7302

«На устрашение ответим». Почему переговоры России и НАТО зашли в тупик?

Слева направо: заместитель госсекретаря США Венди Шерман, генеральный секретарь НАТО Йенс Столтенберг, заместитель министра иностранных дел России Александр Грушко и заместитель министра обороны России генерал-полковник Александр Фомин на переговорах России и НАТО.
Слева направо: заместитель госсекретаря США Венди Шерман, генеральный секретарь НАТО Йенс Столтенберг, заместитель министра иностранных дел России Александр Грушко и заместитель министра обороны России генерал-полковник Александр Фомин на переговорах России и НАТО. Reuters

Переговоры с НАТО, проведенные ранее, дали неоднозначный результат. С одной стороны, НАТО пошла на диалог с Россией по тем темам, обсуждение которых она долгие годы игнорировала, с другой — отказалась даже рассматривать вопрос расширения на восток. В России назвали позицию Запада «двуличной и лукавой» и не исключили возможности размещения военной инфраструктуры РФ на Кубе и в Венесуэле.

Что получилось обсудить?

Мораторий на размещение в Европе систем, запрещенных существовавшим ранее Договором о ракетах средней и меньшей дальности, ограничение масштабов военных учений в Европе, создание механизмов предотвращения военных инцидентов, создание новых каналов диалога между военными — все эти темы, которые в НАТО годами отказывались обсуждать, теперь стоят на повестке дня. 

Еще в 2019 году, когда Владимир Путин публично призвал страны НАТО обсудить мораторий на размещение в Европе ракет, его инициативу там называли «не вызывающей доверия» и «неперспективной». На серии переговоров России с западными странами, которые стартовали 10 января встречей с американцами, эту и многие другие темы, по которым Россия годами предлагала поговорить, теперь обсуждают на самом серьезном уровне. Правда, западные дипломаты подают их как свои задумки, что немудрено. Западные СМИ призывают своих политиков не делать России никаких уступок. В этой ситуации признавать, что обсуждаемые предложения выдвинуты именно российской стороной, никто не готов.

Неясно, насколько диалог стимулировала ситуация на Украине, где Россию по-прежнему обвиняют в нагнетании напряженности на границе. По мнению членов НАТО, Москва должна отвести свои войска от украинских границ. В Кремле отвечают, что передвижения российских войск по своей территории не должны никого волновать. «Требования США, чтобы Россия вернула свои войска в казармы, неприемлемы, Москва даже не будет обсуждать это», — заявил глава МИД РФ Сергей Лавров.

Что обсудить не получилось?

Несмотря на некоторый прорыв, две главные темы США и НАТО обсуждать с Россией по прежнему не готовы. Это требование Москвы к альянсу отказаться от дальнейшего расширения на восток и требование об отводе контингентов и инфраструктуры с территории стран, ставших членами НАТО после 1997 года. «Для нас это неприемлемо, — заявил генсек НАТО Йенс Столтенберг. — Каждая страна, в том числе Украина, может сама выбирать свой путь. Россия не может решать, кто вступит в НАТО, а кто нет».

«Россия получила предельно конкретный отказ на свои требования прекратить расширение НАТО. ЕС поддерживает такой подход», — добавил глава европейской дипломатии Жозеп Боррель

Между тем именно эти два требования ключевые в позиции России, дал понять замминистра иностранных дел России Александр Грушко. «НАТО понимает принцип неделимости и безопасности избирательно, — заявил он. — В глазах НАТО он существует только для членов альянсов, и НАТО не собирается учитывать интересы безопасности других. Мы твердо исходим из того, что попытки построить безопасность против России без участия России обречены на провал. Мы не дадим этого сделать. Если НАТО переходит на политику сдерживания, значит, с нашей стороны это будет контрсдерживание. Если это будет устрашение, то будет контрустрашение. Если это будет поиск уязвимостей в оборонной системе России, то будет и поиск уязвимостей в НАТО. Это не наш выбор, но иного пути не будет, если нам не удастся переломить нынешний очень опасный ход событий».

Он подчеркнул, что заявления лидеров НАТО часто расходятся с действительностью. «Я читал, что господин Блинкен заявил, что „ни слова об Украине без Украины“. Но сегодня наши партнеры обсуждали Украину, наверное, полтора часа из четырех отведенных. Вот реальность! — заявил Грушко. — Еще раз подчеркну, угроза Украине — это сама Украина. Больше никто!»

РФ считает лукавой и двуличной позицию Запада по требованию России об отказе НАТО принимать Украину и Грузию, заявил в интервью RTVI замглавы МИД РФ Сергей Рябков. По его словам, отказ со стороны США по ключевым предложениям по гарантиям безопасности заводит ситуацию в тупик. Он не исключил возможности размещения военной инфраструктуры РФ на Кубе и в Венесуэле. «Не вижу оснований организовать в ближайшее время новый раунд переговоров по гарантиям безопасности», — добавил дипломат.

Санкции за разговорами

На фоне такого исхода в МИД Польши заявили, что риск войны на пространстве ОБСЕ выше, чем когда-либо ранее. А уже во время переговоров в западных странах активно обсуждали новые санкции против России. 12 января американские сенаторы опубликовали список мер, которые намерены ввести в случае «агрессии против Украины». 

Среди них — введение санкций против крупнейших российских банков, ограничение России доступа к SWIFT, рестрикции против суверенного долга России. Другие меры касаются лично президента, премьер-министра, глав МИД и Минобороны. Им предлагается запретить въезд в США, а также заморозить активы внутри США. 

«Введение санкций против главы государства — это запредельная мера, которая сравнима с разрывом отношений, — заявил пресс-секретарь президента Дмитрий Песков. — Оцениваем появление подобных документов и заявлений крайне негативно. Особенно на фоне серии переговоров, пускай и неудачных. Это попытка оказать давление на Москву, априори бессмысленная, ибо речь о санкциях, которые с учетом неминуемого адекватного ответа фактически можно приравнять к разрыву отношений». 

Сами по себе такие проекты санкций во время важнейших переговоров, в которых заинтересованы обе стороны, возникают из-за острой политической борьбы в США, отмечает заместитель директора Центра комплексных европейских и международных исследований Национального исследовательского университета ВШЭ, эксперт Валдайского клуба Дмитрий Суслов. «Как и при Трампе, любой относительно конструктивный шаг новой администрации в направлении России (даже если на деле он нацелен на улучшение отношений с важным союзником, а не с Москвой, как в случае с решением не вводить новые санкции против „Северного потока-2“) используется второй партией как инструмент внутриполитической борьбы. До тех пор, пока Америка будет оставаться расколотой, ни на какой устойчивый конструктив в российско-американских отношениях рассчитывать не стоит. Пока стоит забыть о заключении каких-либо „больших сделок“ (если, конечно, альтернативой сделке не станет ядерная война) и тем более юридически обязывающих соглашений», — говорит эксперт.

Стоит ли бояться санкций?

Тем временем экономисты оценивают возможные американские санкции со скепсисом. «Отключение России от системы SWIFT звучит ужасающе для западных финансовых институтов, которые работают со своими коллегами только через SWIFT, — пишет эксперт Центра Карнеги Андрей Мовчан. — Но у российского ЦБ есть своя система межбанковских переводов, апробированная и готовая к использованию для 100% внутренних транзакций. Отправлять деньги за границу можно будет (пусть и сложнее) с помощью телексной связи, как это делалось до того, как Россия подключилась к SWIFT. В первую очередь это станет головной болью крупнейших международных банков: им нужно будет обеспечить платежи в размере более $400 млрд в год за нефть, газ, зерно, уголь, сталь, титан, древесину и другие важнейшие ресурсы, от которых зависит Запад и которые поставляются из России напрямую. Все российские контрагенты будут заинтересованы в получении своих платежей, и никому из них не понравится идея задержек и повышения банковских сборов из-за санкций».

Что касается российского долга, то, как указывает эксперт, международное участие в нем составляет чуть более 20% от очень скромных по международным меркам $280 млрд (внутренний и внешний долг). «Международные резервы Российской Федерации в 12 раз превышают эту величину: только в 2021 году они выросли на $32 млрд. Хотя это и оскорбительно для гордости россиян, но запрет на международное участие в суверенном долге не нанесет ущерба российскому финансовому положению или экономике», — говорит Мовчан.

Оставить комментарий (15)

Топ 5 читаемых



Самое интересное в регионах