Примерное время чтения: 12 минут
6875

«Здесь мы стоим за Россию». «Ахмат» и НМ ЛНР обороняют Лисичанск

Еженедельник "Аргументы и Факты" № 40. Ответ на призыв 05/10/2022 Сюжет Спецоперация РФ в Донбассе и на Украине
/ Дмитрий Григорьев / АиФ

Захват украинской армией Красного Лимана и отступление союзных сил из этого города после долгих недель героической обороны — это очередной болезненный удар после череды поражений в Харьковской области. Уход из Красного Лимана дает ВСУ возможность наступать на Сватово и Лисичанск. Последний — важная высота, обороняют которую бойцы НМ ЛНР и батальона «Ахмат».

Корреспондент aif.ru побывал на оборонительных рубежах Лисичанска и пообщался с бойцами.

«Ахмат — сила. Россия — мощь. Донбасс непобедим»

«Ахмат — сила. Россия — мощь. Донбасс непобедим». С такими словами на позиции бойцов нас провожает помощник главы Чечни Рамзана Кадырова по силовому блоку, командир специального отряда «Ахмат» Апти Алаудинов. Здесь в ЛНР он, прежде всего, боец и командир. Один из немногих политиков высокого ранга, кто постоянно находится на передовой. Его бойцы совместно со 2-м армейским корпусом народной милиции ЛНР принимали участие в ожесточенных боях за Северодонецк, Лисичанск и Рубежное, фактически освободив республику от украинских оккупантов.

Спустя месяцы ситуация на фронте поменялась. Отход под Харьковом отдал инициативу украинской армии, а территория ЛНР теперь уже официально стала частью России. Выход наших войск из Красного Лимана, где они несколько недель героически держали оборону, создал дополнительную угрозу для Лисичанска, который из-за своего географического положения является важной точкой. Сейчас на оборонительных рубежах под Лисичанском все так же продолжают плечом к плечу стоять бойцы НМ ЛНР и батальона «Ахмат».

Одна из ключевых точек обороны города — это нефтеперерабатывающий завод. Взятый практически без боя летом, промышленный гигант сейчас находится под контролем союзных сил. Именно на нем и его окрестностях сосредоточены оборонительные рубежи защитников города.

От центра Лисичанска до НПЗ каких-то десять километров. Сам завод расположен в тринадцати километрах от Северска, находящегося под контролем ВСУ, а до позиций украинцев, находящихся в селе Верхнекаменское, всего пара километров.

Фото: АиФ/ Дмитрий Григорьев

Наш сопровождающий боец спецназа «Ахмат» с позывным Разведчик дает краткий инструктаж.

«Дорога до завода хорошая, но ехать надо максимально быстро. Она находится под постоянным обстрелом ВСУ. Они ее хорошо видят с коптеров и сразу же туда накладывают, как только замечают движение. Поэтому следуйте за мной и постарайтесь успевать, но при этом держите дистанцию где-то метров сто, чтобы у нас была в случае чего возможность быстро развернуться и рвануть назад. Главное — ни в коем случае не останавливайтесь, даже если начали рядом обстреливать. Только так спасетесь. Остановитесь — считай все. Смерть. Там сегодня один из наших КамАЗов обстреляли», — говорит Разведчик.

Фото: АиФ/ Дмитрий Григорьев

«Отступить нам не позволит командование»

УАЗ Разведчика с визгом срывается с места. Быстро пересекаем улицы Лисичанска и выскакиваем на дорогу, ведущую от города к территории завода. Со стороны украинских позиций, до которых отсюда пара километров, нас прикрывает узкая полоса лесопосадки.

По правую сторону проносятся луганские поля, покрытые сыпью от прилетов артиллерии ВСУ. Активно слышна и работа нашей артиллерии. По пути проносятся сгоревшие автомобили, нашедшие свою кончину на обочинах этой дороги. Ехать приходится действительно быстро — скорости в сто пятьдесят километров едва хватает, чтобы держать необходимую дистанцию с машиной нашего сопровождающего и не отставать. Пролетаем тот самый сгоревший КамАЗ и КПП завода. По всем признакам сюда прилетало еще недавно.

Фото: АиФ/ Дмитрий Григорьев

Долго курсируем по узким улочкам завода. Вокруг простираются разрушенные цеха и цистерны. С разных сторон на позиции выдвигаются военные автомобили с экипированными бойцами на борту. Долго курсируем по территории завода, чтобы найти место для разговора, где нас бы не смогли срисовать с вражеской «птички».

«До наших позиций отсюда порядка 800 метров, — говорит Разведчик. — До позиций ВСУ — около двух километров. Мы всегда находимся на передовой. Стараемся двигаться вперед, несмотря на то, что сейчас это затруднительно. Периодически берем пленных, но когда “Ахмат” наступает, они зачастую просто бросают свои позиции. Мы, прежде всего, штурмовики и не можем покинуть поле боя, не выполнив задачи, поставленные нам руководством. Поэтому будем стоять здесь до конца».

Наш собеседник уверен, что, пока оборону держит сплав из чеченских и луганских бойцов, ВСУ не смогут ничего поделать на этом участке.

Фото: АиФ/ Дмитрий Григорьев

«Мы с бойцами из ЛНР бок о бок с самого начала спецоперации. Вместе освобождали республику. Это крепкие и достойные парни с настоящим бойцовским духом. Взаимодействуем с ними слаженно. Жителям Лисичанска опасаться нечего. Да, сейчас инициатива в некоторой степени на стороне украинцев. Но это ненадолго. Они выдохнутся. Выдыхаются уже сейчас. На нашем участке сделать они ничего не могут», — говорит Разведчик.

Рядом с местом нашей беседы притаилась мина «Лепесток». Те самые коварные мины, которыми ВСУ с начала августа усеивают улицы Донецка, и те, чьими жертвами теперь они становятся сами, идя в контрнаступление.

Фото: АиФ/ Дмитрий Григорьев

«Мы здесь стоим за Россию»

Оборона Лисичанска проходит не только по территории нефтеперерабатывающего завода.

Вокруг города все изрыто окопами, а передовые линии находятся прямиком в окрестных селах. С бойцами выдвигаемся на позиции 4-го батальона НМ ЛНР. Тропами продираемся сквозь пока еще густую зелень лесопосадки.

Петляющая тропинка выводит нас к людям. Они устали, но полны решимости. Вчерашние шахтеры, менеджеры, строители в конце февраля встали на защиту своей республики и с тех пор лишь считанные дни бывали дома. Теперь их домом стала Россия, но долгая борьба за мир еще впереди.

Фото: АиФ/ Дмитрий Григорьев

Застаем бойцов за обедом. Первое, что спрашивают у нас — это какие новости слышны с «большой земли». Отвечаем, что сами весь день на передовой без связи и поэтому последними сводками не владеем. Пока шли по тропам, заметил под ногой тонкий черный провод, что тянулся вдоль нашего пути. Оказалось, это полевая связь. Та самая, что показывали нам еще на уроках ОБЖ в школе. До сих пор ничего надежнее провода мир не придумал.

Бойцы при виде журналистов отрываются от обеда. На столе типичная армейская полевая пайка — макароны, тушенка и чай. Здесь, в лесопосадке, они живут, читают, дежурят, отбивают периодические набеги ВСУ и ждут, когда они вновь сами пойдут в наступление.

Фото: АиФ/ Дмитрий Григорьев

«Нашу оборону ВСУ прощупывают каждый день. Периодически выезжают их ДРГ, работают по нам, но артиллерия наша их быстро отгоняет. В основном пока у нас позиционные бои, но ждем уже, когда сможем пойти в наступление», — говорит боец с позывным Грек.

В прошлой жизни он был шахтером, сотрудником водоканала, строителем. С февраля попал под мобилизацию и с тех пор практически безвылазно находится на передовой. «Мы устали, но будем здесь стоять до конца. Здесь должна быть Россия. Мы за это тут и стоим», — говорит он.

Наш разговор прерывает жужжание квадрокоптера прямо над нашими головами. Бойцы по рации спешно пытаются выяснить, чья над нами зависла «птичка». Путем переговоров узнаем, что коптер вражеский, а значит, нужно максимально слиться с окружающей обстановкой. Пожужжав над нашими головами минут двадцать, беспилотник улетает. Ему вдогонку начинает работать артиллерия ЛНР.

Фото: АиФ/ Дмитрий Григорьев
Оцените материал
Оставить комментарий (0)

Топ 5 читаемых



Самое интересное в регионах