aif.ru counter
15.02.2019 00:03
33598

Жители Кабула: «Кто сказал, что мы не любим американцев? Мы их ненавидим!»

Еженедельник "Аргументы и Факты" № 7. Мы победим мусор или мусор победит нас? 13/02/2019
Афганский солдат образца 2019 г., вооружённый американской винтовкой М16.
Афганский солдат образца 2019 г., вооружённый американской винтовкой М16. © / Георгий Зотов / АиФ

Обозреватель «АиФ» выяснил у афганцев их отношение к армии США, которая уже 17 лет строит в республике демократию. Результат оказался сног­сшибательным.

Мы беседуем с офицером контингента НАТО в кафе, расположенном внутри военной базы близ Кабула. Наружу выходить ему нельзя. «Я здесь как в клетке, – признаётся он. – В город разрешают ехать только в сопровождении броневиков. Да и это опасно. Тут же может появиться смертник на машине, набитой взрывчаткой, или любой подросток даст в спину очередь из автомата. Нам запрещено нанимать для обслуживания внутри базы местный персонал. Поэтому повара тут непальцы, а ремонт­ники из Филиппин». Я вспоминаю, что на входе видел афганца, моющего «походный» туалет: за спиной у уборщика, зорко следя за каждым движением, стоял натовский автоматчик. «Есть исключения, – соглашается офицер. – Хотя сильно рискуем. А что, если в следующий раз этот человек принесёт на себе бомбу?» Мы расплачиваемся и покидаем кафе. Военный закуривает, печально разглядывая выжженные солнцем, без единой травинки горы. «Зачем мы поддерживали в Афганистане исламистов против армии русских? – произносит он. – Теперь увязли тут в крови по уши и абсолютно не знаем, как выбраться домой».

Афганский солдат образца 1989 г., вооружённый автоматом Калашникова.
Афганский солдат образца 1989 г., вооружённый автоматом Калашникова. Фото: АиФ/ Владимир Сварцевич

«Думали, они как русские»

«Кто сказал, что мы не любим американцев? Да мы их ненавидим» – эту фразу я слышал в Афганистане неоднократно. Часто я наблюдал, как старики плюют вслед натовскому конвою, проезжающему по Кабулу, а мальчишки улюлюкают. Даже афганские военные и полицейские, одетые в форму ­НАТО, держащие в руках штатовские винтовки М16, к Америке никакой нежности не питают. Когда меня забрали в полицию за «незаконную съёмку» рисунков уличных художников на бетонных заборах, я сказал начальнику: «Почему нельзя фотографировать? Кто запретил?» – «Американцы». – «И тебе не противно выполнять эти приказы?» Лицо полицейского исказилось. «Да я бы их своими руками выбросил из Афганистана… Ладно, давай иди отсюда скорее, пока не передумал».

17 с лишним лет назад отряды контингента, возглавляемого США, вошли в Кабул, – говорит доктор Максуд Мустафа Ашхани, в восьмидесятые годы учившийся в Минске. – Их приветствовали как освободителей. Талибы со своим средневековым режимом за 5 лет достали всех до печёнок. Жители Афганистана искренне думали: американцы будут как русские. Ведь для русских мы были «свои». «Шурави» приходили в гости в наши дома, посещали наши дуканы (магазины. – Ред.), торгуясь при покупке японских магнитофонов и кожаных пиджаков, пили с нами водку. Солдаты США сразу показали – они не считают нас за людей. Отгородились стенами, спрятались за бронёй танков, смотрят сквозь прорезь прицела. Им неизвестны наши традиции, и их авиация без разбора наносит удары по афганским свадьбам, принимая празднества за шабаш террористов, поскольку там много бородачей, стреляющих в воздух в честь невесты. В 2012 году пьяный американец Роберт Бейлс убил в Кандагаре трёх женщин и девять детей. Его даже судить тут не разрешили – увезли в Штаты. Да, этому солдату дали в итоге пожизненное, но таких случаев десятки, а до суда дошёл только один.

«Я ходячая мишень»

Многие владельцы дуканов Кабула помнят, как в ­1979–1989 гг. к ним заходили за покупками советские солдаты. «Ваши торговались очень смешно, – рассказывает мне дуканщик Али Мушар в лавочке близ рынка Майванд. – Возмущались, хлопали дверью, я бежал за ними, они возвращались, называли меня кровопийцей, я уверял, что продаю магнитофон «Сони» себе в убыток… В общем, настоящее шоу. В первые годы после свержения талибов американцы тоже могли нагрянуть – спина к спине, вскинутые автоматы, лица бледные. Купят что-то за секунду, без торга – и скорее на выход. А сейчас вообще не появляются».

В торговом цент­ре «Маджид», куда я приехал на деловую встречу, охрана, не глядя, пропускает машину на парковку, затем меня нехотя обыскивает молодой парень. На ноги не посмотрел, можно было спокойно пронести пистолет в джинсах. В турецком ресторане на последнем этаже (там часто бывают иностранцы) люди курят кальян, напряжённо уставившись в сторону входа. «Я их понимаю, – разрезая кебаб, кивает мне американский строительный подрядчик Джереми Краун. – Вы знаете, сколько раз вот так уже было – народ сидит, ест, а потом забегает пара талибов и из автоматов укладывает весь зал. Находясь в центре Кабула, я ни единой минуты не чувствую себя спокойно, словно я огромная ходячая мишень. Даже в моём номере в гостинице небезопасно – каждый кабульский отель хоть однажды, но захватывали или взрывали». В Кабуле становится ясно, почему СССР пришлось вывести свой контингент в 1989 г. Скажем откровенно – мы воевали со всем миром: с Америкой, странами Европы, арабскими государствами, мусульманскими соседями Афганистана и даже с Китаем. Афганским боевикам оказывалась гигантская (на десятки миллиардов долларов), щедрая финансовая помощь. Американские инструкторы в тренировочных лагерях в Пакистане профессионально учили убивать советских солдат. Исламские добровольцы (включая и Усаму бен Ладена) десятками тысяч съезжались на джихад против неверных. Моджахедам бесплатно поставляли новейшее оружие, в том числе и ракеты «стингер», дабы сбивать советские самолёты. Теперь же в Кабуле мне демонстрируют вооружение, захваченное у талибов, – древние английские винтовки середины прошлого века, старые «калашниковы», советские снаряды (половина из них не срабатывает), китайская взрывчатка для самодельных бомб – на вид ей лет тридцать, а то и больше. Однако во время присутствия контингента СССР в Демократической Республике Афганистан душманам не удалось захватить ни одного города. А «Талибан»* (Организация запрещена на территории РФ - Ред.) уже контролирует до двух третей территории Афганистана. В 2015 г. талибские отряды заняли крупный город на севере – Кундуз: армия, тренированная американцами, в минуту разбежалась.

Кровавый бардак

 – У «шурави» получилось построить государство в Афганистане, – объясняет бывший сотрудник афганского МИД Мохаммед Мохсени, в 1982–1985 гг. работавший в СССР. – Да, велась тяжёлая война с множеством жертв. Но работали школы для девочек, женщины ходили без паранджи, десятки тысяч молодых людей получили выс­шее образование, а армия была профессиональной. В наше время мы наблюдаем кровавый бардак. Ничего не делается, вся помощь Запада разворовывается, наши солдаты спасаются бегством при одном виде талибов. Афганская власть держится только благодаря 10 тыс. американских военнослужащих и натовской боевой авиации на базах. Говорят, достигнуто соглашение с «Талибаном» об окончательном выводе иностранных войск. Как только это случится, гарантирую – через год талибы окажутся в Кабуле, и Запад про нас моментально забудет. Он сделал всё, чтобы советские войска ушли из Афганистана, и в результате наша страна свалилась в кошмар кровавого хаоса.

Вечером я сижу в гостях у одного из бывших полевых командиров, воевавших против СССР. «О, если бы я знал, что случится с Афганистаном, – вздыхает он, – я бы не сражался с вами. Мне следовало быть умнее, тогда мы не стали бы страной вечной смерти». «Да, – отвечаю я ему, глядя в глаза. – Надо было быть умнее».

Оставить комментарий (1)

Также вам может быть интересно

Топ 5 читаемых



Самое интересное в регионах
Роскачество