жуков уже на Украине в 5-м запасном кавалерийском полку. Располагался он в городе Балаклее Харьковской губернии. Его определили в драгуны, хотя душа просилась в гусары, у которых парадная форма красивее. Правда, когда будущему маршалу объяснили, что на фронте и те и другие одеваются одинаково, он принял свой жребий.

Командир 39-го Бузулукского кавполкаГ. К. Жуков. 1923 год
Командир 39-го Бузулукского кавполка Г. К. Жуков. 1923 год.

В запасном полку Жукова снова приметили — предложили стать унтер-офицером. «Из числа наиболее подготовленных солдат отобрали 30 человек, чтобы учить их на унтер-офицеров, — продолжал он в своих мемуарах. — В их число попал и я. Мне не хотелось идти в учебную команду, но взводный, которого я искренне уважал за его ум, порядочность и любовь к солдату, уговорил меня пойти учиться.

— На фронте ты еще, друг, будешь, — сказал он, — а сейчас изучи-ка лучше глубже военное дело, оно тебе пригодится. Я убежден, что ты будешь хорошим унтер-офицером...

Я поблагодарил его за совет и согласился пойти в учебную команду, которая располагалась в городе Изюме Харьковской губернии. Прибыло нас туда из разных частей около 240 человек».

Отказался от «звезд»

Как выяснилось впоследствии, это был очень важный момент в жизни Г. К. Жукова. В 60-х годах, вскоре после опалы, он рассказывал в интервью писателю Константину Симонову: «Я мог бы оказаться в школе прапорщиков... Но я подумал: вот окончу школу прапорщиков и буду, 19-летний мальчишка, командовать бывалыми солдатами — бородачами. Мне не хотелось этого, было неловко. И кто его знает, как бы вышло, если бы я оказался не солдатом, а офицером и к этому времени разразилась бы революция. Может быть, доживал бы где-нибудь свой век в эмиграции».

В отличие от нынешних времен, звание прапорщика в Русской императорской армии было офицерским. Прапорщик командовал взводом. Захватывающая офицерская карьера, которую Жуков рисовал для Симонова, была вполне реальной. К моменту выхода России из Первой мировой войны более половины офицерского корпуса русской армии были выходцами не из дворян, а из крестьян, мещан и разночинцев. Так что, прими Георгий Константинович решение получить офицерские звезды на погоны, может быть, и не было бы у нас «маршала Победы Жукова». Но он предпочел лычки унтер-офицера и стал тем, кем стал.

Два «Георгия»

После обучения на кавалерийского унтер-офицера в конце августа 1916 года Георгий попал на Юго-Западный фронт в 10-й Новгородский драгунский полк. Воевал юный Жуков храбро. В сентябре он был награжден Георгиевским крестом IV степени за захват языка — немецкого офицера. Никаких подробностей этого героического подвига в архивах пока что не найдено. Сам Жуков тоже не писал об этом в мемуарах и не рассказывал в интервью. Что касается автобиографии, которую он составил в 1931 г. при поступлении на службу в Инспекцию кавалерии РККА, то в ней, в основном, сказано о рабочем происхождении будущего маршала, хотя на самом деле Жуков был из крестьян.

В октябре того же года Георгий Константинович подорвался на мине. За ранение в бою он был удостоен второго Георгиевского креста, на этот раз III степени. «В октябре 1916 года мне не повезло, — писал он в мемуарах. — Находясь вместе с товарищами в разведке на подступах к Сайе-Реген в головном дозоре, мы напоролись на мину и подорвались. Двоих тяжело ранило, а меня выбросило из седла взрывной волной. Очнулся я только через сутки в госпитале. Вследствие тяжелой контузии меня эвакуировали в Харьков».

И снова никаких подробностей лично о себе. Это при том, что Жуков в разных источниках описывает менее значимые события: как он с друзьями устроил «тёмную» ненавистному заместителю командира взвода, как попал под бомбежку немецкого аэроплана, как много пил командир его роты... Скромным человеком был маршал Жуков, особенно когда речь шла о молодых годах!

Оцените материал
Оставить комментарий (0)

Топ 5 читаемых



Самое интересное в регионах