Примерное время чтения: 4 минуты
319

100 долларов за тонну углекислого газа? Нужен ли России налог «на воздух»

Анатолий Чубайс.
Анатолий Чубайс. / Алексей Даничев / РИА Новости

11 февраля Анатолий Чубайс, спецпредставитель Президента РФ по связям с международными организациями по вопросам устойчивого развития, на правительственном совещании под руководством первого вице-премьера Андрея Белоусова действительно заявил, что необходимо ввести новый налог (100 долларов за тонну углекислого газа) и «это будет совсем другая жизнь».

А что такое углекислый газ? Это то, что каждый из нас выдыхает в объеме от 15 до 20 литров в час. Такой вот получается налог на воздух.

Что помогает планете «зеленеть»?

Впрочем, СМИ не раз писали, что Анатолий Чубайс славился способностью создать денежный поток буквально из воздуха.

Десять лет — с 1998 по 2008 год — он возглавлял Единые энергосистемы России. Итог? Единства энергосистем больше нет. Правда, тогда с углекислым газом он не боролся так активно, ведь технологические процессы на электростанциях невозможно без этого газа даже и представить — как и, например, сельское хозяйство, нефтепереработку или производство цемента. Период Чубайса в руководстве «Роснано» вообще закончился огромными для госкорпорации долгами, а, по данным, опубликованным СМИ в ноябре 2021 года, только за последние 6 лет на зарплату ее руководителю ушло свыше 700 млн рублей.

Эксперты обеспокоены, что и с борьбой с углекислым газом будет примерно так же — сначала победные доклады и публикации об эффективности предложенных Чубайсом мер, а затем в бюджетах всех уровней начнут обнаруживаться дыры, одна другой больше.

Откуда вообще возникла эта тема с углекислым газом? Полтора десятка лет назад вице-президент США Альберт Гор начал везде выступать с концепцией глобального потепления, которая якобы происходит из-за парниковых газов, главнейшим из которых является углекислый. Гор получил за это Нобелевскую премию и огромные гонорары, достигавших 100 долларов тысяч в час — а потом просто исчез со сцены.

Но идея многим понравилась, причём вовсе не по «экологическим соображениям»: под предлогом борьбы за спасение человечества можно бить по экономикам стран-конкурентов и искусственно снижать цену на энергоносители, при использовании которых выделяется углекислый газ. Все это можно идеально продать под соусом «зеленой» энергетики или перехода к технологиям будущего. За кадром, правда, остается то обстоятельство, что «зелености» в ветрогенераторах или солнечных панелях немного. Скорее наоборот, ведь углекислый газ — это пища для деревьев и растений, т.е. именно то, что помогает нашей планете зеленеть.

Многие не готовы к энергопереходу

Совсем не случайно президент Национального исследовательского центра «Курчатовский институт» Михаил Ковальчук 8 февраля, в День российской науки, говорил на совещании у президента страны, что «озоновая дыра была на слуху у нас сколько лет, а потом прошло десять лет — всё исчезло, всё заменили, фреон на другие компоненты, и всё — озоновой дыры больше нет. Очевидно, что во всём этом значительная политико-экономическая подоплёка и, скажем прямо, недобросовестная конкуренция».

Нужно понимать, что энергопереход стоит очень дорого — даже для стран, чья экономика больше российской и не испытывает воздействия санкций. Достаточно сказать, что опубликованное на днях исследование, в котором участвовали представителей крупнейших компаний, показало, что очень многие из них к энергопереходу не готовы. И это с учетом того, что 68% опрошенных представляло европейский и американский бизнес!

Не удивительно, что на том совещании, где свою точку зрения высказал Чубайс, вице-премьер Андрей Белоусов говорил о том, что спешка в этих вопросах противопоказана, что необходимо отработать все механизмы и посмотреть, как концепция квотирования выбросов будет работать в рамках пилотного проекта на острове Сахалин. «Последствия, цена ошибки могут быть достаточно тяжелые. Этот вопрос мы будем еще долго-долго обсуждать», сказал он.

Обсудить есть что — но Чубайс торопится, предрекает, что мы отстанем от мировой экономики, что вводить новые сборы нужно уже сейчас, немедленно. Вопрос только — зачем? Обратимся снова к Михаилу Ковальчуку: «сегодня наша страна имеет энергосистему, углеродный след которой при генерации один из самых низких в мире. В российском энергобалансе доля низкоуглеродных источников — 86 процентов, из которых 45 процентов — газовая генерация, а 41 процент — атомная и гидрогенерация».

А теперь вопрос: зачем новый налог, если у нашей энергосистемы одни из самых лучших результатов в мире по выбросам углекислого газа? Может, это налог просто ради формирования нового денежного потока?

Оцените материал
Оставить комментарий (0)

Топ 5 читаемых



Самое интересное в регионах