Примерное время чтения: 6 минут
4882

В ожидании освобождения. Как выживают жители Угледара

Сюжет Спецоперация РФ в Донбассе и на Украине
Угледар.
Угледар. Commons.wikimedia.org

Угледар — небольшой шахтерский городок, который отделяют от Донецка полсотни километров — вошел в сводки практически сразу же после того, как стал ясным исход битвы за Соледар. Угледар, особняком стоящий среди полей на высоте, украинские войска используют как очередной укрепрайон в попытке сдержать наступление к юго-западу от столицы ДНР.

«Когда началась спецоперация, я распечатала флажок ДНР на принтере и спрятала его, — говорит Елена (имена изменены) из Угледара. — Мы очень ждали наши войска и готовились их встречать. Но вынуждены были с ребенком уехать после жизни в подвале и под обстрелами. Интересно, когда украинцы зашли в мою квартиру, они нашли флаг? Хотя, может быть, и от дома уже ничего не осталось...»

Елене удалось вырваться из Угледара вместе с матерью и сыном своей землячки Ирины, уже ожидавшей их в Донецке. От столицы ДНР до их городка в мирное время можно было бы домчать за полчаса, но этот путь в объезд через Украину растянулся на полторы недели. Чтобы их выпустили, люди вынуждены были говорить украинским воякам, что эвакуируются на Незалежную.

«Мы видели, откуда стреляют»

«Наш городок маленький, и как-то мы даже засекали, сколько понадобится времени, чтобы не спеша обойти вокруг него — и получилось 45 минут, — вспоминает Елена. — Угледар находится на высоте, вокруг поля, узкая полоса посадок, и перепутать, откуда летит, невозможно! С моего восьмого этажа Павловка, где находились на тот момент украинцы, видна как на ладони, просматриваются Пречистовка и Никольское. И мы видели, откуда стреляют. Если со стороны Павловки, то мы бегом в ванную прятаться. Шахты сразу же заняли украинские войска, и обстрелы города шли с их стороны — больше там никого не было. Один из снарядов влетел в подвал. Молодая мать и ее муж погибли, успев закрыть собой двух маленьких сыновей. Раненых детей вывезли в Днепропетровск, а потом оперировали в Германии. Об этом мы узнали позднее из новостей. Было такое, что танк заезжал в город, крутился, а потом начинал стрелять по многоэтажкам».

С середины марта здесь нет электричества, тепла, воды. Угледар — город многоэтажек, частного сектора здесь нет. Жители переместились в подвалы и начали их утеплять, готовить во дворах, на кострах и буржуйках. Хоронят погибших и умерших рядом с домами, местной церквушкой, за оградой детсада.

Первыми с началом спецоперации бежали из Угледара местные власти и силовики, не осталось и медиков.

Люди помнят, как в момент выдачи гуманитарки вдруг прилетел снаряд, разорвав женщину и ранив ее земляков. «В кадре» сразу же появились скорая и МЧС, о которых здесь уже давно забыли.

Ворота — почтой

При Украине в Угледаре так и не наступило процветание. На шахтах не платили зарплаты по полгода; работали только исполком, детсад, школы, магазины и рынок. Под разными предлогами людям отказывали в социальных выплатах и субсидиях, а пенсия у человека с 40-летним стажем могла быть 2,5 тысячи гривен (4700 рублей).

Развлечением для местных была традиция ездить в «Форест-парк» в Великоанадольском лесу неподалеку. В 2015 году ВСУ успели пожить в профилактории Угледара, а потом убрались в более удобные расположения, в том числе в курортной зоне. Что вояки оставили там после себя, Елена увидела пару лет назад, посетив «Форест-парк».

«Из гостиничных помещений повыносили все, даже барные стойки, — сокрушается она. — Фонтаны поразбивали и позабивали. Я обратила внимание, что нет черных и белых лебедей в озерах. Сторож рассказал, что солдаты их расстреляли… Размародерили даже старые холодильники. И это меня не удивляет, потому что мы вместе с мамой остолбенели, наблюдая, как в Угледаре украинские военные отправляют транспортной компанией украденные железные ворота. Видно было, что это приезжие из каких-то далеких сел… У нас был сосед из „щирых украинцев“, который сам увидел, как город расстреливают „захысныки“ — и изменил свое мнение. Впрочем это скорее исключение, и после восьми лет украинизации люди разделились по своим политическим взглядам поровну. Хотя на референдум в 2014 году ходили все!»

«Капюшон-невидимка»

Из маленького Угледара «защитники и благодетели» решили напоследок выжать все. С гуманитарными миссиями сюда потянулись капелланы и волонтеры, и часто их вспоминают недобрым словом. За привезенные буржуйки людям приходилось платить из своего кармана и выдавливать улыбки на фото. Волонтеры за огромный процент обналичивали деньги с пенсионных карточек. Спекулянты завозили воду и продукты по сумасшедшим ценам, и даже стоимость пачки сигарет сразу же подскочила до 120 гривен (225 рублей).

В городе, где раньше проживало порядка 14 тысяч человек, сейчас, по прикидкам собеседниц aif.ru, продолжают оставаться около семи сотен жителей. Кто-то ждет освобождения, а у кого-то просто нет сил, желания и средств, чтобы выехать из зоны боевых действий.

Ирина вывезла из Угледара свою пожилую маму и сына, который случайно приехал к бабушке аккурат к началу спецоперации. Некоторые моменты из жизни в городке теперь хором пересказывают в качестве анекдота и радуются, что обошлось.

«Когда украинские военные решили съехать из детского садика, в котором располагались, то одна из соседок спросила, можно ли зайти и взять дрова? Ей разрешили, но предупредили, чтобы шла по дорожке, так как вся территория в растяжках. У нас народ бывалый: растяжки поснимали и начали из садика тащить все что можно, а главное — воду, которой уже не было. Моя мама тоже туда направилась, и на обратном пути недалеко начали ложиться снаряды. Навстречу бабушке выбежал сын, выхватил у нее воду, и в этот момент со свистом прилетело. Сын бросился на землю. Обернулся, а бабушка стоит — и только капюшончик поправляет, прячется. Капюшон-невидимка у нее! Хорошо, что сын быстро затолкал бабулю в подъезд!»

Угледарцы «в изгнании» живут мыслью об освобождении города, и эта перспектива, судя по происходящим вокруг города событиям, очень близка. Беженцы без труда нашли работу в Донецке, а дети в школе учатся, хоть дистанционно, но уже на родном, русском языке вместо непривычной им «мовы».

Оцените материал
Оставить комментарий (0)

Топ 5 читаемых



Самое интересное в регионах