Примерное время чтения: 6 минут
2924

По стопам Петена и Гитлера. Макрон может послать войска против России

Сюжет Спецоперация РФ в Донбассе и на Украине
Эммануэль Макрон
Эммануэль Макрон / GONZALO FUENTES / Reuters

Президент Франции Эммануэль Макрон грезит лаврами победителя России. На очередной конференции по поддержке Украины французский лидер проявлял наибольшую активность.

«Все возможно, если это полезно»

Сообщив о создании коалиции по поставкам Киеву дальнобойных бомб и ракет, Макрон заговорил и возможности вооруженной интервенции европейских держав.

«Сегодня нет консенсуса относительно отправки наземных войск официальным, предполагаемым и одобренным образом. Но в будущем ничего исключать нельзя, — объявил французский президент. — Такова была цель сегодняшней дискуссии: все возможно, если это полезно для достижения нашей цели».

В самой Франции идеи Макрона восторга не вызывают. Лидер партии «Непокоренная Франция» Жан-Люк Меланшон написал на своей странице в соцсети: «Конфликт с Россией будет безумием... Эта воинственная словесная эскалация одной ядерной державы против другой крупной ядерной державы уже является безответственным поступком».

Однако президент Франции продолжает идти выбранным путем, повышая уровень эскалации. Тем самым Макрон возрождает события 80-летней давности, когда французские знамена двигались в гитлеровском обозе в ходе агрессии против СССР.

Путем Петена

В советский период в нашей стране было принято вспоминать Движение Сопротивления, эскадрилью «Нормандию — Неман» и генерала де Голля. Но правда состоит в том, что большую часть периода Второй мировой войны большинство французов были по другую сторону баррикад.

15 мая 1940 года французский премьер-министр Поль Рейно позвонил в Лондон Уинстону Черчиллю, заявив: «Мы потерпели поражение... Они устремляются в прорыв с танками и бронемашинами». Черчилль пытался успокоить Рейно, но тот повторял как заведенный: «Нет, мы разбиты, мы проиграли сражение».

Париж был сдан без боя, а новый глава правительства Анри Филипп Петен объявил о капитуляции перед вермахтом.

Подписание Компьенского перемирия состоялось 22 июня 1940 года. По договору 60% территории страны, включая Париж и все атлантическое побережье, становились оккупационной зоной Германии. Французская армия должна была разоружиться и передать тяжелое вооружение немецким войскам. Предусматривалось сохранение минимальных соединений для поддержания порядка, численность которых должны были определить Германия и Италия. Французский военный флот должен был быть демобилизован и помещен в порты под наблюдение оккупационных сил. На Францию также возлагалась обязанность содержать немецкие войска на своей территории. Франция передавала Рейху всех немецких военнопленных, в то время как французские солдаты должны были оставаться в лагерях для военнопленных до окончания боевых действий в Западной Европе. Кроме того, Франция обязывалась выдать Рейху находящихся на ее территории граждан Германии, которых укажет немецкое командование.

Французский «Легион»: как уроженцы Парижа оказались под Москвой, а затем стали карателями в Белоруссии

Французы довольно быстро освоились в своем новом положении. Сразу после нападения Германии на СССР в Париже был создан «Легион французских добровольцев против большевизма».

Осенью французы вошли в состав вермахта под именем 638-го пехотного полка. От гитлеровского командования они получили право участвовать в боевых действиях под знаменем Франции.

В итоге именно Франция стала единственной страной, кроме Третьего рейха, чьи солдаты под национальным флагом участвовали в наступлении на Москву.

Здесь, правда, французы никакого победного марша не дождались. За первые две недели боев они потеряли 65 человек убитыми, 120 ранеными, еще 300 человек обмороженными.

В отчете вермахта о действиях под Москвой 638-му полку была дана такая оценка: «Люди проявили, в целом, хороший боевой дух, но уровень их боевой подготовки низок. Сержантский состав, в общем, неплох, но не проявляет активности, так как старший состав не показывает эффективности. Офицеры мало на что способны и явно были рекрутированы по чисто политическому принципу».

В начале 1942 года французов вывели на реорганизацию, а затем отправили в Белоруссию для участия в антипартизанских действиях.

Здесь французы оказались такими же нелюдями, как и остальные каратели. Они участвовали в расстрелах мирных жителей и сожжении деревень. Партизаны, в свою очередь, французам тоже скидок не делали, громя их подразделения.

«Шарлемань»: СС с французским флагом

Тем временем в самой Франции вербовка французов на войну набирала обороты. С 1942 года жителей страны стали принимать на службу в СС в индивидуальном порядке, а с 1943-го пункты вербовки на территории Франции действовали под эгидой правительства в Виши. В августе 1943-го был создан французский полк СС, а осенью 1944-го французских эсэсовцев набралось на целую бригаду.

Но еще летом 1944-го французские эсэсовцы вступили в бой против Красной Армии на территории Украины. В составе дивизии СС «Хорст Вессель» они держали оборону в районе Львова, а затем у Стрыя, Дорогобыча и Самбора.

За месяц боевых действий французы потеряли 90% личного состава, и их вывели на переформирование.

В начале 1945 года Третий рейх готов был принимать на службу практически кого угодно. В этих условиях французов набралось на целую полнокровную дивизию СС, получившую название «Шарлемань».

Дивизия участвовала в боях в Померании, где понесла тяжелые потери. После очередного спешного пополнения в конце апреля 1945 года «Шарлемань» бросили на оборону центра Берлина.

Железный Крест месье Фене

Под командованием бригадефюрера СС Густава Крукенберга французы держали оборону в районе Рейхстага и Рейхсканцелярии. Фактически именно «Шарлемань» позволила нацистским бонзам затянуть свою агонию еще на несколько дней.

29 апреля 1945 года французский гауптштурмфюрер Анри Жозеф Фене получил Железный Крест за доблесть в боях за Берлин.

Фене, попавший в плен, вспоминал: «Нас загнали к поврежденным Бранденбургским воротам, где мы стояли и смотрели с тяжелым сердцем на парад победителей — сотни и сотни танков, украшенных красными флагами. Мы были раздавлены. Это была полная катастрофа. Мы были стерты, низвергнуты в пучину ничтожества и непроглядный мрак...»

Кавалер Железного Креста — это наглядный пример того, как во Франции относились к тем, кто воевал на стороне Гитлера. Первоначально его приговорили к 22 годам тюрьмы, но освободили уже через три с половиной года. Фене вспоминал, что встречали его как героя: «В день моего освобождения собралась вся администрация тюрьмы, и мне предложили шампанское. Городской священник приехал на своем маленьком “ситроене” и ждал меня у ворот. Все они были искренне рады видеть меня на свободе».

Французский выбор

Он дожил до 2002 года, проводил встречи с другими ветеранами СС, охотно раздавал интервью, рассказывая, что ни о чем не жалеет.

В знаменитой эскадрилье, а затем полку «Нормандия — Неман» воевали 96 французских летчиков. А в советском плену оказали 23 136 французов, воевавших на стороне Гитлера.

Советский Союз, однако, предпочел по отношению к французам не помнить зла. В число держав-победительниц Францию, проигравшую свою войну в 1940 году, вытащили усилиями Иосифа Сталина, в то время как ни Рузвельт, ни Черчилль такого желания не испытывали.

Но сегодня Эммануэлю Макрону явно ближе Анри Жозеф Фене, нежели асы «Нормандии — Неман».

Оцените материал
Оставить комментарий (3)

Топ 5 читаемых



Самое интересное в регионах