13722

100 грамм с прицепом. Помогало ли подорожание водки в борьбе с пьянством?

Еженедельник "Аргументы и Факты" № 32. Победит ли в США «расизм наоборот»? 05/08/2020
Обычай «сообразить на троих».
Обычай «сообразить на троих». © / Юрий Сомов / РИА Новости

Минфин предложил повысить минимальную розничную цену на водку с 1 января 2021 г. на 3,5% – до 238 руб. за поллитровку с нынешних 230. 1 января этого года «беленькая» тоже подорожала – в 2019 г. она стоила минимум 215 руб.

Повышение стоимости алкоголя для государства – способ и пополнить бюджет, и уменьшить тягу населения к зелью. И за последние 100 лет Россия видела самые разные попытки решить обе эти проблемы.

«Вино выливать велено»

После революции из всех «пережитков проклятого прош­лого» молодую советскую власть едва ли не больше всего беспокоило именно пьянство. Поэтому большевики продлили дейст­вовавший с начала мировой войны царский «сухой закон». В конце 1919 г. Совнарком принял декрет о запрете изготовления и продажи спирта и крепких напитков на территории страны. Во время Гражданской войны за его нарушение полагалось 5 лет с конфискацией, но сгоряча «контру-само­гонщика» могли и к стенке по­ставить. Недаром пролетарский поэт Демьян Бедный стращал народ стихами-агитками: «Вино выливать велено, а пьяных – сколько ни будет увидено, столько будет расстреляно».

Однако победить «контру» оказалось нелегко. Изголодавшийся по выпивке народ, през­рев опасность, массово занялся самогоноварением. И вскоре большевики пошли на попятную: решили возродить официальное производство спирт­ных напитков. А поскольку председателем Совнаркома СССР с 1924 г. был товарищ Рыков, то пошедшую в продажу первую советскую водку стали звать в народе в его честь. ­Писатель Михаил Булгаков писал в дневнике: «В Москве событие – выпустили 30-градусную водку, которую публика с полным основанием назвала «рыковкой». Отличается она от царской водки тем, что на десять градусов слабее, хуже на вкус и в четыре раза её дороже».

Недобравшая в градусе советская водка всё же выгодно отличалась ценой (1 руб. за бутылку) от деревенского пойла, поэтому вскоре стала весьма популярной в городах. А вот в сёлах дела у «рыковки» шли хуже. К тому же водку в деревне зачастую стали продавать в комплекте с зубным порошком и прочими средствами личной гигиены, которые там особым спросом и не пользовались.

«Сообразить на троих»

Вплоть до Всемирного фестиваля молодёжи и студентов, который проходил в Москве в 1957 г., водку продавали во всех точках общепита и много­численных уличных буфетах, где можно было выпить «100 грамм с прицепом»: 100 г водки, кружку пива и бутер­брод. В буфетах на избирательных участках в дни выборов и по пути следования демонст­раций в дни государственных праздников рюмку водки и бутер­брод с горбушей ­можно было купить меньше чем за 50 копеек.

Однако в декабре 1958 г. ЦК КПСС и Совмин СССР приняли постановление «Об усилении борьбы с пьянством и о наведении порядка в торговле крепкими спиртными напитками». Очередная попытка отрезвить советских людей началась с запрета отпускать водку в розлив в столовых, закусочных, чайных и т. п. В результате вместо скромных 100 грамм, которые они могли выпить в относительно культурных условиях, страждущие теперь были вынуждены покупать целую бутылку и искать компаньонов, чтобы разделить её. Так родился обычай «сообразить на троих», который вскоре приобрёл поистине всенародный размах. На троих распивали в подворотнях, скверах и даже на дет­ских площадках, из-под полы в столовых и ­дешёвых кафе.

Каждому страждущему был понятен клич «По семь рваных!», который означал скинуться по 7 руб. на самую дешёвую тогда водку «красную головку» (запечатанную красным сургучом), стоившую 21 руб. 20 коп. После денежной реформы 1961 г. (деноминации) она исчезла из продажи, её заменила водка «Москов­ская», стоившая уже 2 руб. 87 коп. Призывный клич несколько изменился – «По рублю!». Сдачи (13 коп.) хватало как раз на закуску – плавленый сырок.

В общем, Никита Хрущёв своего не добился: пить граждане меньше не стали. Если в 1958 г. употребляли в среднем по 3 л спирта на душу населения, то через 10 лет этот показатель вырос в два с лишним раза.

В дальнейшем остановить этот рост помогло лишь подорожание водки. В начале ­1970-х самая дешёвая «беленькая» стоила 3 руб. 62 коп., в 1981 г. подорожала до 5 руб. 30 коп. Правда, народ на это откликнулся угрожающей прибауткой: «Если водка станет восемь, всё равно мы пить не бросим. ­Передайте Ильичу – нам и десять по плечу!»

Успели ли передать это народное обещание Леониду Брежневу, неизвестно – жить генсеку оставался всего год.

«Андроповка», она же «первоклассница»

Единственным советским генсеком, решившимся снизить цену на водку, стал Юрий Андропов. Он не был ярым борцом за трезвость – скорее сторонником распространения культуры потребления спиртного. При нём возродились рюмочные – правда, поскольку водку в них отпускали с наценкой и обязательной закуской, популярностью эти заведения не пользовались. Выпить «сто пятьдесят за два с полтиной» для многих было накладно.

Однако в самом начале осени 1983 г. в магазины СССР поступила в продажу новая водка. От прочих она отличалась тем, что почему-то не имела названия, но главное отличие было в цене – она стоила 4 руб. 70 коп., в то время как самую дешёвую и ходовую под названием «Русская» продавали за 5 руб. 30 коп., а «Столичную», «Московскую особую» и «Пшеничную» и вовсе по 6 руб. 20 коп. Дешёвый, хоть и дурной по вкусу, напиток благодарные потребители тут же расшифровали как «Вот Он, Добрый Какой Андропов». А поскольку водка эта появилась 1 сентября, то и потребители продукта стали называть её «школьницей» и «первоклассницей», но больше прижилось название «андроповка».

Минеральный секретарь

В отличие от Андропова Михаила Горбачёва советские выпивохи вспоминали исключительно недобрым словом. Всего лишь через несколько дней после вступления в должность он написал в своём рабочем дневнике: «Бой пьянству!» В СССР началась широкая антиалкогольная кампания. 7 мая 1985 г. были приняты ­постановления ЦК КПСС и Совмина о мерах по преодолению пьянства и алкоголизма.

При Горбачёве было закрыто огромное количество магазинов, торговавших ликёро-водочной продукцией. Цены на водку повысились (с августа 1986 г. она стоила минимум 9 руб. 10 коп.), а страждущим приходилось часами отстаивать в очередях в уцелевшие торговые точки. В глубинке ситуация зачастую доходила до абсурда. Например, в одном из сёл Калужской области единственный на всю округу магазин, где можно было купить спиртное, работал только один день в неделю, да и то всего несколько часов. За два дня до его открытия здесь скапливался народ – тут же допивали то, за чем пришли, закусывали и ночевали.

Антиалкогольная кампания катастрофически отразилась на винодельческой отрасли и виноградарстве, а виноградники во многих местах были беспощадно вырублены. Да, в 1985–1987 гг., во время «полу­сухого закона», повысилась средняя продолжительность жизни, выросла рождаемость и сократилась смертность. Однако уменьшение продаж алкоголя нанесло серьёзный удар по бюджету, а народ вновь, как когда-то при большевиках, ­перешёл на самогон.

Сверху активно насаждались безалкогольные свадьбы, банкеты и юбилеи. Пить спиртное по любому поводу стало просто-напросто опасно, и народ понемногу начал звереть. Естественно, это сказалось и на отношении к Горбачёву, которого злые языки стали называть минеральным секретарём.

Надо ли добавлять, что по­следующие руководители страны учли эту ошибку и резких шагов на антиалкогольном направлении больше не предпринимали. Что, впрочем, не мешало и не мешает государству время от времени поднимать минимальную цену на водку.

Оставить комментарий (3)

Топ 5 читаемых



Самое интересное в регионах
Новости Москвы