Примерное время чтения: 5 минут
567

Когда нельзя вылечить. Главное о паллиативной помощи детям

Ежегодно в Москве в паллиативной медицинской помощи нуждаются более 80 тысяч человек, в том числе около трех тысяч детей. Такую помощь оказывают в Центре паллиативной помощи и восьми его филиалах, а также на базе 13 больниц и одной негосударственной клиники. В учреждениях развернуто около тысячи коек паллиативного профиля. Детям помощь оказывают в четырех стационарах, в том числе на базе Морозовской детской клинической больницы.

Специалисты выездных патронажных служб, в том числе детской, оказывают медпомощь неизлечимо больным пациентам с трудно купируемыми тяжкими проявлениями заболевания, выписывают рецепты, делают обезболивание сильнодействующими препаратами. Также они предоставляют медицинские изделия для использования на дому, выполняют сложные перевязки пролежней и опухолевых распадов, организуют индивидуальные посты на дому. С 2018 года в укладку врачей для оказания паллиативной медицинской помощи на дому включаются наркотические и психотропные лекарства, а также рецепты на такие препараты. Это позволяет оперативно купировать тяжкие симптомы, не госпитализируя пациента. Бригада для обезболивания работает в Москве круглосуточно.

Паллиативную медицинскую помощь в Москве планируют развивать и дальше, привести ее к единому стандарту. Как отметил мэр Москвы Сергей Собянин, это очень важное направление, которое было создано в столице за последние годы.

Семь лет в Морозовской больнице работает отделение паллиативной медпомощи детям. О её особенностях рассказали люди, помогающие семьям не остаться один на один со своей бедой.

«В отделении паллиативной медпомощи детям концентрируются самые тяжёлые пациенты, — объясняет заместитель главного врача Морозовской детской больницы по онкологии, завкафедрой паллиативной педиатрии РНИМУ им. Н. И. Пирогова Элла Кумирова. —  Это ребята с неизлечимыми заболеваниями или тяжёлыми состояниями, которые возникли в связи с травмой, инфекцией, опухолевыми заболеваниями. В основе помощи им лежит сотрудничество междисциплинарной команды специалистов с самим пациентом и его семьей, вовлечение в уход за ребёнком его близких. От того, насколько врач внимателен к деталям и располагает к себе семью пациента, зависит качество оказания помощи».

«Сотрудники отделения — это помощники и спутники семьи каждого пациента. К сожалению, бывают заболевания и состояния, которые вернуть вспять невозможно, даже с учётом широчайших клинических возможностей нашей больницы и современной медицины, — признаётся завотделением паллиативной медпомощи Морозовской детской больницы, врач-педиатр Антон Борисов. — На каждом следующем этапе болезнь прогрессирует и приносит ещё больше страданий. Вместе с родителями мы идём коалицией против негативных проявлений болезни и даём возможность ребёнку не ощущать негативные проявления и симптомы заболевания, будь то боль, судороги и прочее. Мы обеспечиваем возможность родителям и близким родственникам быть вместе с ребёнком, стараемся всеобъемлюще охватить их проблемы, помогаем справиться с горем».

«Профессиональная помощь анестезиолога-реаниматолога ребёнку с тяжёлым заболеванием может понадобиться в любой момент дня и ночи, — считает врач-анестезиолог-реаниматолог, врач по паллиативной помощи Морозовской детской больницы Станислав Мальцев. — Мы помогаем в проведении поднаркозных исследований, устанавливаем венозные катетеры, оказываем экстренную помощь, часто проводим сердечно-легочную реанимацию. Если все спокойно, наш день начинается с утреннего обхода, мы интересуемся, как прошла ночь, выслушиваем жалобы и пожелания родителей пациентов. Обходы проводятся несколько раз в течение дня. Но в любой момент у наших пациентов может внезапно ухудшиться состояние. Реаниматологу нужно быстро принять правильное решение, минута промедления может стоить жизни. Такая ситуация, например, произошла с трёхмесячным мальчиком. Внезапно у него начался асцит — повышение уровня жидкости в брюшной полости. Состояние быстро ухудшалось. Несмотря на аппарат ИВЛ, который помогал малышу дышать, ему становилось всё хуже. Мы провели пункцию брюшной полости, удалив 600 мл жидкости. Это очень много для маленького ребёнка. Опасались, что асцит будет нарастать постоянно. Но нам удалось подобрать лечение, со временем мальчик стал дышать самостоятельно и выписался домой на амбулаторное лечение».

«Важно тесно работать не только с пациентами, но и с их родителями и близкими, тяжело переживающими такое состояние своего ребенка, — уверена заместитель главного врача Морозовской детской больницы по клинико-экспертной работе Татьяна Теновская. — На начальном этапе, когда речь идет о присвоении паллиативного статуса ребенку, родителям сложно это принять. Уже находясь в отделении, родители и медперсонал зачастую становятся одной семьей, потому что их связывают незримые нити, включающие психологическую поддержку, участие, помощь в уходе».

«Шесть лет я работала врачом-педиатром выездной бригады скорой медицинской помощи. В паллиатив пришла за компанию с коллегой и осталась, — рассказывает врач-педиатр, врач по паллиативной помощи Морозовской детской больницы Виктория Лаврова. — В феврале будет пять лет, как тружусь здесь, и ни разу не пожалела о своём решении. У нас дружный коллектив, мы поддерживаем друг друга и наших пациентов, находим слова утешения и по мере возможности придаём сил родителям».

«Когда только попадают к нам, всего боятся. Мы обучаем родителей правильному уходу за особенными, но не менее любимыми детками. Важно ведь всё правильно выполнять, чтобы не навредить ребёнку», — полагает старшая медицинская сестра отделения паллиативной медицинской помощи детям Морозовской детской больницы Ольга Зыкова.

«Мы обучаем родителей необходимым навыкам, оказываем всестороннюю поддержку, и они не боятся забирать детей домой, — подтверждает слова коллеги врач-педиатр, врач по паллиативной помощи Морозовской детской больницы Асым Накула. — Как бы ни было хорошо в больнице, дома лучше. Мы всегда остаемся на связи с родителями. Даже после ухода ребенка. Кто-то звонит, а кто-то находит в себе силы приехать и сказать спасибо. В такие моменты осознаешь, ради чего учился, ради чего работаешь».

«Если спустя время после тяжёлой утраты родители уверены, что для ребёнка было сделано все возможное для облегчения его страданий, значит, мы сработали правильно, стали для них лучиком света в тяжёлый период. Когда после ухода ребёнка родители к нам возвращаются, это для нас самая большая награда, — продолжает Антон Борисов. — Случается, что родители наших пациентов решаются связать жизнь с отделением и после ухода детей. Так, в числе наших действующих сотрудников — две мамы наших бывших пациентов».

Кстати
Отделение паллиативной медпомощи детям в Морозовской детской больнице было открыто в 2014 году, оно рассчитано на 40 коек. Здесь трудится восемь анестезиологов-реаниматологов, шесть педиатров, невролог, врач ЛФК, психолог, 27 медицинских сестер. Дети находятся на искусственной вентиляции лёгких вне отделения реанимации. В лечебном процессе задействованы все врачи, работающие в стационаре. Если ребёнку необходима консультация профильных специалистов, они приходят к нему в отделение.

Оцените материал
Оставить комментарий (0)

Топ 5 читаемых



Самое интересное в регионах