1711

От Канады до Мозамбика. Какие страны приветствуют «Бессмертный полк»

Еженедельник "Аргументы и Факты" № 18. Как мы храним память о тех, кто не дожил до Победы? 05/05/2021
Бессмертный полк в Торонто, Канада.
Бессмертный полк в Торонто, Канада. / Creative Touch Imaging Ltd / www.globallookpress.com

«Для Украины, к сожалению, 9 мая уже не праздник. Прибалтика – отдельный «фильм ужасов». Там наплевательски относятся к общей истории и подчёркнуто чествуют фашистов», – говорит между­народный пресс-секретарь Движения «Бессмертный полк России» Светлана Конев, живущая в Швейцарии.

Похожие на прадедов

Юлия Шигарева, «АиФ»: Светлана, на глобусе ещё остались страны, где не проходил бы «Бессмертный полк»?

Светлана Конев: Сегодня на карте мира нет страны, где после развала Советского Союза не образовалась бы русскоязычная диаспора. Где-то — в Канаде, Германии, США — диаспоры большие, где-то немногочисленные. Но везде, где живёт русский человек (а под русским человеком я понимаю тех, кто жил на пространстве СССР), есть люди, которые хранят фотографии своих родственников-фронтовиков. И все они отмечают 9 Мая вне зависимости от того, в какого Бога верят и какой паспорт у них есть. Для всех, кто чтит память своих предков, День Победы не пустой звук. Часто мы видим такие запросы: ребята, я только переехал в такую-то страну. Где тут проходит «Бессмертный полк»?

Бессмертный полк в Нью-Йорке.
Бессмертный полк в Нью-Йорке. Фото: www.globallookpress.com/ Consulate of Russia in NY

– США, Европа – понятно. А Кот-д'Ивуар, к примеру? Там тоже наш «Полк» марширует?

– Многие наши ­женщины выходили замуж и уезжали в страны Африки, в этих браках рождались дети – достаточно смуглые. И вот идёт такой смуглый парнишка, держит в руках фотографию фронтовика, и ты понимаешь: как же он похож на своего деда или прадеда! Так что да – и Берег Слоновой Кости (сейчас Кот-д'Ивуар), и Республика Конго, и Буркина-­Фасо, Кения, Малайзия, Бенин, Того, ЮАР, Камбоджа, Новая Зеландия, Непал, Мозамбик, Танзания, Эфиопия и ещё десятки стран участвуют в этом движении. Другое дело, что в каждой стране есть своя специфика.

– Выходят только наши или местные тоже присоединяются?

– В такой стране, как Италия, часто присоединяются потомки итальянских антифашистов. Или Швейцария – она же вообще не участвовала во Второй мировой, соблюдая нейтралитет. Тем не менее там есть захоронения советских солдат, которые были интернированы в лагеря для военнопленных. И в Базеле на местном кладбище каждый год проводится очень красивая церемония поминовения павших, на которую собирается много народу. Даже традиция появилась: молодожёны приезжают к памятнику погибшим советским солдатам, чтобы положить цветы.

А для кого это больше не праздник?

– Все страны лояльны к проведению «Бессмертного полка»?

– Нет, конечно. У нас есть бравый парень по фамилии Иванов, который на Украине вместе со своими единомышленниками переходит из одного суда в другой, отстаивая право не только на проведение «Бессмертного полка», но и вообще мемориальных мероприятий 9 Мая. Потому что для Украины, к сожалению, это уже не праздник. Прибалтика – отдельный «фильм ужасов». Там наплевательски относятся к общей истории и подчёркнуто чествуют фашистов, что лично у меня вызывает много вопросов. Прибалтийские страны – члены Евросоюза, но почему-то Брюссель сквозь пальцы смотрит на эти шествия легионеров СС, хотя в той же Германии фашистские символы под строжайшим запретом.

А ещё есть Польша, у которой даже план составлен: в нём перечислены 500 памятников советским солдатам, которые нужно снести в ближайшее время в рамках закона о декоммунизации. Так что есть много «горячих точек» – нормальных с виду европейских стран, которые старательно пытаются переписать итоги Второй мировой в угоду, естест­венно, своим интересам и не гнушаются сносить ­памятники.

– Эти примеры – случай особый. А в остальном мире всё 9 Мая проходит гладко?

– Есть государства, где проводить наше победное шествие можно только на территории посольства. К примеру, в Арабских Эмиратах – это мусульманская страна. Тут идущие по улицам люди с портретами в руках могут восприниматься как нарушение – в мусульманской религии изображения людей под запретом. А в ­Индонезии полностью запрещена совет­ская символика.

Или Япония – достаточно закрытое государство. Они чётко заявляют: у нас есть свои культурные традиции и принимать чужие мы пока не готовы. Поэтому мы всегда говорим координаторам: начинайте с того, чтобы официально попросить у местных властей разрешения на проведение такого меро­приятия. К сожалению, порой случаются провокации – «добро­желатели» звонят в местную полицию со словами: «Там у вас по улицам сейчас порт­реты Путина понесут»…

– А в Китае «Полк» принимают?

– В Китае нужно чётко прописать местным властям всё до мельчайших деталей – сколько именно в нём будет участников, сколько времени продлится шествие, с какими намерениями это всё организуется, что означают георгиев­ские ленточки. И они могут долго рассматривать ваш запрос. Для кого-то и холодная война уже осталась в прошлом, а для кого-то и Вторая мировая ещё не закончилась.

– А где до пандемии проходили самые многочисленные ­«Полки»?

– В первую очередь в США, там многие штаты их проводят. В Германии очень много народу выходит. В Канаде шествия мощные, несмотря на то что там весьма многочисленная, ещё со времён революции, украинская диаспора. Но и русских там много, причём таких русских, для которых фотографии их дедов, воевавших против фашизма, очень многое значат.

Бессмертный полк у Бранденбургских ворот в Берлине.
Бессмертный полк у Бранденбургских ворот в Берлине. Фото: www.globallookpress.com/ Bernd von Jutrczenka

Надо учитывать специфику Европы: если живущему в Германии человеку до Берлина ехать далеко, он приедет к нам в Базель, на наш «Бессмертный полк».

А есть страны, которые и не собирают впечатляющие шест­вия, зато там мероприятия в честь 9 Мая поддер­живают русскоязычные школы: проводят «Час мужест­ва», рассказывают, что такое «Бессмертный полк» и День Победы, детям прикрепляют к рубашкам геор­гиевские ленточки. Таких школ становится всё больше. И если раньше мы слышали от них: «Ой, не факт, что мы это поддержим», – то сейчас они воспринимают такое предложение на ура. В Ирландии, к примеру, я вхожу в жюри конкурса, на котором дети будут читать стихи, посвящённые войне. А ведь это дети, которые родились за границей, они растут в других реалиях, и там довольно сложно убедить ребёнка, что он должен выучить такой стишок.

Мне очень приятно, что к движению присоединяются люди, у которых уже и паспорта, и образ жизни другие, но они сохраняют в своих семьях эти старые фотографии, ордена, эти истории для своих детей, внуков. Истории о том, как их родственники освобождали мир от фашизма, который сейчас снова поднимает голову.

Оставить комментарий (1)

Топ 5 читаемых



Самое интересное в регионах
Роскачество