3312

7 великих побед: битва за Москву

Именно здесь, на подступах к столице первого в мире социалистического государства, хваленая гитлеровская армия, в течение двух лет легким маршем прошедшая многие европейские страны, потерпела первое серьезное поражение. На полях Подмосковья немцы оставили тысячи орудий, сотни танков и много другой техники. Разгром фашистских войск под Москвой явился началом коренного поворота в ходе войны. Победа под Москвой навсегда похоронила гитлеровский план «молниеносной войны». Разгром немецких войск под Москвой развенчал перед всем миром миф о «непобедимости» вермахта.

Ельнинская операция

В результате проведенного в июле 1941 года наступления группы армий «Центр» немецкие войска вышли к реке Десна. 16 июля немцы взяли Смоленск – сначала 29-я моторизованная дивизия овладела южной частью города, после чего переправилась через Днепр и захватила северную промышленную часть. Спустя несколько дней 46-й механизированный корпус овладел городом Ельня.

В результате непрерывных контратак советских войк 2-я немецкая танковая группа понесла значительные потери. Фланги группы оказались слишком растянутыми, и вермахт не имел достаточных резервов для их усиления. Прежде чем продолжать наступление, немцам было необходимо подтянуть отстающие войска, чтобы уравнять линию фронта. Одним своим расположением относительно передовых подразделений группы армий «Центр» советские войска грозили окружением вырвавшимся вперед немецким войскам. В этой ситуации немецкие дивизии были вынуждены остановиться на рубеже Смоленск – Ельня – Кричев – Быхов и перейти к обороне.

Предложение провести контрнаступление под Ельней, где в ходе Смоленского сражения образовался выступ, который командование группы армии «Центр» могло использовать для наступления на Москву, выдвинул бывший в тот момент начальником Генерального штаба Г. К. Жуков 29 июля во время доклада И. Сталину обстановки на фронтах. Одновременно он сообщил, что часть войск Юго-Западного фронта находится под угрозой полного окружения немецкими танковыми группами, и их необходимо отвести за Днепр. На вопрос Сталина, что же будет с Киевом в случае отвода войск, Жуков определенно ответил – придется оставить. Сталин вспылил, обругал Жукова, тот в ответ попросил своей отставки с поста начальника Генерального штаба. В результате Сталин объявил, что может обойтись и без Жукова, назначил того командующим Резервным фронтом и предложил самому организовать контр-удар под Ельней.

На следующий день Жуков отбыл в район Ельни, где вступил в командование войсками фронта. Их основу составляла 24-я армия генерала К. И. Ракутина, но фактическое командование осуществлял сам Жуков.

На подготовку наступления и подтягивание резервов, по оценкам Жукова, требовалось не меньше двух недель, т.к. части занимавшей этот участок фронта 24-й советской армии были сильно ослаблены, а немецкие войска, хотя и малочисленные, тщательно подготовились к обороне. На переднем крае и в глубине были отрыты окопы для танков и штурмовых орудий, позиции для артиллерии. Ельнинский выступ фактически представлял собой укрепленный район.

Было решено во время подготовки к наступлению не прекращать активных действий, изматывать противника, изучать расположение его огневых точек и всю систему обороны. В течение этого периода необходимо было проводить артиллерийские налеты по позициям немецких войск и наносить быстрые контрудары.

Из-за значительных потерь командующий танковой группой Гудериан еще в начале месяца настойчиво требовал отвести подразделения с этого выступа. Но германское командование отклоняло эти требования под предлогом необходимости удержания данного плацдарма для подготовки наступления на Москву. На самом выступе находились три немецкие пехотные дивизии. На небольшом удалении от него дислоцировались 10-я и 18-я танковые дивизии и дивизия СС «Рейх».

 

В конце августа танковая группа Гудериана начала наступление в южном направлении с целью окружить киевскую группу советских войск. Таким образом, основная часть моторизованных подразделений оставила ельнинский выступ. Буквально за день до начала советского наступления Гудериан затребовал в свое распоряжение 46-й танковый корпус, который располагался в районе Ельни. В советских же дивизиях начались последние приготовления.

Утром 30 августа 24-я армия и несколько дивизий 43-й армии (всего 6 стрелковых, 2 мотострелковые и 2 танковые дивизии) начали наступление, которому предшествовала артиллерийская подготовка. Были использованы все наличные танки, артиллерия и реактивные минометы. В бой была брошена вся имевшаяся на данном направлении авиация.

Одновременно, чтобы предотвратить переброску подвижных соединений противника, советские части наносили второстепенные удары по войскам группы армий «Центр» в районе Смоленска и Рославля.

........Несмотря на ожесточенное сопротивление противника, советские дивизии постепенно перемалывали противника и стягивали горловину выступа.

В критический момент Киевской операции немцам крайне необходимо было удержать ельнинский участок. Для нанесения фронтальной контратаки сюда была переброшена 10-я танковая дивизия. Срочно выдвигалась дивизия СС «Рейх», однако она понесла заметные потери в боях с советской 107-й стрелковой дивизией, а 3 сентября дивизия СС «Рейх» вместе с 10-й танковой дивизией была переброшена на южное направление. Теперь основная тяжесть обороны легла на пехотные дивизии. 157-я, 178-я, 268-я, 292-я немецкие пехотные дивизии были введены в бой с целью задержать продвижение советских войск. Но все их старания были напрасны и лишь увеличивали потери – не хватало артиллерии и минометов, основная часть авиации была переброшена на киевское направление. Танки и авиацию немцы применяли отдельными группами и только для отражения атак советских войск на важнейших участках. В конце концов, чтобы избежать окружения, остатки немецких войск оставили ельнинский выступ. Утром 6 сентября советские части вошли в Ельню.

В ходе боев в районе Ельни, по советским данным, было разгромлено до пяти дивизий, потери немцев убитыми и ранеными составили более 45 000 человек. За проявленный героизм 100-я (генерал-майор И. Н. Руссиянов), 127-я (полковник А. З. Акименко), 153-я (генерал-майор Н. А. Гаген), 161-я (полковник П. Ф. Москвитин) стрелковые дивизии были переименованы в гвардейские.

Операция «Тайфун»

В конце сентября 1941 года на советско-германском фронте сохранялась напряженная обстановка. Советские войска отступили к Ленинграду, оставили Смоленск и Киев. Инициатива действий продолжала оставаться в руках немецких войск, однако они встретились с неожиданно упорным и самоотверженным сопротивлением Красной армии и понесли значительные потери в живой силе и технике. Темпы продвижения оказались значительно ниже запла нированных, и попытка с ходу прорваться к Москве не удалась.

Уже в начале сентября немецкое командование отдало приказ о переходе войск на московском направлении к временной обороне и приступило к подготовке операции по захвату Москвы под кодовым названием «Тайфун». В районах Духовщины, Рославля и Шостки сосредоточивались крупные группировки. Мощными ударами они должны были окружить основные силы Красной армии, прикрывавшие столицу, уничтожить их в районах Брянска и Вязьмы, а затем стремительно обойти Москву с севера и юга с целью ее захвата.

Для выполнения этого замысла в группе армий «Центр» (командующий генерал-фельдмаршал Т. фон. Бок) были собраны 77 дивизий, в том числе 14 танковых и 8 моторизованных, в которых насчитывалось свыше 1 миллиона человек, свыше 14 000 орудий и минометов, 1700 танков, 950 самолетов. Оборону против войск группы армий «Центр» держали войска Западного (командующий генерал-полковник И. С. Конев), Брянского (командующий генерал-полковник А. И. Еременко) и Резервного (командующий Маршал Советского Союза С. М. Буденный) фронтов. В советских войсках насчитывалось около 800 тысяч человек, 6800 орудий и минометов, 780 танков (из них 140 тяжелых и средних) и 545 самолетов. Таким образом, превосходство немецких войск составляло по численности людей – в 1,2, артиллерии и минометов – в 2,1, танков – в 2,2, боевых самолетов – в 1,7 раза. Обладая значительным парком автомашин и тягачей, немецкие войска имели солидное преимущество в подвижности.

Несмотря на то что многие советские дивизии, прежде всего вновь сформированные, а также 12 стрелковых дивизий народного ополчения Резервного фронта не имели боевого опыта и должного вооружения, советское Верховное главнокомандование надеялось упорной обороной выиграть время для формирования и сосредоточения новых резервов. Для этого необходимо было в короткие сроки создать на дальних и ближних подступах к Москве оборонительные рубежи, состоящие из 8–9 оборонительных полос и занимающие свыше 300 км по фронту и 200–250 км в глубину.

 

В подготовке этих рубежей принимали участие войска резервных формирований, дивизии московского народного ополчения, а также население Смоленской, Брянской, Тульской, Калининской (ныне – Тверская), Московской областей и г. Москвы. В тылу страны ускоренными темпами формировались резервы.

Из-за высоких темпов немецкого наступления и недостатка времени и сил значительная часть мероприятий по укреплению обороны не была завершена. Не везде было завершено строительство инженерных заграждений, фронты нуждались в пополнении, ощущался недостаток боеприпасов.

24 сентября Гитлер и Браухич провели последнее совещание всех командующих танковыми и полевыми армиями.

........Спустя два дня фюрер издал приказ о наступлении. Германское командование считало, что операция «Тайфун» закончится не позднее середины ноября.

30 сентября группа армий фон Бока перешла в наступление двумя направлениями – на Вязьму и Брянск. В его распоряжении были 2-я, 4-я и 9-я армии и 2-я, 3-я и 4-я танковые армии. Танковые части прошли через позиции 13-й советской армии. 2 октября перешли в наступление главные силы группы армий «Центр» из районов Ярцево и Рославля против войск Западного и Резервного фронтов. Советские войска упорно сопротивлялись, однако противник в первый же день прорвал оборону и продвинулся подвижными соединениями на 40–50 км в направлениях Орла, Юхнова и Вязьмы. Попытки фронтов нанести контрудары слабыми резервами результатов не дали.

 

 

 

 

3 октября передовые части 2-й танковой группы перерезали пути отхода 3-й и 13-й армий Брянского фронта и на исходе дня ворвались в Орел. Прорыв обороны войск Западного и Резервного фронтов на ярцевском и рославльском направлениях и отход части сил фронтов создали опасную обстановку на вяземском направлении. 4 октября враг захватил Спас-Деменск и Киров, 5 октября – Юхнов и вышел в район Вязьмы.

6 октября в руках противника оказался Брянск. В районе Вязьмы в окружение попали соединения 19-й, 20-й, 24-й и 32-й армий. Упорным сопротивлением окруженные войска сковали значительные силы противника. Части сил к середине октября удалось прорваться из окружения. Неблагоприятное развитие событий в районе Вязьмы и Брянска создавало значительную угрозу Москве. В этих условиях советское командование приняло меры по усилению Можайской линии обороны, куда срочно перебрасывались войска из резерва и с других фронтов. Для объединения войск западного направления и организации более четкого управления ими оставшиеся войска Резервного фронта были 10 октября переданы в состав Западного фронта. Командующим фронтом в тот же день был назначен генерал армии Г. К. Жуков.

Через два дня Западному фронту были также подчинены войска Можайской линии обороны.

12 октября Государственный комитет обороны (ГКО) принял решение о строительстве оборонительных рубежей непосредственно в районе столицы. В 15–20 км от Москвы намечалось построить Главный рубеж, а Городской рубеж должен был пройти по Окружной железной дороге. На строительство оборонительных сооружений было мобилизовано 450 тысяч жителей столицы, 75% из них составляли женщины. Было принято решение эвакуировать из Москвы часть партийных и правительственных учреждений, крупные оборонные заводы, научные и культурные учреждения. Верховный главнокомандующий, часть ГКО и Ставки Верховного главнокомандования (СВГ) оставались в Москве. В короткий срок был построен внешний оборонительный пояс и возведены укрепления внутри города. Из добровольцев в Москве были сформированы 3 дивизии народного ополчения. 

Энергичные меры, принятые командованием, позволили создать на московском направлении новый фронт обороны.

Однако положение войск Западного фронта, занявших оборону на Можайской линии, оставалось исключительно тяжелым. Численность войск Западного фронта, которые обороняли фронт от Московского моря до Калуги, составляла лишь около 90 тысяч человек. Достаточно прочно были прикрыты только важнейшие направления, ведущие к Москве: волоколамское, можайское, малоярославецкое и калужское, на которых соответственно оборонялись 16-я армия генерал-лейтенанта К. К. Рокоссовского, 5-я армия генерал-майора артиллерии Л. А. Говорова, 43-я армия генерал-майора К. Д. Голубева, 49-я армия генерал-лейтенанта И. Г. Захаркина. Немецкая авиация обладала полным господством в воздухе. Работа фронтового тыла и управление войсками были осложнены, т.к. дороги были заполнены автомашинами, потоками беженцев, конными повозками, гуртами скота.

В середине октября на Можайской линии обороны развернулись ожесточенные бои. Советские войска оказывали ожесточенное сопротивление превосходящим силам противника, однако 13 октября пала Калуга, 16 октября – Боровск, 18 октября – Можайск и Малоярославец. Только величайшим напряжением сил удалось остановить немецкое наступление на рубеже рек Протва и Нара. Не менее ожесточенные бои шли на других участках фронта.

17 октября был оставлен Калинин. Для прикрытия столицы с северо-запада 17 октября на базе войск правого крыла Западного фронта был создан Калининский фронт (командующий генерал-полковник И. С. Конев). Попытка противника нанести удар из района Калинина в тыл фронта была сорвана, а его наступление на тульском направлении остановлено действиями войск 50-й армии и ополчения города Тулы, поддержанных резервами Ставки.

19 октября распоряжением ГКО в Москве и прилегающих районах было введено осадное положение. Немецкая авиация совершила на Москву 31 налет, во время которых 273 самолета было сбито.

........Благодаря успешным действиям войск ПВО Москвы крупных разрушений в городе удалось избежать.

Противодействие советских войск постепенно усиливалось, однако противник вводил в сражение новые соединения и на направлениях главных ударов сохранял количественное превосходство. Стабилизировать оборону на дальних подступах к Москве не удалось, и бои в конце октября шли уже в 80–100 км от Москвы. Над столицей нависла непосредственная угроза.

В начале ноября немецкое наступление приостановилось. Упорная оборона советских войск, безусловно, была решающим фактором, однако нельзя отрицать и влияние осенней распутицы, т.к. из-за нее немецкие войска потеряли маневренность, а их снабжение значительно ухудшилось.

Кроме того, авиация потеряла возможность действовать с грунтовых аэродромов и по распоряжению Гитлера 2-й воздушный корпус и 2-й воздушный флот были отправлены на Сицилию.

Как бы то ни было, немецкое командование приняло решение возобновить наступление после начала заморозков, а до этого времени подтянуло резервы и произвело перегруппировку. Для возобновления наступления на Москву оно развернуло 51-ю дивизию, в том числе 13 танковых и 7 моторизованных. Перевес в силах оставался на стороне противника: в людях в 2 раза, в артиллерии в 2,5, в танках в 1,5 раза. На волоколамском и тульском направлениях превосходство противника было еще более значительным. По замыслу немецко-фашистского командования группа армий «Центр» должна была разбить фланговые части обороны советских войск и окружить Москву.

Советское командование в полной мере постаралось использовать несколько недель передышки. За это время Жуков создал глубоко эшелонированную оборону, которая проходила через лесные массивы, примыкавшие к реке Нара, от Серпухова на юге до Наро-Фоминска и далее на север. Командование смогло перебросить свежие армейские

корпуса из Сибири и мобилизовать московских ополченцев.

Теперь войскам фон Бока, измотанным в предыдущих сражениях и совершенно не готовым к ударившим вскоре морозам, предстояло наступать на неведомо откуда взявшиеся новые армии противника, который уже считался полностью разбитым. 13 ноября в Орше состоялось совещание начальников штабов групп армий с участием Браухича, Гальдера и фон Бока. Изменившаяся обстановка поставила под вопрос целесообразность продолжения наступления. Лееб и Рундштедт настаивали на том, чтобы отменить наступление, и Гитлер, судя по всему, склонялся к тому же мнению.

Но Браухич, Гальдер и фон Бок сумели настоять на возобновлении. Под их давлением Гитлер отдал приказ о начале наступления 15 ноября.

Наступление на Москву планировалось провести силами 4-й армии фон Клюге. Правый фланг фон Бока от Оки до Нары был значительно ослаблен и постоянно подвергался атакам Красной армии. К югу от реки Нара 2-я танковая армия Гудериана и 2-я полевая армия Вейхса должны были продвигаться к Туле, захватить ее и обойти Москву. Главный удар 4-й армии был направлен на шоссе Москва – Смоленск. Севернее этой дороги наступала 4-я танковая армия, сосредоточенная между Рузой и Волоколамском. Она должна была ударить левее шоссе Москва – Смоленск, затем повернуть и атаковать столицу СССР с запада и северо-запада.

15 ноября выпал снег, и практически сразу ударили морозы. Немецкая артиллерия оказалась совершенно бесполезной, поскольку не располагала необходимыми смазочными материалами, чтобы защитить подвижные части орудий.

Лишь 30% подвижной техники находилось в рабочем состоянии. Большая часть танков тоже бездействовала, так как их оптические прицелы оказались непригодными для столь низких температур. Пехота, не имевшая соответствующего зимнего обмундирования, с трудом продвигалась вперед.

Главные удары немецкие войска наносили в направлениях на Клин – Рогачево, пытаясь обойти Москву с севера, и на Тулу – Каширу в обход столицы с юга. Ценой больших потерь в конце ноября немцам удалось овладеть районом Клин, Солнечногорск, Истра, выйти к каналу Москва – Волга в районе Яхромы и занять Красную Поляну (в 27 км от Москвы). Здесь противник был остановлен и вынужден перейти к обороне.

24 ноября Гудериан прибыл в ставку фон Бока в Смоленске и потребовал от фельдмаршала немедленно прекратить наступление. Фельдмаршал срочно связался с Браухичем, который согласился временно отложить захват Москвы с востока. Но Гитлер приказал продолжать наступление.

Советское командование подтянуло дополнительные силы на наиболее угрожаемые участки. 27 ноября советские войска нанесли контрудар по 2-й танковой армии генерала Гудериана и отбросили ее от Каширы. Потерпев поражение под Каширой, 2-я немецкая танковая армия попыталась обойти Тулу с северо-востока и перерезала железные и шоссейные дороги Серпухов – Тула.

........Контрударом советские войска отбросили противника на исходные позиции.

1 декабря командование группы армий «Центр» предприняло новую попытку прорваться к Москве в районе Апрелевки, но и она кончилась неудачей. 2 декабря передовые части 1-й ударной и 20-й армий отразили все атаки противника севернее Москвы в районе Дмитрова и южнее и вынудили его прекратить наступление. 3–5 декабря 1-я ударная и 20-я армии нанесли несколько сильных контрударов в районе Яхромы и Красной Поляны.

Левофланговые дивизии 16-й армии во взаимодействии с 5-й армией отбросили противника из большой излучины реки Москвы северо-восточнее Звенигорода. Ударная группа 33-й армии, разгромив 4–5 декабря немецкие части, восстановила положение на реке Нара. 50-я и 49-я армии отбили все атаки севернее Тулы. Таким образом, в результате контрударов советских войск в начале декабря были сорваны последние попытки немецких войск прорваться к Москве. Немецкие потери под Москвой за период с 16 ноября по 5 декабря оцениваются в 155 тысяч человек убитыми и ранеными, около 800 танков, 300 орудий и около 1500 самолетов. В ходе обороны столицы были созданы предпосылки для перехода советских войск в контрнаступление.

Тульская оборонительная операция

В конце октября обстановка на московском направлении советско-германского фронта оставалась напряженной. Немецкие войска, уже заметно растерявшие свой наступательный порыв, продолжали нащупывать слабые участки советской обороны, через которые они могли бы прорваться к Москве.

К 23 октября 50-я и 3-я армии Брянского фронта (командующий – генерал-майор Г. Ф. Захаров), вырвавшись из оперативного окружения, отошли на рубеж Белев – Мценск – восточнее Орла. 24 октября немецкая 2-я танковая армия (командующий – генерал-полковник X. Гудериан), остановленная в начале октября в районе Мценска, возобновила наступление с целью захвата Тулы и обхода Москвы с юго-востока.

Оборона подступов к Туле была возложена на только что вышедшую из окружения 50-ю армию (командующий – генерал-майор А. Н. Ермаков, с 22 ноября генерал-лейтенант И. В. Болдин). Под давлением превосходящих сил противника ее малочисленные и измотанные предшествующими боями войска отошли в северо-восточном направлении – к Туле.

 

Соединения 3-й армии отходили на восток, к Ефремову.

За предшествующие две недели, с того момента, когда стала очевидной угроза прорыва немецких войск, на подступах к Туле было развернуто строительство оборонительных сооружений. В нем участвовало население, а также тысячи эвакуированных. Было отрыто свыше 20 км противотанковых рвов и эскарпов, километры траншей и окопов,

оборудованы минные поля, сооружены блиндажи и огневые позиции для артиллерии. 26 октября в Туле было введено осадное положение. Оборонительные мероприятия проводились также в самом городе.

........На улицах Тулы мобилизованное население сооружало баррикады и противотанковые надолбы.

В каменных зданиях оборудовались бойницы для ведения огня. В течение 23–26 октября был сформирован Тульский рабочий полк из 1,5 тысячи бойцов.

Когда 29 октября немецкие танковые дивизии вышли к рубежам перед Тулой, то на подготовленных рубежах их встретили не только поредевшие соединения 50-й армии, но буквально все, кто мог держать оружие. Рядом с войсками стойко бились Тульский рабочий полк, зенитчики ПВО, войска НКВД.

 

 

В течение первой половины ноября противник неоднократно возобновлял атаки, однако все его попытки захватить Тулу фронтальным ударом с юга, а также обойти ее с севера были отражены советскими войсками при активном участии населения города. В осажденном городе продолжало работать значительное количество предприятий, на которых был налажен выпуск стрелкового оружия и минометов, производился ремонт артиллерийских орудий и танков.

18 ноября немецкие войска предприняли наступление с целью обхода Тулы с востока. При поддержке авиации они смогли прорвать оборону 50-й армии, захватили Дедилово и стали развивать наступление на Венев. 24 ноября, несмотря на большие потери, танковые соединения противника захватили эти города. 25 ноября они вышли на подступы к Кашире и продвинулись к Рязани и Скопину, создав угрозу прорыва к основным коммуникациям, связывающим Москву с центральными и восточными районами страны. Тула оказалась глубоко охваченной с востока. Население всех окрестных городов и деревень копало противотанковые рвы.

Однако ударные немецкие группировки окончательно выдохлись. В результате упорного сопротивления советских войск 2-я танковая армия к концу ноября была обескровлена, ее фронт растянулся на более чем 350 км.

27 ноября войска Западного фронта (командующий – генерал армии Г. К. Жуков) силами 1-го гвардейского корпуса, усиленного танковыми подразделениями и полком реактивной артиллерии, нанесли контрудар по наступающим на Каширу немцам. К 30 ноября противник был отброшен к Мордвесу.

2 декабря танки Гудериана предприняли последнюю попытку овладеть Тулой с востока и 3 декабря перерезали железную и шоссейную дороги, связывающие Тулу с Москвой.

Одновременно войска 4-й немецкой армии наступали севернее Тулы с запада. Советская 50-я армия и соединения 49-й армии нанесли контрудар в районе Кострово, Ревякино. Они окружили часть 4-й танковой дивизии противника и восстановили связь Тулы с Москвой. В начале декабря противник под ударами советских войск начал отход из выступа, образованного северо-восточнее Тулы.

Успех советских войск при обороне Тулы сыграл огромную роль для стабилизации линии фронта на южных подступах к Москве.

 

Контрнаступление советских войск под Москвой

После того как в конце ноября – начале декабря упорной обороной и контрударами были сорваны последние попытки германской армии прорваться к Москве, инициатива действий стала переходить к советским войскам. Немецкие войска понесли тяжелые потери в живой силе и технике, их боевой дух был надломлен. Создались условия для перехода Красной армии в контрнаступление.

Замысел советского командования заключался в том, чтобы разгромить и отбросить ударные группировки противника дальше от столицы. Основная задача в контрнаступлении возлагалась на Западный фронт (командующий – генерал армии Г. К. Жуков). Севернее и южнее наносили удары войска Калининского (командующий – генерал-полковник И. С. Конев) и Юго-Западного (командующий – маршал Советского Союза С. К. Тимошенко, с 18 декабря 1941 года – генерал-лейтенант Ф. Я. Костенко) фронта. Значительную роль в контрнаступлении сыграли авиация Резерва Верховного главнокомандования и партизаны, действовавшие на занятой противником территории.

Красная армия должна была начать контрнаступление в трудных условиях, когда численное превосходство в живой силе, артиллерии и танках было еще на стороне противника. В советских войсках под Москвой к началу декабря насчитывалось около 720 тысяч человек, 5900 орудий и минометов, 415 установок реактивной артиллерии, 670 танков (в том числе 205 тяжелых и средних) и 760 самолетов (из них 590 новых конструкций). Немецкие войска в это время имели 800 тысяч человек, около 10 400 орудий и минометов, 1000 танков и свыше 600 самолетов.

 

Ставка Верховного главнокомандования в своих планах сделала расчет на измотанность войск противника, отсутствие у них подготовленной обороны и оперативных резервов, их растянутость на 1000-километровом фронте, неподготовленность к ведению боевых действий в зимних условиях, высокий моральный дух советских войск и их выгодное оперативное положение по отношению к крыльям немецкой группировки. Скрытное сосредоточение стратегических резервов на направлениях главных ударов и правильный выбор времени их нанесения должны были обеспечить внезапность контрнаступления и в известной мере компенсировать недостаток сил и средств.

........Контрнаступление началось без оперативной паузы 5–6 декабря 1941 года на фронте от Калинина до Ельца.

Боевые действия сразу же приняли ожесточенный характер. Несмотря на отсутствие  превосходства в силах и средствах, на сильные морозы, глубокий снежный покров, войска левого крыла Калининского и правого крыла Западного фронтов уже в первые дни контрнаступления прорвали оборону противника южнее Калинина и северо-западнее Москвы, перерезали железную дорогу и шоссе Калинин – Москва и освободили ряд населенных пунктов. Одновременно с войсками, наступавшими северо-западнее Москвы, перешли в контрнаступление войска левого крыла Западного и правого крыла Юго-Западного фронтов.

Сильные удары войск Красной армии по фланговым группировкам группы армий «Центр», предназначенным для окружения Москвы, заставили немецкое командование принять меры по спасению своих войск от разгрома.

8 декабря Гитлер подписал директиву о переходе к обороне на всем советско-германском фронте. Группа армий «Центр» получила задачу любой ценой удерживать важные в стратегическом отношении районы. 9 декабря советские войска освободили Рогачево, Венев, Елец, 11 декабря – Истру, 12 декабря – Солнечногорск, 13 декабря – Ефремов, 15 декабря – Клин, 16 декабря – Калинин, 20 декабря – Волоколамск. К началу января 1942 года войска правого крыла Западного фронта вышли на рубеж рек Лама и Руза. К этому же времени войска Калининского фронта вышли на рубеж Павликово – Старица. Войска центра Западного фронта 26 декабря освободили Наро-Фоминск, 2 января – Малоярославец, 4 января – Боровск.

 

 

Успешно развивалось контрнаступление на левом крыле Западного фронта и в полосе Брянского фронта (воссоздан 18 декабря 1941 года, командующий – генерал Я. Т. Черевиченко).

25 декабря советские войска на широком фронте вышли к реке Оке. 28 декабря был освобожден Козельск, 30 декабря – Калуга, в начале января 1942 года – Мещовск и Мосальск.

Войска Брянского фронта во взаимодействии с войсками левого крыла Западного фронта к началу января 1942 года достигли рубежа Белев–Мценск–Верховье. Это создавало благоприятные условия для окружения группы армий «Центр», однако достаточных сил у наступающих советских войск для этого не было. Темпы контрнаступления замедлились.

 

В начале января 1942 года контрнаступление на западном стратегическом направлении было завершено. В ходе боев были разгромлены основные силы немецких 2-й, 3-й и 4-й танковых армий и соединения 9-й армии. 38 дивизий противника (в том числе 11 танковых и 4 моторизованных) потерпели тяжелое поражение. Противник был отброшен на

100–250 км от Москвы.

Разгром ударных группировок, наступавших на Москву, вызвал растерянность германского командования. Были сняты со своих постов главнокомандующий сухопутными войсками генерал-фельдмаршал В. фон Браухич, командующий группой армий «Центр» Т. фон Бок, командующие 2-й и 4-й танковыми и 9-й армиями Х. Гудериан, Э. Гепнер и А. Штраус и другие – всего 35 генералов. В ходе контрнаступления под Москвой советские войска сорвали авантюристский план «молниеносной войны», развеяли миф о «непобедимости» германской армии, вырвали из рук немецкого командования стратегическую инициативу.

Читайте также: За что Москве присвоено звание города-героя →

Оставить комментарий (3)

Самое интересное в соцсетях

Топ 5 читаемых



Самое интересное в регионах
Роскачество