8534

Смотрят на север. Почему в Турции считают «своими» Якутию, Крым, Татарстан?

Еженедельник "Аргументы и Факты" № 47. Почему становится всё меньше рыбы, птиц и зверей 24/11/2021
Реджеп Тайип Эрдоган.
Реджеп Тайип Эрдоган. Reuters

17 ноября президент Эрдоган встретился с лидером турецких националистов, который преподнёс ему подарок – карту «турецкого мира». В него, судя по карте, входит не только территория Турции, но и вся Средняя Азия, а также русская Сибирь.

Турция, Азербайджан, Турк­мения, Узбекистан, Казах­стан и Киргизия, часть Ирана на карте отмечены красным цветом. Некоторые страны Балкан, южные регионы РФ, а также большая часть Сибири и западная часть Монголии – оранжевым, Алтай, Якутия и Синьцзян-Уйгурский район Китая – жёлтым. Никаких пояснений, что означают эти цвета, Анкара не дала.

Можно представить, какой гвалт поднялся бы в мире, если бы кто-то из русских националистов подарил бы президенту Путину карту «русского мира», где помимо России были бы закрашены все страны бывшего СССР, Восточной Европы, часть Китая, Монголии и проч. А тут – тишина. 

Свои территориальные аппетиты президент Турции впервые озвучил ещё в 2016 г. «В сферу наших интересов входят Ирак, Сирия, Ливия, Крым, Карабах, Азербайджан, Босния и другие братские регионы, – сказал он. – Множество историков считают, что в границы Турции должны входить Кипр, Алеппо, Мосул, Эрбиль, Киркук, Батуми, Салоники, Варна, Западная Фракия и острова Эгейского моря».  

Тюрки всех стран, объединяйтесь!

12 ноября в Турции прошёл 8-й саммит Совета сотрудничества тюркоязычных государств – Тюркского совета. Помимо Эрдогана в нём участ­вовали президенты Азербай­джана, Узбекистана, Туркмении, Киргизии и Казахстана. Последние двое – союзники России по ОДКБ, с остальными у Москвы тоже очень тесные отношения.

До недавнего времени Эрдоган вопросом тюркского един­ства особо не интересовался. Его больше занимала тема солидарности с исламским миром, где он видел Турцию лидером и заступником мусульманских стран. Однако на этом пути у Анкары нашлось много конкурентов, в первую очередь среди богатых монархий Аравийского полуострова. Борьбой за лидерство в тюркском мире заниматься оказалось куда проще.

В 2019 г. Эрдоган впервые озвучил лозунг «Шесть стран – одна нация». «Мы все очень большая семья из 300 млн человек, которые говорят на одном языке, исповедуют одну и ту же религию, имеют одну историю, культуру», – заявил он тогда, пояснив, что под един­ством подразумевается развитие экономических, торговых и культурных отношений. Но только ли их? В турецких СМИ всё больше пишут о перспективах создания «пантюркистской армии». Давно не являются секретом военные связи Анкары и Баку. Обсуждается военно-техническое сотрудничество с Казахстаном и Узбекистаном. Не так давно контракт с Турцией на поставку беспилотников «Байрактар» подписала Киргизия. Тут стоит напомнить, что только в 2019 г. объём денежных переводов из РФ в Киргизию составил 2,36 млрд долл. (98% всех иностранных переводов), треть киргизского ВВП формируется за счёт русских денег. Однако в то время как Москва с трудом ведёт пере­говоры об открытии там нескольких русскоязычных школ, Турция без проблем продвигает свои образовательные проекты. В октябре контракт на поставку турецких беспилотников Anka-S подписал Казах­стан, где Турция займётся ещё и подготовкой офицеров. 

Мягкая сила по-турецки

Международная тюркская академия в энциклопедическом описании Якутии назвала этот регион РФ одним из «не признанных мировым сообществом государственных образований». Карта, подаренная Эрдогану, прозрачно намекает, что помимо среднеазиатских стран в Анкаре считают сферой своих интересов не только Крым и Якутию, но и Татарстан, Башкирию и другие территории России.

В Турцию регулярно летает глава Татар­стана Р. Минниханов. Очередная встреча с Эрдо­ганом была в июне этого года в Анкаре. Интерес региона понятен: турецкие инвестиции в экономику Татарстана достигли 2 млрд долл. Сравнимые вливания Россия делает, к примеру, в Белоруссию. «Я говорю по-татарски, он – по-турецки, и мы прекрасно понимаем друг друга», – сказал в 2017 г. Минниханов. Кстати, в 2001 г. Татарстан собирался перейти с кириллицы на латинский алфавит турецкого образца. Но Госдума и Конституционный суд РФ запретили это делать.

Распространяя своё влияние, в Анкаре полагаются не только на военное сотрудничество. Большую роль в турецкой «мягкой силе» играет образование. Недавно МИД Турции отчитался, что у страны есть сеть из 400 школ, университета и 14 учебных центров в 47 странах, в т. ч. в РФ и Белоруссии. (Это притом что в самой Турции лишь 12% жителей имеют высшее образование, а ученики в среднем читают менее 3 книг в год.) 

Другая важная часть «мягкой силы» – кино. Сейчас Турция занимает второе место в мире после США по продаже сериалов. Только в 2018 г. она заработала на этом 500 млн долл. До 2023 г. планируется довести этот показатель до миллиарда. Сериалы показывают в России, Средней Азии, на Балканах, в Африке и на Ближнем Востоке. Даже в далёкой Южной Америке им принадлежит треть рынка сериалов. Всего их смотрят 700 млн человек из 146 стран.

Нетрудно догадаться, что в них Турция обычно предстаёт великой и справедливой державой, народы которой живут в мире и процветании. Сериалы крутят и по российскому ТВ. Снимаются исторические картины и в кооперации с другими странами. Например, недавно на украинском ТВ показали фильм «Крепость Хаджибей», в котором казаки вместе с турками борются с «русскими захват­чиками». 

Друг или враг?

По сообщению стамбульской газеты Yeni Şafak, для контроля над частью Мраморного и Эгейского морей турки построили первые 13 (из 35) оптоэлектронных башен. Когда все они вступят в строй, это позволит Анкаре держать под наблюдением всю морскую границу – 8484 км. В рамках доктрины «Голубая Родина» Турция планирует взять под контроль 462 тыс. кв. км морской глади. Когда наши соседи установят свои оптоэлектронные башни для контроля и над Чёрным морем, они смогут наблюдать не только за объектами Черноморского флота в Крыму, но даже за резиденций «Бочаров Ручей». С учётом того, что они планируют построить до 14 подводных лодок, а их надводный флот уже сегодня нельзя назвать слабым, всё это может стать серьёзной заявкой на пересмотр всего баланса военно-морских сил.  

«Эрдоган заинтересован в расширении зоны влияния, – сказал в беседе с «АиФ» турецкий политолог Керим Хас. – В Средней Азии делать это проще, плюс это даёт дополнительные рычаги давления на Москву. Наращивая присутствие в приграничных с РФ странах, Турция усиливает позиции в переговорах с Кремлём по всем вопросам двусторонних отношений. Это и Сирия, и Ливия, и Южный Кавказ, и экономические проекты».

Турция никогда не была близким другом России, что подтвердил инцидент 2015 г., когда в небе над Сирией турки сбили наш Су-24. Кремль в ответ ввёл против Анкары санкции. Но менее чем через год они были сняты после очередного потепления отношений, когда Путин одним из первых поддер­жал Эрдогана после попытки турецких военных свергнуть его. 

«Россия заинтересована в партнёрстве с Турцией, – говорит «АиФ» ст. научный сотрудник Института востоковедения РАН Борис Долгов. – У нас есть совместные инфраструктурные проекты, добиться стабилизации в Сирии без Турции тоже сложно. Эрдоган не побоялся вопреки окрикам из США закупать у нас комплексы С-400. Но разногласий становится всё больше. В Сирии турки опекают исламистских боевиков, которые не хотят мира с правительством Асада. Война в Карабахе началась благодаря турецкой поддержке Азербай­джана. Наконец, Эрдоган не раз подчёркивал, что никогда не признает Крым русским. Противоречия нарастают, и, кажется, это только вопрос времени, когда ситуация ­взорвётся».

Оставить комментарий (5)

Топ 5 читаемых



Самое интересное в регионах