6464

Боль, которая не прошла. Детские дневники войны покажут на экране

Сюжет Великая Отечественная война
Детская книга войны. Дневник Тани Рудыковской 1942 г.
Детская книга войны. Дневник Тани Рудыковской 1942 г. Кадр из анимационного фильма

Накануне дня Победы, который Россия встречает на карантине, когда даже «Бессмертный полк» марширует онлайн, на наших экранах оживают детские дневники времен войны. Заставляя с совсем невысокого роста их героев увидеть сцены времен Великой Отечественной. И, возможно, самим взяться за дневник. 

Дневник Тани Рудыковской. Озерки. Ленинградская область. Январь 1942 г.​

Привычный мир, который меняется с каждым днем, рушится на глазах, заставляя снова и снова учиться жить и выживать — в таких декорациях авторы «Детской книги войны» доставали свои школьные тетрадки и начинали записывать происходящее на их глазах. Смерти родных, уместившиеся в 9 строчек скупого дневника Тани Савичевой. Блокадное меню семьи Тани Рудыковской. Проводы брата Ани Арацкой на фронт... И одновременно — неостановимое биение жизни. Именниный торт — из четырех кусочков сахара. Первая любовь, обреченная закончиться разлукой: любимую угонят в гетто. И несмываемая помада, которую стыдливо прячешь, закутавшись в шарф и задирая голову к громкоговорителю, который обещает победу. Из 35 текстов, которые «Аргументы и Факты» опубликовали в «Детской книге войны» к 70-летнему юбилею Победы, десять вошли в проект 2020 года: истории из дневников теперь рассказаны языком анимации. 

В живых к этому юбилею осталось два автора. Которые смогут увидеть себя маленьких — на наших маленьких экранах. 

«Что для вас блокадные дневники?» — спрашиваем мы Татьяну Валерьевну. Она отвечает кратко: «Жизнь моя». — предисловие к дневнику Тани Рудыковской. Кадр из анимационного фильма

Первым оживет блокадный дневник Тани Рудыковской. 8 мая к самой Татьяне Валерьевне отправятся питерские корреспонденты «АиФ» и вместе будут смотреть премьеру анимационного ролика. В том самом доме, где Таня писала свой блокадный дневник: в его крыше до сих пор торчат осколки снарядов от бивших неподалеку зениток. Несколько истрепавшихся тетрадок, которые мама-учительница принесла из школы, Татьяна Валерьевна хранит, как реликвию — туго завернутыми в полиэтиленовый пакет, на нижней полке шкафа — так, чтобы легко было дотянуться. Силы уже не те, 85 лет. «Не могу перечитывать свои дневники натощак. Слишком больно. Сначала съем что-нибудь, потом открываю». 

Боль, которая не прошла. Дневник Тани Рудыковской 1942 г. Кадр из анимационного фильма

«27 февраля 1942. В 40 минут девятого утра умер папа. Когда мама пришла с дежурства, она сразу пошла к папе. Целовала и ласкала его, он сделал попытку улыбнуться, но не смог, а из глаз покатились слезы. Завтрак: горох жидкий, пол ст. л. пшенной каши (ее мама оставляла папе)». 

Эти сроки озвучены голосом тоже Татьяны — актрисы Татьяны Васильевой. Среди тех, чьими голосами говорят маленькие авторы дневников — Иван Ургант, Лиза Боярская, Никита Михалков и другие. Пять лет назад все тексты «Детской книги войны», половина из которых впервые увидела свет, и аудиодорожки к ним были выложены в открытый доступ на сайте еженедельника, а сама книга получила множество наград и попала на полки всех центральных библиотек России и мира. Сегодня эти действительно недетские истории возвращаются к самой молодой аудитории России в современном формате документальной анимации — заставляя всех нас, изолированных волной неизвестной пока силы от обычной жизни, друг друга и даже от Дня Победы, перенесенного в онлайн, думать о том, как справлялись со сломом привычного хода вещей дети, которые писали свои дневники в 1941-1945.

Рукописная детская память о войне. «Детская книга войны. Дневники 1941-1945». Дневник Тани Рудыковской

— Мы работаем с очень сильным материалом: это и само содержание, и озвучка, которую с большим чувством сделали настоящие таланты, — говорит режиссер анимационного проекта, руководитель студии Mozga, партнера «АиФ», Олег Агейчев. — Я провожу в монтаже по многу часов, и в горле встает комок... Не только потому, что это страшные строчки. А потому что они отзываются в подсознании, как отзовутся в каждом: ведь эта боль, не важно, воевал кто-то в вашей семье или нет, до сих пор не выплакана. Именно поэтому тема войны для России до сих пор так сложна. И искусство — это единственный способ проговаривать травмы, давать выход тому, что из поколения в поколение болит в миллионах русских людей. Прошло 75 лет, а мы, кажется, так до сих пор толком и не знаем, что со случившимся делать. У нас есть праздник, но нет уже слез на глазах. Потому что почти не осталось видевших войну стариков. Но эти слезы есть внутри. Работая с детскими дневниками, превращая их в анимационный фильм, я чувствую, как во мне развязывается узел ужаса, завязанный на теме войны. Слезы облегчают.

Оставить комментарий (0)

Топ 5 читаемых