aif.ru counter
11150

«Посадили за то, что выжил». Истории людей, вызволенных из украинских тюрем

Еженедельник "Аргументы и Факты" № 3. Когда же зарплаты достигнут человеческого размера? 15/01/2020
Вячеслав Мадиевский / Reuters

29 декабря между самопровозглашенными республиками и Украиной состоялся первый за два года обмен пленными и заключенными. Киев отпустил 124 человека, ДНР и ЛНР передали обратно 76 человек.

Среди освобожденных украинскими властями есть самые разные люди. Тут и бывшие бойцы «Беркута», которых обвинили в убийствах на Майдане зимой 2014 года, и выжившие в одесском Доме профсоюзов, который подожгли националисты, и простые украинцы, заподозренные силовиками в «измене», и бывшая трехкратная чемпионка Украины, которую часами избивали в застенках СБУ, и даже 85-летний харьковский ученый, которого сразу после освобождения пришлось отправить в больницу. 

Судили за то, что выжил

2 мая в Одессе разыгралась чудовищная трагедия: националисты из «Правого сектора» (запрещенная в России организация — Ред.) подожгли Дом профсоюзов, в котором укрывались пророссийские активисты организации «Куликово поле». По официальным данным, погибло 48 человек. Однако эти данные — ложь, рассказал «АиФ» антимайдановец Олег Ткачук, который в тот день сам был в горящем Доме профсоюзов и теперь стал одним из освобожденных из украинской тюрьмы. 

В те дни Олег оказался в Одессе случайно: приехал к родственникам из родной Белоруссии. Услышав, что противники Майдана выйдут на митинг, тоже решил принять в нем участие. Как он говорит, никто из собравшихся не ждал, что против них соберется в несколько раз больше активистов «Правого сектора», которые сначала загонят митингующих в Дом профсоюзов, а потом начнут их убивать. 

«Когда мы спускались вниз по лестнице, чтобы выбраться на улицу, там лежало большое количество людей. Мертвых. Было тяжело переступать через них. Люди лежали в комнатах, на улице, повсюду. Их было явно больше 48 человек. Не меньше сотни — это только то, что я видел. Многие до сих пор числятся пропавшими без вести после тех событий», — говорит Олег. 

Сам он был ранен в плечо из огнестрельного оружия. Украинская полиция вывела из дома часть людей, образовав живой коридор. Всех выживших, по словам Ткачука, погрузили на машины и отвезли в другую часть города, где и отпустили. Потом машины уехали эвакуировать других людей. Олег позвонил родным, с их помощью раненый добрался до больницы. Но там он получить помощь не смог. «По больнице ходили члены „Правого сектора“, добивали тех из наших, кто туда пришел. Родственники увидели, помогли выбраться», — говорит он. Пулю ему удаляли на квартире знакомые.

Спустя несколько дней его задержала СБУ. Допрашивали по делу о массовых беспорядках у Дома профсоюзов. В отделении Олега избили, но отпустили. Спустя еще несколько дней ему удалось уехать обратно в Белоруссию. 

Украинские власти пытались добиться его выдачи по все тому же делу о массовых беспорядках. Пока Олег был на родине, его соратников на Украине арестовывали и судили. «По приговорам украинских судов выходит так, что это мы сами себя поджигали. Нас судили за то, что мы выжили там. Ни одного члена „Правого сектора“ не судили. Все они ходят на свободе и похваляются тем, что сделали. Никто даже не пытается скрывать видео, где видно, как они стреляют в нас и сжигают», — горько говорит Ткачук. 

В Белоруссии Олег женился на своей девушке и взял ее фамилию, чтобы можно было ездить к родственникам на Украину. «В 2016 году прошло без проблем, а в 2017-м меня задержала СБУ», — рассказывает он. 

Дело Ткачука выделили в отдельное производство, потому что большинство его соратников уже сидели в тюрьме. Сначала СБУ требовала от него, чтобы он сознался в том, что получал деньги за участие в митингах, иначе грозили его засадить в тюрьму на долгие годы. Опять били. «Лицо помяли, пары зубов недосчитался. Но было не настолько плохо, как в 2014 году», — рассказывает он. 

В конце концов Олег согласился на сделку со следствием. Он признался в том, что участвовал в «массовых беспорядках», ему дали только условный срок. Правда, отняли все документы и запретили выезд из Украины. «Националисты бушевали, требовали реального срока. Один раз пытались ворваться ко мне домой. После этого я установил камеры в квартире», — говорит он. 

Спустя несколько месяцев пришли уже из СБУ. «Устроили обыск. Приносят, показывают мне сумки с оружием. Якобы нашли в квартире. Я попросил адвоката привести понятых из соседей. Они согласились. Когда все пришли, им показывают оружие, которое разложено у меня на полу, дескать, у меня нашли. Тогда я показываю всем запись с камеры, которую поставил в доме, на которой видно, как они вносят в квартиру то самое оружие в сумке. Пришлось им все собрать и уйти», — невесело смеется Олег, рассказывая о методах работы украинских силовиков.

Невесело, потому что через несколько месяцев его все равно задержали, когда он ехал в деревню к тетке. На этот раз обвинили в том, что он готовит покушение на одного из членов «Правого сектора» в целях мести и что он участвовал в разбое на дороге. Отягчающим фактором стало то, что в гараже у него нашли георгиевские ленточки и символы Новороссии. Новый срок, на этот раз реальный, после такого стал неизбежен. 

Но ему повезло. Жена Олега и другие родственники писали обращения. История Олега дошла до депутата «Единой России» Евгения Федорова. Тот ходатайствовал к главе непризнанной Луганской Народной Республики, чтобы Ткачука включили в списки на обмен.

«На Украину больше не вернусь. Первым делом заеду в Москву, поблагодарю Федорова, другим людям, кто мне помог, тоже скажу спасибо», — рассказывает Ткачук АиФ.ru. 

«Буцали как мячик»

Среди участников обмена пленными было четверо дончан, которых украинские власти заподозрили в поддержке сепаратистов. Вячеслава Бирюкова, Александра Стельниковича, Виктора Скрипника и Евгения Дружинина задержали в августе 2014 года. Следующие пять лет они провели в украинских застенках: печально известной нелегальной тюрьме в здании бывшего мариупольского аэропорта. 

Впервые об этой тюрьме рассказал подполковник СБУ Василий Прозоров, который, насмотревшись на новую украинскую власть, в апреле 2014 года стал агентом российских спецслужб. Через несколько лет работы его вывезли с территории Украины, и он дал большую пресс-конференцию, на которой рассказал о темных сторонах деятельности СБУ (АиФ.ru подробно описывал его историю). Прозоров рассказывал и о тайной тюрьме СБУ в Мариуполе. 

«Спецслужбисты называли её „Библиотекой“, а заключенных — „книгами“. В отделении общепита там были две нерабочие холодильные камеры, которые были оборудованы под карцер. Одна размером 5 на 3 м, вторая — 3 на 2 м. В них набивали задержанных людей и содержали абсолютно неофициально. Попасть туда можно было за любую мелочь. Нашли у человека фотографию флага Новороссии в мобильном телефоне — и это уже повод задержать его», — рассказывал экс-подполковник украинской спецслужбы. 

Только за пару месяцев, что Прозоров был в Мариуполе, через застенки, по его подсчетам, прошло около 300 человек. Двое из них погибли, но бывший агент СБУ считает, что жертв могло быть в разы больше. «Все стены в камерах были исцарапаны людьми, а в пыточной пол был бурым от крови», — рассказывал он. К пыткам подходили по-научному: «эффективным методам допроса» агентов СБУ обучали американские инструкторы. Такие же тренинги проходили в добровольческих батальонах, в том числе печально известном «Азове», командиры которого лично участвовали в экзекуциях. 

Через эту тюрьму прошли и некоторые из освобожденных дончан. «Очень часто привозили на неделю-две людей: пытать, калечить и показания выбивать, чтобы потом „в легальную“ оформлять. Людей там много замордовали», — рассказал после обмена агентству РИА Новости Александр Стельникович. 

Следственных действий в их отношении не проводили, зато долго пытали. «Били очень много и везде, ножом тыкали в ноги. Прикладом автомата били в лицо. Буцали, короче, как мячик. Душили, даже вешали. У них на потолке крюк специальный для этих процедур. Короче, полная релаксация», — рассказал другой переживший пытки дончанин Вячеслав Бирюков

Украинскому следствию так и не удалось доказать виновность дончан, хотя расследование длилось пять лет. Но свободу они получили только после обмена пленными.

Месть СБУ

Столь же страшна история трехкратной чемпионки Украины по тхэквондо Дарьи Мастикашевой, которую под пытками заставили «сознаться» в работе на российские спецслужбы. 

Дарья — гражданка Украины, но последние годы она жила в Москве. В августе 2017 года она приехала навестить маму в Днепропетровск. 15 августа она ушла из дома и не вернулась. Через несколько дней СБУ на специальном брифинге показала видео, на котором женщина признавалась, что она вербовала участников войны в Донбассе для совершения терактов в Москве по заданию «российских спецслужб». Правда, на видео была одна деталь: лицо женщины не показывали. Как выяснилось, из-за того, что оно было изуродовано после побоев. 

Женщине удалось передать на волю письмо, в котором она описывала зверства. Чтобы добиться признательных показаний, ей надевали пакет на голову и душили, пока она не теряла сознание, затем приводили в чувство и требовали дать нужные показания. Когда она отказывалась, ее снова били, потом снова душили до отключки. Вводили неизвестную жидкость с помощью шприца, потом снова пытали. Так продолжалось, пока ее не заставили «признаться». 

Во время обыска у матери Дарьи, пожилой женщины, забрали все деньги, которые нашли дома. Позвонили и мужу задержанной в Москву. У него… потребовали до 24 августа перевести $1 млн за освобождение девушки. «В противном случае её безопасность никто не гарантировал», — рассказал муж Дарьи Сергей Соколов.

Он не исключил, что жертву выбрали неслучайно. Соколов работал экспертом в Федеральном информационном центре «Аналитика и безопасность». Среди его коллег — отставные офицеры спецслужб, бывшие военные и полицейские, которые занимаются расследованием коррупции, а сам Соколов в последние три года специализировался по Украине, в том числе изучал коррупцию в СБУ. 

Пытки и избиения заключенных — как оказалось, обычное дело в СБУ, однако немногие из отпущенных на волю готовы об этом говорить. «Понимаете, у людей родственники на Украине остались. Поэтому они будут молчать», — сказал корреспонденту «АиФ» один из бойцов непризнанной народной республики, который сопровождал обменянных.

Жертва фальсификаций

Кто смотрел фотографии освобожденных дончан, мог заметить среди них старенького седого дедушку с палочкой, который, выйдя из автобуса, победно поднял кулак, приветствуя журналистов. Это 85-летний харьковский ученый и изобретатель Мехти Логунов, которого в июле 2018 года приговорили к 12 годам тюрьмы за «государственную измену».

Логунова обвиняли в том, что он собирал и передавал России секретные документы. Арестован он был после того, как обратился к работавшему с СБУ сотруднику Харьковского физико-технического университета с просьбой «записать на флешку секретные документы». Сотрудник сообщил об всем СБУ, записал документы и передал ученому. После этого он был задержан. 

Интересно, что из 15 свидетелей обвинения показания против ученого дал только этот сотрудник. Все обвинение строится лишь на его показаниях. Следствие не смогло ни установить «представителей России», которые давали задания ученому, ни зафиксировать попытки передать сами документы. Более того, документы, видимо, не являлись гостайной. Их изготовили в СБУ в рамках «следственного эксперимента». Иными словами, все дело больше походит на провокацию. «Вся вина ученого заключалась в том, что он противник майданов, миротворец, не считает россиян врагами, а войну на Востоке считает братоубийственной», — заявила экс-депутат Верховной рады Украины Елена Бондаренко.

Дело ученого разбирали два года. За это время у старого человека в СИЗО резко ухудшилось состояние здоровья. У него выпало 15 зубов. Он жаловался, что из-за этого не мог есть тюремную еду. «Меня обрекли на голодную смерть», — заявил заключенный. А СБУ тем временем активно пиарилась на его аресте. «Задержана большая резидентура российской разведки», — радостно рапортовал тогда еще президенту Петру Порошенко глава СБУ Василий Грицак. 

Ученый свою вину не признал. Он пытался обращаться в Европейский суд по правам человека, ПАСЕ, ОБСЕ, в Human Rights Watch, но нигде его просьбы о помощи услышаны не были. Вызволить его из тюрьмы удалось только сейчас, после обмена пленными. 

Освобождение как «доказательство»

На Украине самый большой отклик вызвало освобождение из украинской тюрьмы пятерых бывших бойцов «Беркута». Различные националистические группировки блокировали СИЗО, в котором содержались бойцы, и пытались не дать их вывезти к месту обмена. В результате произошли столкновения с украинской полицией. Стражам порядка с трудом удалось взять ситуацию под контроль.

Дело в том, что на Украине этих пятерых беркутовцев обвиняют в убийствах на Майдане. Напомним, 20 февраля на Институтской улице в Киеве погибло больше 50 человек, в том числе много бойцов «Беркута». Оппозиция обвинила в бойне тогдашние власти: президента Януковича и его окружение. Дескать, они отдали приказ стрелять по Майдану, чтобы удержать власть. Олега Янишевского, Сергея Зинченко, Павла Аброськина, Александра Маринченко и Сергея Тамтура арестовали в 2015 году. С тех пор идет следствие, однако доказать их причастность к убийствам в Киеве не смогли до сих пор. 

Обвинение строится на том, что бойцы получили оружие, из которого они теоретически могли совершить расстрел. Правда, связь между выданным оружием и пулями, убившими людей, до сих пор не установлена, за пять лет не нашли ни одного свидетеля, который бы видел, как беркутовцам отдавали приказ стрелять. А бывшая министр юстиции Украины Елена Лукаш в суде рассказала, что у Януковича никогда не было планов стрелять по протестующим, потому что это могло лишь сильнее разозлить их. Собственно, так и произошло.

Более того, единственный свидетель среди обвиняемых, заместитель руководителя «Беркута» Олег Янишевский, рассказал, что огнестрельное оружие полицейским начали выдавать как раз после того, как произошла стрельба, чтобы хоть как-то защититься от неизвестных стрелявших. 

«Для нас очевидно, что огонь по гражданским людям и по сотрудникам милиции вели со скрытых точек. Виноваты все лидеры Майдана: комендант Парубий, Яценюк, Кличко, тот же Ярема. Все действовали в одном направлении. Понятное дело, им надо было брать Януковича, но ради этого они пошли на провокации, и пролилась кровь», — рассказал сам Янишевский в интервью украинскому изданию «Страна.ua».

После того, как пятерых беркутовцев обменяли, у украинского суда не осталось обвиняемых по делу об убийствах на Майдане. Президент страны Владимир Зеленский заявил, что, внеся беркутовцев в списки на обмен, Россия «фактически признала, что они действовали по ее приказу». Что же, учитывая, что за пять лет никаких доказательств украинской стороной собрано не было, только такой «факт» мог помочь киевским властям оправдаться перед населением за гибель людей на Майдане. 

Оставить комментарий (0)
Загрузка...

Топ 5 читаемых



Самое интересное в регионах
Новости Москвы