4998

Стены не лечат. Завод медоборудования превратился в руины

/ Клуб Военно-исторической реконструкции «Пехотинец» / Из личного архива

Проект постановления, опубликованный на Едином государственном портале, предполагает ограничение возможностей закупок иностранного оборудования, вплоть до полного запрета. По мнению Минпромторга, это позволит оздоровить российскую экономику и поддержать отечественных производителей. Проект должны были принять уже 1 апреля, однако из-за протестов медиков и пациентов закон «подвис» — о дате его принятия пока не сообщают. Министр здравоохранения Вероника Скворцова заявила, что проект внимательно изучается, для того чтобы получить мнение широкого круга специалистов, среди которых организаторы здравоохранения, практикующие врачи, представители общественности.

Фото: АиФ / Надежда Кузьмина

При этом министр подчеркнула — необходим поиск справедливого баланса между интересами пациентов и экономическими интересами отечественной медицинской промышленности.

По словам разработчиков проекта, предложенные ими меры не только защитят внутренний рынок страны, но и будут способствовать увеличению доли отечественных медицинских изделий. Как отмечается в пояснительной записке к документу, российский рынок медицинских изделий является одним из самых динамично развивающихся в мире. За период 2006–2012 годов он вырос более чем в 3 раза и составил более 1,1 трлн рублей.

При этом ситуация в регионах на практике далека от идеала. Так, на месте одного из крупнейших предприятий медоборудования, расположенного в центре Волгограда, сейчас — настоящие руины.

Руины Волгоградского завода

Фото: АиФ / Надежда Кузьмина

Волгоградский завод медицинского оборудования ещё каких-то 8 лет назад был крупнейшим предприятием своей отрасли в стране. Здесь производили стоматологическое и операционное оборудование, электрохирургические аппараты, аппараты для зубопротезирования, оториноларингологических операций и многое другое.

Однако завод постепенно начал приходит в упадок, доходы падали. Предприятие признали бесперспективным и выставили на продажу. Власти за завод вступаться не стали, новый покупатель спасать жизнь промышленного гиганта не собирался.

Фото: АиФ / Надежда Кузьмина

Буквально в течение нескольких лет всё оборудование завода было распродано, а ведущие специалисты уволены. Сам же участок земли, на котором когда-то располагался завод, начали готовить под жилую застройку. После демонтажа оборудования корпуса начали разбирать на кирпичи.

Фото: АиФ / Надежда Кузьмина

На сегодняшний день на территории завода больше не осталось целых корпусов. Слышно, как за массивными воротами работает тяжёлая техника, которая доламывает то, что осталось, но попасть внутрь невозможно — территория охраняется сторожем и собаками.

Как после бомбёжки

Апокалипсические виды руин волгоградского завода вдохновили реконструкторов сталинградских боёв. За последние пару лет здесь прошло несколько подобных мероприятий, иллюстрирующих те или иные этапы Сталинградской битвы.

Руководитель клуба военно-исторической реконструкции «Пехотинец» Анатолий Артамонов рассказывает, что в 2012–2013 годах на территории завода ими были реконструированы контрнаступление советских войск под Сталинградом, уличные бои в разрушенном бомбёжкой городе и разгром группировки Штрекера. Останки бывших медицинских корпусов и груды битого кирпича как нельзя лучше соответствуют именно этому периоду времени.

Фото: Клуб военно-исторической реконструкции «Пехотинец»

При этом сами руины некогда бывшего завода находятся практически в самом центре города. И представляют не только исторический, но и инвестиционный интерес. Тем более, в преддверие Чемпионата мира по футболу в 2018 году. Именно благодаря грядущему событию, в прошлом году напротив завода появилась дорогая гостиница Хилтон.

Предложение российского правительства запретить врачам закупать иностранное медборудование вызвало волну протестов и обсуждений как среди медиков, так и среди пациентов, но особенно горячо в спор вступили жители Волгограда, ведь именно на их глазах некогда успешное предприятие по производству медоборудования превратилось в руины. Говорят: как можно надеяться на российскую промышленность, если она с таким трудом выживает на рынке?

Однако есть и другая сторона медали — возможно, завод в Волгограде обанкротился именно потому, что не мог конкурировать с иностранными производителями.

Фото: АиФ / Надежда Кузьмина

«Мы закупаем самое дешёвое»

Свои замечания к проекту, запрещающему закупку иностранного оборудования, уже направили крупнейшие мировые производители, российский Союз радиологов и частные лица:

«На мой взгляд, российское производство пока не готово делать качественные рентген-аппараты, томографы, маммографы и т. д., — пишет Юлия. — У наших, если честно, шприцев-то иголки бывают толстые и с зазубринами, а какой же тогда томограф или рентген-аппарат будет? Думаю, из перечня пока надо исключить высокотехнологичное медоборудование».

«Если будет введено подобное постановление, то я и множество других больных просто умрём, — подключается к обсуждению Никита. — Я получаю программный гемодиализ на аппаратах немецкой фирмы Frezenius с одноразовыми фильтрами той же фирмы. В России, Казахстане и Белоруссии они не производятся. А в случае, если мне пересадят почку, я тоже умру без заграничных лекарств, аналогов для которых у нас не выпускается».

«Пожалейте, пожалуйста, детей, — пишет Андрей, — оставьте хотя бы инкубаторы для интенсивной терапии и другие товары из этой категории. Ведь дети ни в чём не виноваты, зачем убивать новорождённых?»

Пациентов отчасти поддерживают и сами медики:

«Бюджетные учреждения и так закупают всё самое дешёвое, — говорит оперирующий хирург одной из больниц Волгоградской области Анатолий Аникин. — Процедура госзакупок делает просто невозможным приобретение более качественного и, как следствие, дорогого оборудования. Среди нашего инструментария порядка 70 % отечественного производства, остальные позиции просто не изготавливают в нашей стране. Например, томографы все иностранные — у нас их не делают. А уж если говорить о качестве, то иностранные скальпели и иглы превосходят по качеству наши отечественные. Поэтому я уверен, что если мы стремимся к повышению качества оказания медицинской помощи в стране, то как минимум нам необходимо производить соответствующее качественное медицинское оборудование».

Такого же мнения придерживается и стоматолог Александр Киселёв. Он работает в одной из муниципальных клиник. Ведь именно оборудование для стоматологов составляет значительную часть списка товаров, которые предполагается запретить.

«Большей частью в наших поликлиниках стоит ещё советское оборудование. Лотки, хирургический инструментарий, лампы, стерилизаторы — это всё отечественного производства, — говорит Александр, — а вот уже то, что касается диагностического оборудования, например ортопантографы, которые позволяют делать панорамные снимки зубов, — сплошь импортные. Это, конечно, положительно, что государство пытается регулировать рынок медицинского оборудования, чтобы деньги шли преимущественно нашему производителю. Но заводов, производящих товары из опубликованного к запрету списка, у нас не так много. В нашей отрасли, например, основным поставщиком является Казанский завод, а других я даже и не знаю».

Оставить комментарий (0)

Также вам может быть интересно


Топ 5 читаемых



Самое интересное в регионах
Роскачество