11850

Дипломатическая Цусима. Проиграв Японии на море, Россия сдалась за столом

Высадка 2-й японской армии на Ляодунском полуострове.
Высадка 2-й японской армии на Ляодунском полуострове. Commons.wikimedia.org

111 лет назад, 2 июня 1905 г. произошло событие, которое может претендовать на роль одной из точек поворота к той конструкции мира, что мы знаем сейчас. Двадцать шестой президент США Теодор Рузвельт согласился стать посредником в мирныхпереговорах между Японией и Россией, которые вели злополучную для нас войну.

Маленький шаг для человека, гигантский скачок для всего человечества – эти слова американского астронавта Нила Армстронга, штурмующего Луну, разумеется, ещё не были произнесены. Но они как нельзя лучше подходят тому далёкому дню.

Тогда Америка впервые примерила на себя роль мирового арбитра, чтобы потом с нею не расставаться. На десятилетия вперёд сложился и узнаваемый стиль арбитража - результатами переговоров оказались недовольны и в Японии, и в России. Впрочем, для нашей страны последствия усилий «честного маклера», как охарактеризовал себя Рузвельт, были по-настоящему катастрофическими.

Как правило, эти последствия сводят к тому, что Россия, дескать, пошла на уступки, показала свою слабость, утратила ряд важных позиций… Всё это так. Но за кадром остаётся очень важный момент. Нам ещё предстоит как следует осознать, что именно потеряла Россия, заключив при посредничестве Рузвельта Портсмутский мир.

Вперёд, на Восток!

После того, как в результате русско-турецкой войны 1877 – 1878 гг. нам в очередной раз не повезло с Константинополем и Проливами, стало ясно, что в Европе ловить нечего. И в администрации Александра III нашлись люди, которые предложили неожиданный, умный и весьма перспективный ход. Переориентацию наших политических, экономических и военных интересов на Дальний Восток. В этом направлении действовали осторожно, неспешно, с дальним прицелом. Приступили к созданию Тихоокеанского флота, которому надлежало стать крупнейшим и сильнейшим в регионе. Серьёзный импульс развития получает Владивосток.

Проектируется и строится Транссибирская магистраль, причём в первом варианте солидную часть её предполагалось провести за границами России – напрямик через Маньчжурию к Тихому океану, к незамерзающим портам. Вся эта инфраструктура должна была обеспечить переформатирование части, а в идеале – и всей тихоокеанской морской торговли в пользу России.

Мало-помалу становилось ясно, что замысел администрации Александра III относится к большой планетарной стратегии. Начинала вырисовываться новая картина мира, где Россия – один из сильнейших игроков на Тихом океане. В перспективе – величина, способная доминировать в регионе. Так сказать, «царствовать и всем владети».

Косвенным подтверждением необычайной важности Тихоокеанского проекта может служить тот факт, что Александр III получил прозвище «Миротворец». Для Европы он и впрямь был миротворцем. По той простой причине, что таким образом высвобождались силы и средства для воплощения заветного проекта. Это стало ясно в период Японо-китайской войны 1894 – 1895 гг. Япония тогда победила, захватив впечатляющие территории, в том числе и Ляодунский полуостров. Но Россия с помощью давления, шантажа и прямых угроз умудрилась отжать этот полуостров в свою пользу. В аренду. Но зато с двумя портами - Порт-Артур и Далянь. Последний с участием российского капитала быстро стал вторым по грузообороту портом китайского побережья. Россия обосновывалась здесь всерьёз и надолго.

Цена престижа

То, что война с Японией неизбежна, в администрации Александра III понимали очень хорошо. Было ясно также и то, что стоит на кону. Однако следующий император, Николай II, судя по всему, понимал цели этой войны весьма смутно. Если понимал вообще. Тут нельзя не вспомнить слова министра внутренних дел Вячеслава Плеве: «Чтобы удержать революцию, нам нужна маленькая победоносная война». Они были полностью одобрены и поддержаны императором. Стало ясно, что для Николая грядущая «маленькая и победоносная» имеет ограниченную и к тому же довольно нелепую, факультативную цель. Это значит, что потенциальный проигрыш воспринимался им, в общем, спокойно.

Соответственно, спокойно он относился и к деятельности своего дяди, начальника Морского ведомства Российской Империи. Для начала Великий князь Алексей Александрович был ленив и бездарен. Вот как о нём пишет его двоюродный брат: «Трудно было себе представить более скромные познания, чем те, которые были по морским делам у этого адмирала могущественной державы. Одно только упоминание о современных преобразованиях в военном флоте вызывало болезненную гримасу на его красивом лице... Несмотря на все признаки приближающейся войны с Японией, генерал-адмирал продолжал свои празднества».

Нет, кое-что всё-таки делалось. Но как? Об этом говорит генерал особых поручений при морском министре, Алексей Крылов: «За годы его управления флотом бюджет вырос в среднем чуть ли не в пять раз. Было построено множество броненосцев и броненосных крейсеров, но это множество являлось только собранием отдельных судов, а не флотом. Большинство кораблей были разнотипны, либо слабые по вооружению, либо слабые по бронированию... В смысле создания флота деятельность генерал-адмирала Алексея была характерным образцом бесплановой растраты государственных средств».

Итог известен. Цусима. Чудовищный разгром. За месяц до гибели русской эскадры, а, по сути, русского океанского флота как такового, в апреле 1905 г. Николай II гордо отказывается от мирных переговоров, которые Рузвельт по просьбе японцев предложил русскому царю.

Цусима изменила всё. Русский царь сдаётся. Начинаются переговоры. Одной из главных задач Николай считает не допустить денежных контрибуций в пользу Японии, поскольку платит только побеждённый. Побеждённым он себя не считал, и потому денежный вопрос превращался в вопрос престижа. Свой личный престиж Николай II ставил выше всего.

Полшага до победы

Зато остальное уступалось легко и непринуждённо. Половина Сахалина. Построенная русскими и на русские деньги железнодорожная магистраль. Построенные русскими города и крепости Порт Артур и Дальний. Уступался весь Ляодунский полуостров. Выводились русские войска, и, что немаловажно, русские капиталы. Ставился крест на всей Тихоокеанской стратегии, которая правильно и последовательно претворялась в жизнь отцом Николая.

А между тем даже сейчас, после тяжелейших военных поражений, даже после Цусимы она была близка к своему осуществлению и успеху.

Много говорится о том, что русские могли бы взять реванш в сухопутной операции. Это действительно так – из европейской части России была переброшена группировка, которая довела общую численность наших войск на театре военных действий до 750 тыс. человек. Противопоставить им Япония могла от силы 500 тысяч, и это уже были последние резервы.

Но даже простое затягивание войны было бы для Японии гибельным. Продолжать боевые действия она не могла по той простой причине, что стране из-за войны грозил финансовый крах. Фактически Япония была банкротом. В России национальная валюта по итогам войны обесценилась на 5%. В Японии – на 85%.

Наш царь - Цусима

Если искать в отечественной истории какие-либо аналогии, то на ум прежде всего приходит попытка Петра I закрепиться на Балтике. Проект исключительно смелый, многим он тогда даже представлялся безумным. Но Пётр для осуществления своего замысла не жалел ничего. Почти четверть века войны. На первом её этапе – оглушительные позорные поражения. Огромные человеческие потери. Немыслимое количество потраченных денег. Результат – Россия входит в клуб великих европейских держав, вытесняя оттуда Швецию и Польшу.

Тихий океан в те времена ещё не приобрёл такого значения для международной торговли, как Балтика для Европы эпохи Петра. Но догадаться об этом можно было вполне. Самое интересное, что в России об этом очень даже догадались. Империи был дан уникальный исторический шанс, и Александр III его использовал. Есть все основания предполагать, что его не остановила бы ни Цусима, ни сдача Порт Артура. Цель его была велика, ясна и вполне оправдывала средства.

Когда хотят хлёстко пройтись по правлению Николая II, часто вспоминают стихотворение Константина Бальмонта «Наш царь». В частности, особой популярностью пользуется его зачин: «Наш царь – Мукден, наш царь – Цусима». Дальше, как правило, не идут. А зря. Строфа кончается так: «Зловонье пороха и дыма, в котором разуму – темно».

Здесь гораздо больше правды. Голос разума 111 лет назад был заменён другими голосами. Среди них довольно громко звучал голос президента США, который больше всего боялся, что Россия прервёт переговоры и продолжит войну. В итоге разум заглох совсем.

По итогам переговоров Теодор Рузвельт получил Нобелевскую премию мира. А Николай Романов – Первую русскую революцию 1905 – 1907 гг.

Оставить комментарий (7)

Самое интересное в соцсетях

Топ 5 читаемых



Самое интересное в регионах
Роскачество