635

«Петух клюнул». Для чего России «цифровой карбоновый двойник»?

В Российской академии наук прошла экспертная сессия, на которой обсудили вопросы низкоуглеродного развития России. Речь о том, как сократить выбросы парниковых газов. Подписав Парижское соглашение, наша страна взяла на себя обязательства сделать это. Но не это главное. А то, что глобальные изменения климата действительно происходят, и пришло время подумать о мире будущего, в котором предстоит жить нашим детям и внукам.

«Природу перегрузили»

«Проблема назревала давно. На протяжении последних двух-трёх десятилетий мы констатировали изменения климата, — начал сессию президент РАН Александр Сергеев.  Были споры, что, может быть, это какое-то локальное изменение. Но после того как проявился рост парниковых газов и температура начала стабильно нарастать (например, в нашей Арктике мы имеем сейчас плюс три градуса в среднем), стало ясно, что это то, на что следует обратить внимание. Мы нашу природу действительно перегрузили. И теперь вопросы климата стали не только научными, но и экономическими, и политико-экономическими. Они попадают в повестку дня и влияют на политику. Извините, но петух клюнул».

В 2019 году Россия подписала Парижское соглашение по климату, в соответствии с которым страны до конца XXI века должны удержать рост глобальной средней температуры в пределах 1,5-2°Ϲ по сравнению с доиндустриальным периодом. Для этого надо сокращать выбросы парниковых газов, прежде всего CO2.

Минэкономразвития подготовило «Стратегию долгосрочного развития России с низким уровнем выбросов парниковых газов до 2050 года». Уже к 2030-му выбросы должны сократиться на 70% от уровня 1990 года. А к 2050-му планируется закрыть все предприятия, которые производят парниковые газы.

«Уже более 50 стран мира перешли на низкоуглеродную экономику. Нам тоже необходимо её внедрять, чтобы в будущем не оказаться за бортом торговли “зелёными” товарами и технологиями,  сказал министр экономического развития РФ Максим Решетников, который был приглашён в Академию наук.  Тема низкоуглеродного развития затрагивает вопросы не только климата, но и экономики, экспорта, реализации различных проектов в России. Но в первую очередь это восстановление лесов и сокращение выбросов СО2».

Россия является самым крупным государством в мире, и почти половину её площади занимают леса, поглощающие углекислый газ. Задача учёных  дать высокоточное научное обоснование: как перейти на низкоуглеродные технологии и при этом не нанести экономический ущерб нашей стране?

Например, осенью 2020 года министерство науки и высшего образования представило первый в России карбоновый полигон, на котором будут отрабатываться технологии измерения углеродного баланса и способности территорий (почвы и растений) поглощать углерод из воздуха и удерживать его. Если научиться считать такой баланс и наладить национальную систему его мониторинга, в будущем это даст возможность зарабатывать на продаже так называемых карбоновых квот. Объём этого международного рынка оценивается в 100 миллиардов долларов. И дальше он будет только расти.

В чём наше преимущество?

Научный руководитель Института народнохозяйственного прогнозирования РАН Борис Порфирьев напомнил, что Парижское соглашение по климату ратифицировали 197 стран. На сегодняшний день в ООН представлены 28 стратегий социально-экономического развития с низким уровнем эмиссий парниковых газов. Одни эксперты считают, что к 2050 году промышленные выбросы парниковых газов должны быть полностью прекращены («уйти в ноль»). Другие, в основном представители бизнеса, уверены, что необходимо соблюдать баланс выбросов и поглощения газов, для чего нужно развивать и поддерживать природные экосистемы.

Российскую стратегию Борис Порфирьев оценивает оптимистично: «К 2018 году уже было достигнуто снижение выбросов на 48%. В 2020-м, по моим оценкам, у нас было минус 56%. На 2030-е поставлена цель снизить выбросы на 70%, и надо иметь в виду, что весь мир к этому моменту сократит их только на 0,7%. Значимость наших экосистем особенно возрастает с учётом того, что происходит в Амазонии, где площадь лесов стремительно сокращается».

По словам научного руководителя Сибирского федерального университета Евгения Ваганова, сейчас настал тот момент, когда учёные могут выяснить, какое количество CO2 поглощают из атмосферы природные экосистемы на территории нашей страны — леса, луга, тундра и т. д. Для этого надо сводить воедино данные наземных измерений и дистанционного зондирования Земли, которое осуществляют специальные спутники.

Директор Почвенного института им. В. В. Докучаева Андрей Иванов обращает внимание на то, что почва содержит в 6 раз больше углерода, чем растительность, поэтому при создании карбоновых полигонов необходимо учитывать и её возможности по связыванию CO2. Однако в Евросоюзе эти соображения в расчёт не принимают. «Следует отстаивать перед ЕС позицию о том, что концепция карбоновых полигонов должна включать в себя роль почв в регулировании цикла углерода. Если мы сделаем это, у нас будет сильное конкурентное преимущество»,  утверждает учёный, очевидно, имея в виду огромную территорию нашей страны.

Что делается в регионах?

В российских регионах уже принимают меры для снижения выбросов CO2. Например, в Нижегородской области планируют создание карбонового полигона для измерения углеродного баланса  он должен стать одним из элементов общероссийской системы. «Мы понимаем, какие для этого можно использовать площадки, у нас есть необходимые компетенции»,  заверил замгубернатора Нижегородской области Андрей Бетин. Также он отметил, что в регионе действует программа развития газификации: основным топливом для теплоэлектростанций стал природный газ, строятся газозаправочные станции, чтобы стимулировать автолюбителей активнее переходить на этот, более «чистый» по сравнению с бензином, вид горючего.

На Сахалине проходит «эксперимент по снижению выбросов парниковых газов». Во-первых, там тоже создан пилотный карбоновый полигон. Во-вторых, многие предприятия берут на себя обязательства по снижению углеродных выбросов и даже доведению их «до нуля». «Менее чем за год число таких организаций увеличилось вдвое»,  сообщил зампредседателя правительства Сахалинской области Вячеслав  Аленьков.

В ближайшие годы в стране придётся выстроить и наладить систему мониторинга выбросов и поглощений CO2, создать единый «цифровой банк», куда будет стекаться информация с карбоновых полигонов и экстраполироваться на всю территорию. Как сказал президент РАН, подводя итог научной сессии, «стране нужен цифровой карбоновый двойник, чтобы мы могли двигаться дальше».

Министр экономического развития Максим Решетников подчеркнул, что без участия специалистов Академии наук решить эти вопросы невозможно: «В этом диалоге без науки никуда. Только с позиции науки мы сможем обосновать и защитить наши национальные интересы. Очень важно, что РАН реализует эти проекты по широкому спектру. И большой объём работы делается в сотрудничестве с международным научным сообществом». 

Оставить комментарий (0)

Топ 5 читаемых



Самое интересное в регионах
Роскачество