15013

«Большая тройка» онлайн. Сталин, Рузвельт и Черчилль на выставке Росархива

И. В. Сталин, Ф. Д. Рузвельт и У. Черчилль.
И. В. Сталин, Ф. Д. Рузвельт и У. Черчилль. © / Commons.wikimedia.org

27 апреля на официальном сайте Федерального архивного агентства РФ (Росархива) и портале «Архивы России» открылась виртуальная выставка «Сталин — Черчилль — Рузвельт: совместная борьба с нацизмом». Проект посвящен 75-летию Победы в Великой Отечественной войне и призван ознакомить широкую общественность с важнейшими документами и артефактами становления антигитлеровской коалиции в годы Второй мировой войны.

Сталин, Черчилль и Рузвельт были представителями различных политических систем, людьми с разным воспитанием, политическим прошлым и настоящим. Однако они сумели преодолеть разногласия и подчинить свою деятельность главной задаче — разгрому жестокого и беспощадного врага.

Поиск взаимопонимания оказался непростым. Как отметил Сталин в докладе на праздновании 27-й годовщины Октябрьской революции 6 ноября 1944 г.: «Удивляться надо не тому, что существуют разногласия, а тому, что их так мало и что они, как правило, разрешаются». Уникальный экземпляр этого доклада представлен на выставке.

Сталин — Рузвельт

Заинтересованность Сталина и Рузвельта друг в друге носила взаимный характер, причем стратегические мотивы для обоих подкреплялись интересом к личности другого. Для Рузвельта Сталин был непростым партнером, скупым на даваемые обязательства, однако твердым в их соблюдении. Президент являлся одним из немногих американских политиков, наделенных способностью и желанием войти в труднейшее положение советского руководства, проявляя при этом большой такт и уважение к союзнику. В марте 1942 г. Рузвельт писал Черчиллю: «Я знаю, что вы не будете возражать против моей грубой откровенности, если сообщу вам, что, как я думаю, я лично могу столковаться со Сталиным лучше, чем ваше Министерство иностранных дел или мой Государственный департамент».

Для Сталина за годы войны репутация Рузвельта как главной опоры американской политики сотрудничества с СССР еще более укрепилась. Отзвук этой признательности слышен в ялтинском тосте Сталина за здоровье Рузвельта — человека, «страна которого не подверглась серьезной угрозе вторжения, но у которого были, очевидно, более широкие взгляды на национальные интересы, и, хотя его стране не грозила непосредственная опасность, он явился главным инициатором мер, приведших к мобилизации всего мира против Гитлера». Будучи прагматиком, Сталин хорошо понимал, что Рузвельт для СССР — наилучший из возможных вариантов американского руководителя. «Он (Рузвельт) все же дружелюбнее относится к нам, чем кто бы то ни было из видных американцев, и явно желает сотрудничать с нами», — сообщал из Вашингтона советский посол Максим Литвинов.

Высшей формой уважения к союзнику явилось впервые представленное широкой публике постановление Совета народных комиссаров СССР № 756 от 13 апреля 1945 г.: «Предложить всем советским государственным учреждениям в Москве 14 и 15 апреля с. г. вывесить на своих зданиях траурные флаги по случаю кончины президента США Франклина Д. Рузвельта».

Сталин — Черчилль

Для Сталина образ британского премьера Черчилля был неразрывно связан с его ролью вдохновителя антисоветской интервенции в годы Гражданской войны. Превращение ярого противника в союзника заслонило, но не стерло этот образ. Благодаря депешам советского посла в Великобритании Ивана Майского (на выставке представлены его шифротелеграммы) и личным контактам с Черчиллем проницательный психолог Сталин хорошо разобрался в эмоциональной натуре премьера и научился играть на ее струнах. Кстати, это вызывало у Черчилля то ярость и возмущение, то слезы благодарности и умиления.

Черчилль был первым, кто положил начало личной переписке лидеров трех держав. 19 апреля 1941 г. в очередном обращении к Сталину он предупреждал советское руководство о планах немецкого командования по передвижению войск на восток. В день начала Великой Отечественной войны 22 июня 1941 г. премьер-министр выступил по английскому радио с проникновенной речью. Он подчеркнул, что «опасность для России является опасностью для нас и опасностью для Соединенных Штатов, точно так же, как дело каждого русского, борющегося за свою землю и дом, является делом свободных людей и свободных народов во всех уголках земного шара».

Черчилль за время войны дважды побывал в Москве — в августе 1942 г. и в октябре 1944 г. Во время первого визита обсуждались вопросы военной помощи по ленд-лизу и открытия второго фронта, который все время откладывался. Во время второго визита среди важнейших вопросов достижения общей победы над врагом по инициативе Черчилля обсуждался вопрос о степени влияния СССР и Великобритании на Балканах и Европе в целом. Посетители проекта впервые познакомятся с документом, известным как «процентное соглашение», предоставленным Национальным архивом Великобритании — блокнотный лист с собственноручной записью Черчилля о процентном влиянии СССР и Великобритании в балканских странах. 

Примечателен факт добровольной помощи жителей Великобритании воюющему СССР, которую возглавляла жена премьер-министра Клементина Черчилль. В своих воспоминаниях «Вторая мировая война» Черчилль писал: «Моя жена переживала трагедию России очень глубоко... Мистер Иден (Энтони Иден, в тот момент — министр иностранных дел Великобритании — прим. ред.) и я побуждали ее обследовать возможности образования путем добровольной подписки фонда медицинской помощи».

С 1941 по 1945 гг. «Фонд помощи России Красного Креста» оказал СССР большую помощь медикаментами, медоборудованием и продуктами питания. В Сталинграде были оборудованы две больницы на 50 и 150 коек. Всего была оказана помощь почти на восемь миллионов фунтов. Советское правительство высоко оценило благотворительную работу Клементины Черчилль, наградив ее 12 апреля 1945 г. орденом Трудового Красного Знамени.

Второй фронт

Сложными были отношения между союзниками по вопросу второго фронта. Первая личная встреча «Большой тройки» в Тегеране в ноябре — декабре 1943 г. во многом была посвящена разработке операции «Оверлорд», высадки союзников на севере Франции. В проекте впервые представлены уникальные документы из Российского государственного военного архива: план Тегерана с обозначением расположения дипломатических миссий СССР, США и Великобритании, схема связи с посольствами и список абонентов Тегеранской станции правительственной связи, в котором Сталин значится под псевдонимом «Иванов».

В разделе о Ялтинской конференции можно увидеть редкие фотографии о поездке Черчилля и его дочери Сары в Севастополь, знакомстве с памятниками русским и английским участникам боев за город в 1854-1855 гг.

Лично с экспонатами можно будет ознакомиться в Выставочный зал федеральных архивов в г. Москве (ул. Большая Пироговская, д. 17) после снятия ограничений, связанных с распространением коронавирусной инфекции.

Оставить комментарий (0)

Топ 5 читаемых