Примерное время чтения: 8 минут
6306

«Когда у тебя под носом размещают танки». Александр Грушко о политике НАТО

Еженедельник "Аргументы и Факты" № 27. Как в «Ту» пору 06/07/2022
Заместитель министра иностранных дел РФ Александр Грушко.
Заместитель министра иностранных дел РФ Александр Грушко. / Пресс-служба МИД РФ / РИА Новости

НАТО вернулось к схемам «холодной войны» по отношению к России, заявил во время выступления в Валдайском клубе замглавы МИД РФ Александр Грушко. По его оценке, в новое опасное противостояние вслед за Европой втягивается весь мир. Подробнее об этом дипломат рассказал в интервью корреспонденту aif.ru по итогам дискуссии в клубе «Валдай».

Расширение любой ценой

Глеб Иванов, aif.ru: — Александр Викторович, вступление Финляндии и Швеции в НАТО — это уже шестая волна расширения альянса. А есть ли у НАТО планы на расширение, например, в Азии, где сейчас США строит новые военные альянсы?

Александр Грушко: — Я не думаю, что у НАТО на сегодняшний день есть амбиции принимать в свои ряды азиатские государства. Но то, что США и союзники пошли по пути сколачивания региональных альянсов, которые они подтягивают к НАТО и создают партнерские механизмы, это факт.

То, что сейчас мы наблюдаем в Азии, имеет абсолютно антикитайскую направленность. Само объявление, что амбиции Китая угрожают интересам и ценностям НАТО — это очень серьезный сдвиг в натовской парадигме.

Это решение явно было продавлено США. Мы пока видим, что не все европейские страны с энтузиазмом хотели бы втягиваться в такое противостояние. Нужно напомнить все-таки, что сейчас торговля ЕС с Китаем составляет 500-600 млрд евро. Поэтому то, насколько НАТО будет усиливать свою антикитайскую направленность, во многом зависит от европейцев.

— Швеция и Финляндия до вступления активно участвовали в партнерских программах НАТО. Можно ли сказать, что это такой скрытый механизм затягивания стран в сферу своих интересов?

— Действительно, партнерские программы НАТО нацелены на то, чтобы подвести страны, в них участвующие, к тесному сотрудничеству с организацией, а позднее и к вступлению в альянс. Финляндия и Швеция и в этих программах активно участвовали. На их территории проходили учения, на правительственном уровне осуществлялась координация, офицеры двух стран сидели в натовских штабах.

И точно так же НАТО поступает с другими интересными ей странами. Такие государства подтягивают через партнерские программы к стандартам альянса, включают их в систему военного планирования, чтобы, когда возникнет благоприятный момент для приема новых членов, сделать это максимально быстро.

Случай с Швецией и Финляндией показывает, что ради расширения НАТО готова закрыть глаза на собственные же процедуры.

Случай же с Швецией и Финляндией показывает, что ради расширения НАТО готова закрыть глаза на собственные же процедуры. Ведь альянс отказался от собственного же принципа приема государств только через План действий для членства, чтобы в ускоренном порядке принять обе северные страны.

«Если хотят беситься, пусть бесятся»

— НАТО убеждает всех, что расширение на Финляндию и Швецию — это ответ на агрессивные действия России. И в целом в альянсе очень большое значение придают информационной войне. Может ли Москва что-то противопоставить этому?

— Информационная война — это часть гибридной войны. Россия сейчас находится в центре гибридной войны, где используются меры экономического, политического принуждения, военного давления, прежде всего в плане проецирования военной силы и создания потенциала военных угроз. Информационное давление — это, пожалуй, одно из главных направлений операции, которую Запад развернул против нас. Демонизация, фейки — в ход идет всё. Делается всё для того, чтобы люди не могли узнавать точку зрения другой стороны.

Россия не спрашивала у Запада «разрешения» действовать так, как действует.

Противостояние, которое сейчас идет, развязано не нами. Западу давно не нравилось, что мы пытаемся защищать свои национальные интересы. Россия не спрашивала у них «разрешения» действовать так, как действует. Многие государства не решаются выступать как субъекты международного права, но Россия, Китай, некоторые другие страны готовы это делать. Это главная причина нынешнего геополитического кризиса.

Мы честно вкладывались в сотрудничество с альянсом в тех областях, где мы считали, что реализация этих проектов укрепляет и нашу безопасность, и безопасность стран НАТО. С ЕС мы строили четыре общих пространства. Но этот проект не состоялся по той причине, что ЕС не был готов к равноправному сотрудничеству. Они почему-то думали, что все страны должны действовать и поступать так, как будто они кандидаты на вступление в ЕС.

Например, они сейчас от всех кандидатов на вступление требуют присоединения ко всем внешнеполитическим заявлениям ЕС, в составлении которых эти страны не участвуют. Требуют поддержки всех антироссийских санкций, вопреки объективным экономическим интересам стран-кандидатов. Такой подход.

И в этом природа нашего противостояния с Западом. Россия на такое сразу говорит «нет». Если сотрудничать, то только на равноправной основе. Не там, где они нам навязывают, а там, где это реально отвечает нашим интересам.

— НАТО подает противостояние с Россией как войну ценностей...

— Что касается ценностей, мы во многих элементах с Западом расходимся. У нас есть свои традиции, мы требуем уважения к этим традициям. Достаточно спокойно смотрим на то, что у них происходит. Если они хотят беситься, пожалуйста, пусть бесятся. Но мы не будем по чьему-то приказу внедрять те вещи, которые на российской земле абсолютно неприемлемы и направлены на раскачивание общества.

НАТО отказалось от всех механизмов сотрудничества и сделало невозможным дипломатическое общение.

«Новую холодную войну нам навязывают»

— Отношения с НАТО фактически разрушены. Хоть где-то у нас остался диалог?

— Отношения разрушены, потому что Запад их целенаправленно разрушал. Это всё очень лицемерно делается. Например, сейчас они говорят, что могут в любой момент вступить с диалог с Россией и не ищут с нами конфронтации, хотя характер военного планирования НАТО — это как раз конфронтация с Россией. Когда у тебя под носом размещают танки и другие вооружения и говорят: «Это не против вас, это просто так тут стоит», очень сложно верить в какой-либо диалог. Тем более что НАТО отказалось от всех механизмов сотрудничества и сделало невозможным дипломатическое общение.

Например, на последнем заседании совета Россия — НАТО, которое прошло 12 декабря, были приложены огромные усилия, чтобы оно вообще физически могло состояться. Потому что у нас нет больше дипломатического присутствия при НАТО — оно было уничтожено враждебными действиями альянса.

США использует НАТО как инструмент для реализации своих собственных геополитических планов: сохранить американское лидерство в мире, сохранить однополярный мир и переложить экономические и финансовые издержки за это на своих союзников.

— Можно ли сказать, что между Россией и НАТО началась новая холодная война?

— Холодная война кончилась, когда Советский Союз из нее вышел. Мы возвращения к холодной войне не хотим. Это НАТО нам ее навязывает.

Мы не расширяемся, мы не ставим где-то свои базы, мы не окружаем страны НАТО своими войсками, не ведем переговоры, скажем, с Кубой о том, чтобы там свои ракеты разместить. Но США по ряду причин сейчас очень нужно это противостояние, и Вашингтон воссоздает его, используя НАТО как инструмент для реализации своих собственных геополитических планов. Планы эти просты: сохранить американское лидерство в мире, сохранить однополярный мир и переложить экономические и финансовые издержки за это на своих союзников, добившись их политического и военного подчинения.

Поэтому пока противостояние будет продолжаться. Еще и потому, что мы по навязанным нам правилам играть не будем.

Оцените материал
Оставить комментарий (3)

Топ 5 читаемых



Самое интересное в регионах