aif.ru counter
9642

Халатность или попустительство? Почему Генрих Гиммлер избежал суда

Еженедельник "Аргументы и Факты" № 16. Суперномер вопросов и ответов 15/04/2020
Рейхсфюрер СС Генрих Гиммлер в лагере военнопленных во время инспекционной поездки по Белоруссии, август 1941 г.
Рейхсфюрер СС Генрих Гиммлер в лагере военнопленных во время инспекционной поездки по Белоруссии, август 1941 г. © / Commons.wikimedia.org

На днях выходит в свет книга «Суд народов», посвящённая Нюрнбергскому процессу. Председатель Российского исторического общества Сергей Нарышкин предварил этот труд предисловием, в котором заметил: «Целый год – с ноября 1945-го по октябрь 1946-го – в стенах нюрнбергского Дворца юстиции длился открытый и публичный «Суд народов». Осуждению подверглись не только вдохновители бесчисленных преступлений германского нацизма, но и объединившая их идеология – всепроникающая тотальная система расовых нацистских принципов».

Однако этих самых «вдохновителей бесчисленных преступлений» нужно было сначала поймать, что было задачей нетривиальной. Некоторые бежали от справедливого суда и возмездия в мир иной, другие пытались скрываться. О том, как удалось задержать и раскрыть рейхсфюрера СС Генриха Гиммлера, кто его буквально схватил за руку, а кто чуть не упустил и по чьей вине этот нацистский преступник так и не предстал перед судом, рассказывает автор книги «Суд народов», писатель, историк, общественный деятель, с 2000 по 2016 г. зам. Генерального прокурора РФ Александр ­Звягинцев.

Кто поймал Гиммлера?

Александр ­ЗвягинцевАдольф Гитлер, «наци № 1», ушёл от суда человечества – совершил самоубийство в обречённом Берлине 30 апреля 1945 г. За ним покончил с собой министр народного просвещения и пропаганды Геббельс, предварительно вместе с женой отравивший шестерых своих детей. Но и арестованных заправил Германии было немало. Были схвачены главный адмирал флота Дёниц, в последние дни перед крахом назначенный Гитлером главой Третьего рейха, фельд­маршал Кейтель – начальник штаба Верховного главнокомандования, Риббентроп – министр иностранных дел и другие фигуры из выс­ших эшелонов власти.

Кто-то из арестованных некоторое время пребывал в растерянности и рассчитывал если не на полную безнаказанность, то на особое к себе отношение. Рейхсмаршал Геринг, задержанный 9 мая 1945 г. американскими военными, настаивал на встрече с командующим оккупационными войсками США Дуайтом Эйзенхауэром и был удивлён, что генерал на его просьбу не отреагировал.

Василий Губарев — красноармеец 130-й стрелковой дивизии 18-й армии, 1939 г.
Василий Губарев — красноармеец 130-й стрелковой дивизии 18-й армии, 1939 г. Фото: Commons.wikimedia.org

Рейхсфюрер СС Гиммлер при аресте сразу назвал британцам свою фамилию, ожидая, видимо, почётных условий, – 24 мая 1945 г. агентство Рейтер хвастливо заявило, что Гиммлер задержан частями 2-й армии Великобритании. Но в дей­ствительности его поймали у местечка Мойнштадт 21 мая красноармейцы Василий Губарев и Иван Сидоров, которые входили в состав английского патруля под командованием капрала Морриса.

Константин Кудряшов, «АиФ»: Красноармейцы в британ­ском патруле? Это была совмест­ная акция командования РККА и Британской армии?

– Не совсем. 10 мая 1945 г. начальник сборного пункта майор Годлевский и английский подполковник Праудлок решили, что нужно создать дополнительную комендантскую роту, куда войдут английские солдаты и русские военнопленные, освобождённые союзниками. Так Сидоров и Губарев туда и попали. Впрочем, они и сами могут о себе рассказать – в Государ­ственном архиве РФ и в архиве ФСБ хранятся их показания по обстоятельствам задержания Гиммлера. Вот как в английский патруль попал Сидоров: «Я, Сидоров Иван Егорович, русский, беспартийный… Родился в 1920 г., в мае месяце, образование две группы… В Красной армии с 7 июня 1941 г. В боях участвовал под гор. Жлобин… Попал в плен в 1941 г. 17 августа. В плену находился в лагерях гг. Бобруйск, Барановичи, Остров, Торн, Маленбург и Эльбинг. Освобождён вой­сками союзников 29 апреля 1945 г. в лагере «Санпостль»… Записался добровольно в комендантскую роту русского лагеря. Несли охрану лагеря, а через день выезжали вместе с английскими солдатами на патрулирование дорог и окрестных деревень».

А вот Губарев: «Я, Губарев Василий Ильич, 1916 г. р., русский, беспартийный, неграмотный… Отечественная война застала меня в артполку, где я служил ездовым. Принимал участие в боях в Запорожской области, где и попал в плен 8 сентября 1941 г. Во время плена находился в лагерях: в Днепропетровске, Дрогобыч, Оснабрюк. Освобождён был 4 мая 1945 г. войсками союзников… Добровольно записался красноармейцем комендантской роты лагеря российских военнопленных. 21 мая 1945 г. я вместе с моим напарником, красноармейцем той же роты Сидоровым Иваном был назначен в состав смешанного патруля. Вместе с английскими солдатами, старшим которых был капрал, фамилию не знаю, мы на машине патрулировали дороги села в районе местечка Мойнштадт».

Какой была служба по-английски?

– Ну хорошо, они в патруле. Но командует ими всё-таки английский капрал, и, по идее, они выполняют его распоряжения. Может быть, часть успеха в задержании Гиммлера принад­лежит и англичанам?

– Вряд ли. Если бы Губарев и Сидоров действительно выполняли все распоряжения капрала Морриса, то Гиммлер легко бы мог уйти, причём не единожды. Надо только как следует ознакомиться с показаниями наших красноармейцев, и станет понятно, что англичанам хвалиться совсем нечем. Их дей­ствия можно квалифицировать в лучшем случае как недостаток бдительности, а в худшем – как халатность на грани неполного служебного соответствия.

Скажем, тот же Губарев об обязанностях смешанного патруля рассказывал так: «Высадившись из машины, мы задали английскому капралу, являющемуся начальником патруля, вопрос: «Какой порядок патрулирования?» Он ответил: «Если хотите, то ходите двое, но в 13 часов приходите кушать, а в 20 часов уедем обратно в лагерь»… Вечером, примерно в 19 часов, мы снова встретились с английскими солдатами из нашего патруля. Спросили, когда поедем в лагерь. Они сказали: «В 20 часов. Если хотите, то отдыхайте». После этого англичане пошли в дом пить кофе, а я и Сидоров снова вышли на окраину деревни». Обратите внимание – английский патруль фактически бросает выполнение своих служебных обязанностей. Конечно, приятнее скоротать часок болтовнёй за кофе, чем снова шагать с винтовками, отслеживая каких-то немцев. Тем более что капрал не против и даже составит компанию. Но что же произошло за этот час?

Гиммлер в окопе на фронте, ок. 1943–1944 гг.
Гиммлер в окопе на фронте, ок. 1943–1944 гг. Фото: Commons.wikimedia.org

Дадим слово Ивану Сидорову – его рассказ чуть подробнее: «Пошли по окраине деревни. Вскоре я увидел, что на дорогу из кустов вышли три немца. Шли они кустами, намеревались перейти дорогу – и снова в лес. Мы стали кричать, но неизвест­ные не перестали двигать вперёд. Тогда мы побежали за ними. Губарев выстрелил. Один немец остановился, но двое продолжали двигаться к лесу. Губарев снова властно крикнул и знаком показал: «Стой! Идите все сюда!» Оба мы взяли немцев на мушку. Тогда они остановились. Один из задержанных, оказавшийся впоследствии Гиммлером, был одет в серого цвета плащ офицерского покроя, брюки гражданские, ботинки солдатские. На голове чёрная шляпа, левый глаз перевязан чёрной повязкой. В руке он держал палку-костыль. Плащ был наглухо застёгнут. На руке были часы с компасом».

– То есть на долю англий­ских патрульных осталась только первичная проверка задержанных и их препровождение дальше по инстанции?

– В общем, да. Но и здесь они себя проявили не лучшим образом. Им на блюдечке поднесли одного из самых матёрых нацистов. А они чуть было не предоставили Гиммлеру уникальный шанс уйти. Вот что записали со слов Сидорова: «Всех троих мы доставили в деревню, в дом, где были английские солдаты. Это было приблизительно в 19 часов 30 минут. Английские солдаты выскочили и стали спрашивать у задержанных документы… Капрал не мог прочитать документы и стал совещаться, как поступить. Задержанные жестами и отдельными словами пытались объяснить, что они идут из госпиталя. Гимм­лер показал на завязанный глаз и на левую ногу на костыле и пытался убедить солдат, что он больной. Английские солдаты сказали нам: «Отпустить надо. Они больные». Но я и Губарев знаками показали: «Нет, надо отправить в лагерь». В лагере мы сдали задержанных английскому офицеру и переводчику».

Откуда такая халатность?

– Скажите, такое легкомыслие – это частный случай капрала Морриса или оно было свойственно всем союзникам?

– Не всем, но многим. Разумеется, в разной степени. В архиве Службы внешней разведки хранятся документы, которые могут это подтвердить. Рассекречены они сравнительно недавно и публикуются сейчас впервые. Весьма любопытна в этом плане шифротелеграмма от 30 мая 1945 г. № 7370, 7383. Вот несколько фрагментов: «Для полноты картины сообщаю информацию о положении в американской и английской зонах оккупации… На дорогах контрольно-пропускных пунктов и патрулей нет. Военная полиция американцев разъезжает на «Виллисах» и мотоциклах, но нигде не было видно, чтобы полиция кого-либо задерживала или проверяла. Только после ареста правительства Дёница в Гамбурге, Ганновере и других городах обнаружены наряды военной полиции на окраинах, проверявшие документы у гражданских лиц… Можно утверждать, что на всей территории союзников ими оставлена в полном составе существовавшая при Гитлере полиция порядка, в том числе и СС, за исключением руководящих лиц… Встречалось много лагерей немецких военнопленных, особенно в английской зоне оккупации, но охраняются они очень слабо, пленные получают увольнение в город. Везде отмечается более строгое и суровое отношение к немцам американцев, чем англичан».

Любопытно, что ещё до ареста Гиммлера и Дёница генерал-фельдмаршал Вильгельм Кейтель, подписав акт о капитуляции, допустил ряд высказываний, одно из которых отчасти проливает свет на то, как немцы оценивали роль СССР, Англии и США в войне. Шифрателеграмма № 6281, 6282, 6286 была рассекречена только в конце 2019 г.: «Докладываю информацию, связанную с подписанием германскими представителями акта о капитуляции… Кейтель дважды подчёркивал, что во время этой войны только русский и немецкий народы, показав свою силу и способность, перетерпели большие страдания, в то время как англичане и американцы от войны почти совсем не пострадали».

– Получается, что русские вели себя в своей зоне оккупации гораздо более жёстко, чем англичане и американцы – в своей?

– Такие выводы делать нельзя ни в коем случае. Контрольно-пропускные пункты на дорогах, усиленная охрана лагерей военнопленных, патрулирование, комендантский час – это обычные меры в зоне оккупации. Просто в советской зоне к этому делу подходили более ответственно. А что касается жёсткости… Вот фрагмент ещё одной шифротелеграммы. Она датирована 15 мая 1945 г.: «Передаём сообщение о положении в районе соединения наших войск с американцами и в оккупированном американцами городе Шверин… С немецким населением англичане и американцы ведут себя очень резко: имеются случаи избиения и расстрелов немцев при малейшем отклонении от предписания союзного командования… Из разговоров с немецкими гражданами в городе Шверине выяснилось, что основная масса немецкого населения стремится вернуться на свои старые места и по этому поводу обращались к нам с просьбой содействовать им в ускорении получения разрешения от американцев на нашу сторону».

Ещё одна шифротелеграмма, на этот раз из Берлина, от 20 мая 1945 г., показывает истинную картину того, что было в совет­ской зоне оккупации: «Население Берлина удивлено, если не сказать ошеломлено, мероприятиями советского командования и отношением к немцам со стороны русских, так как ­нацистская пропаганда о русских зверствах, несмотря на всю её вздорность, воспринималась немцами с большим доверием. Теперь же, видя, что вместо обещанных виселиц и массовых пыток, казней и уничтожения немецкого народа Советский Союз помогает наладить жизнь населения, немцы задают вопрос, чем объяснить такое великодушие».

Тело Гиммлера после отравления цианидом, май 1945 г.
Тело Гиммлера после отравления цианидом, май 1945 г. Фото: Commons.wikimedia.org

Кто помог свести счёты с жизнью?

– Возвращаясь к сюжету о поимке Генриха Гиммлера, нельзя не задать главный вопрос – почему он, уже схваченный и идентифицированный как рейхсфюрер СС, всё-таки сумел покончить жизнь самоубийством и уйти от суда?

– Официально считается, что он до последнего момента прятал во рту ампулу с цианидом, а уже после разоблачения, во время медицинского осмотра, раздавил её зубами и через 15 минут скончался. Это версия английской прессы 1945 г. Её, кстати, приводит в своём недавно рассекреченном донесении начальник Политпросвет­отдела Управления уполномоченного СНК СССР по делам репатриации полковник Логунов. Но кроме неё в этом донесении от 6 августа 1945 г. указаны и другие версии: «Не удалось точно установить обстоятель­ства смерти Гиммлера. В частных разговорах английские офицеры давали противоречивые и путаные сведения… Английский переводчик Ковачевич рассказал, что у Гиммлера ещё на гауптвахте обнаружили какие-то таблетки. Гиммлер заявил, что это лекарство от желудочной боли, и ему оставили их. Во время допроса в Бремерферде Гиммлер якобы проглотил эти таблетки и отравился… Капрал Моррис рассказывал советским репатриантам, что при обыске Гимм­лера на гауптвахте в Зидорфе он обнаружил у него две ампулы с жидкостью и хотел их изъять. Гиммлер заявил, что это лекарство от желудочной боли, и ему их оставили. В Бремерферде якобы Гиммлер проглотил эти ампулки и через 15 минут умер».

Эти сведения – ещё один штрих к тому, как к своим обязанностям относились англичане, которые, по идее, должны были быть заинтересованы в суде над видными нацистами в той же мере, что и их союзники по антигитлеровской коалиции, в частности СССР.

Но особого внимания заслуживает вывод, сделанный полковником Логуновым, который может навести на мысль, что самоубийству Гиммлера просто не препятствовали: «Обстоятельства отравления и место погребения Гиммлера объясняются различно. Необходимо через разведывательные органы, путём агентурной проверки, установить – отравился ли в действительности Гиммлер, или его отравление было инсценировано».

Оставить комментарий (0)
Загрузка...

Топ 5 читаемых