Примерное время чтения: 10 минут
3261

«Всегда под прицелом». Командир отряда БПЛА рассказал о работе в зоне СВО

Еженедельник "Аргументы и Факты" № 9. Будущее во браке 28/02/2024 Сюжет Спецоперация РФ в Донбассе и на Украине
/ Дмитрий Григорьев / АиФ

Взгляд на поле боя из комнаты в гостиной. Боец ВСУ, убегающий от обстрелов российской артиллерии, и мастерская по производству боеприпасов. Все это своими глазами увидел корреспондент aif.ru, побывав в расположении отряда беспилотной авиации спецназа «Ахмат». О рисках на передовой и почему фронту нужно больше дронов-камикадзе, рассказал командир отряда с позывным Варвар.

Поле боя в гостиной комнате

Обычная гостиная в одной из квартир в городке где-то в ДНР. На стене висит большой телевизор, а на экране вместо кино или футбола — заснеженные поля с высоты птичьего полета. Камера дрона медленно движется вдоль поредевшей лесополосы и вдруг останавливается. Если сильно вглядеться, то там, среди снега и веток, можно разглядеть человеческую фигуру. Она застыла и пристально смотрит в небо. Это солдат противника. Он заметил дрон в небе, наблюдающий за ним. По рации тут же передается команда, и начинается артиллерийский обстрел. Фигура спешно снимается с места и бежит куда-то в укрытия. Экран подсказывает оператору дрона, что пора лететь домой, менять батарейку. «Птица» разворачивается и летит в сторону городских руин. Это Артемовск. Уже на подлете экран гаснет, не давая нам увидеть, куда же прилетит квадрокоптер.

Фото: АиФ/ Дмитрий Григорьев

«На подлете к укрытию наши операторы всегда отключают картинку. Чтобы даже по записи видео нельзя было отследить, откуда работают операторы. Сейчас на место уже вылетел сменный коптер. Такая карусель у нас круглосуточно. Ни днем, ни ночью мы не перестаем наблюдать за противником», — комментирует происходящее командир отряда БПЛА спецназа «Ахмат» с позывным Варвар.

В его отряде наблюдательная работа доведена до автоматизма. «Мы тут сидим в тепле. С экрана смотрим на противника, а парни не в такой комфортной обстановке там. По подвалам да укрытиям, до которых еще добраться нужно живым и невредимым», — подчеркивает командир.

Но так было не всегда. Варвар пришел в «Ахмат» в ноябре 2022 года. Рядовым бойцом со спектром задач обычного пехотинца. Набравшись опыта и освоившись в зоне боевых действий, он выбрал направление, где может быть наиболее эффективен и опасен для противника.

Фото: АиФ/ Дмитрий Григорьев

«Оператор БПЛА — приоритетная цель для врага»

«Можно сказать, что в БПЛА я попал даже случайно. Обзавелся знакомствами во время службы. Ребята пригласили обучаться в школу БПЛА „Ахмат“. Там отлично обучили, научили, рассказали. Но все равно все зависит от тебя. Ты должен сам стремиться получить знания. После обучения я попал в группу Карлсона. Был у нас такой замечательный командир. Он, к сожалению, погиб», — вспоминает Варвар.

Свою работу Варвар начинал в качестве оператора FPV-дрона. Он вспоминает, что первые вылеты были неудачными, но спустя время охота на противника начала приносить плоды. «В день гибели Карлсона был очень сильный накат противника с применением иностранной бронетехники. Нам с помощью FPV-дронов удалось отбить атаку. Я даже сумел точно попасть в Bradley. Она загорелась, но все-таки сумела уехать. Но в этот день не стало моего командира и его зама. После этого меня вытащили с передовой и назначили командиром отряда БПЛА», — рассказывает боец.

Фото: АиФ/ Дмитрий Григорьев

По привычке, даже будучи командиром, Варвар продолжал работать на передовой. «Командование сказало мне просто прекратить это дело. Все-таки теперь мои обязанности больше организационные. На мне держится все. Работа бойцов. Взаимодействие со смежниками. Поэтому я теперь постоянно здесь. На ПВД», — говорит он.

«А что значит для оператора дрона работа на передовой? Насколько это опасно и близко к противнику?» — задаю ему вопрос.

«Летом я работал в километре от противника. Это повышает эффективность работы. Мне, чтобы долететь до противника, нужно было не больше двух минут. Во время работы за пять минут я подготовил два дрона-камикадзе и поразил две цели. Сейчас пилоту нужно пять минут, чтобы только долететь до противника. А тут за пять минут сразу два дрона. Если у нас будет свой полк БПЛА „Ахмат“ и будут двадцать операторов, и у каждого по десять дронов. И каждый из них выпустит по пять дронов с разницей в полторы минуты, то на фронте сразу начнутся перемены. Сейчас у нас просто нет возможности подходить близко. Не позволяет местность и боевая обстановка. Дронов в воздухе очень много. Незамеченным на передовой ты не пройдешь. Двигаться нужно строго определенно по времени. Быть оператором БПЛА — это значит быть приоритетной целью для противника», — отвечает Варвар.

Отряд беспилотной авиации спецназа «Ахмат».  Комндир отряда с позывным Варвар.
Фото: АиФ/ Дмитрий Григорьев

Мина в слесарных тисках

«Ладно, чего сидеть, — вдруг вскакивает он. — Поехали, я нашу мастерскую покажу. Вам понравится».

Мастерская отрада БПЛА «Ахмат» своим внутренним убранством ничем не отличается от рядовой слесарной подсобки. Те же стеллажи с инструментом. Тиски на столе. Только на полках не гайки и гаечные ключи, а боеприпасы, хвостовики и мины.

«Здесь в мастерской у нас заготовки для сбросов с дронов. У нас под это есть свои цеха. Распечатанные на 3D-принтере хвостовики уже ждут своего применения. В основном для сбросов используется ВОГ. Разлет осколков у них семь метров. Очень эффективно против живой силы противника. Также можно вывести из строя и легкий транспорт противника. В целом, быстро подготовить боеприпас можно прямо здесь в течение нескольких минут, — говорит Варвар, затягивая в тисках нечто минно-взрывное. — Единственное, что такие сбросы используются при близкой работе с противником. В данный же момент обстановка на нашем направлении не позволяет эффективно их применять. В основном наблюдаем. Если что, накрываем врага артиллерией или FPV».

Фото: АиФ/ Дмитрий Григорьев

В планах у Варвара разработка собственного БПЛА самолетного типа. Для этого он планирует переделать уже переданные ему крылатые дроны-камикадзе. Первый образец уже тестируется и наблюдает за противником, но кое-что нуждается в доработке.

Напоследок задаю вопрос о том, как добровольно можно погрузить себя в пучину боевых действий. Варвар смотрит на нас с легким недоумением, но все же отвечает.

«Мы все добровольно пришли сюда. Мы все мотивированы и все уверены в нашей победе. Сидеть дома не наш удел. Родина нуждается в нас, и мы пришли. Плюс это отличная возможность раскрыть себя. Я сам не родился военным и никогда не служил, а сейчас стал военным, и меня направили учиться на офицера. У нас здесь дружный коллектив. Мы всегда друг другу помогаем. Людям на гражданке сложно понять нас. У нас другие ценности. Здесь важны только качества человека. То, как общается. С нормальным человеком всегда будут рядом нормальные люди. Здесь всегда придут на помощь в любое время суток. Это совсем другая жизнь», — говорит он.

Оцените материал
Оставить комментарий (0)

Топ 5 читаемых



Самое интересное в регионах