aif.ru counter
1994

10 лет спустя. Гибель президента Польши под Смоленском не стала Катынью 2.0

Цветы у памятного камня, установленного на месте крушения польского самолета Ту-154 10 апреля 2010 года.
Цветы у памятного камня, установленного на месте крушения польского самолета Ту-154 10 апреля 2010 года. © / Фото: Олег Минеев / РИА Новости

Для современной Польши, возникшей после падения в стране социалистического режима, тема так называемого «Катынского расстрела» стала главной для национального самосознания. История предполагаемой казни сотрудниками НКВД в Катынском лесу тысяч польских офицеров превратилась в своеобразный фетиш.

Крушение

Нынешние польские политики используют Катынь для того, чтобы рисовать историю страны-жертвы, лишившейся собственной элиты из-за страшного злодеяния тирана Иосифа Сталина. В тени этой драмы остаются и захватнические действия Польши в начале 1920-х годов, и дружба с Гитлером, и участие в разделе Чехословакии. По мнению польских идеологов, Катынь должна списать все. 

Маниакальная зацикленность на теме Катыни десять лет тому назад сыграла роковую роль в жизни президента Польши Леха Качиньского, а также десятков других высокопоставленных представителей этой страны. И одновременно стала началом попытки создания в польском обществе мифа о «Катыни 2.0». 

10 апреля 2010 на аэродром «Смоленск-Северный» должен был прибыть самолет президента Польши с членами делегации для участия в траурных мероприятиях в связи с 70-й годовщиной «Катынского расстрела».

В 10:41 по московскому времени самолёт Ту-154М, принадлежавший польским ВВС, рухнул на землю в окрестностях аэродрома и загорелся. Пожарные, прибывшие к месту катастрофы, потушили возгорание в течение 20 минут. Выживших в крушении не было.

Погибли 88 пассажиров и 8 членов экипажа, в их числе — президент Польши Лех Качиньский, его жена Мария Качиньская, известные польские политики, почти всё высшее военное командование, общественные и религиозные деятели Польши. 

В Польше, и без того накрученной темой «советского злодеяния в Катыни», пришли в ужас. Президент страны, известный своим негативным отношением к Москве, погибает со всем своим окружением фактически там же, где и расстрелянные сотрудниками НКВД польские офицеры. Россия опять лишила Польшу национальной элиты!

Роковое решение пилота

Официальная Москва была крайне заинтересована в том, чтобы расследование случившегося было проведено оперативно, открыто и в полной мере раскрыло все причины трагедии. Между тем и в России, и в Польше специалисты, старавшиеся держаться в стороне от политических аспектов, довольно быстро поняли — никаких особенных тайн и загадок в крушении под Смоленском нет. 

Для проведения технического расследования обстоятельств авиакатастрофы образована совместная комиссия Межгосударственного авиационного комитета и Министерства обороны Российской Федерации. В комиссии МАК работали 25 польских специалистов.

Анализ данных наземных служб, переговоров диспетчеров с экипажем, информации, полученной при расшифровке «чёрных ящиков», опрос свидетелей позволили установить картину происшедшего. 

Президентский Ту-154М вылетел из Варшавы в Смоленск в 9:27 по московскому времени, на час позже изначально запланированного времени. У польской делегации было достаточно мало времени, чтобы успеть на траурные мероприятия в Катыни, и любая задержка грозила опозданием. Пилотировали самолёт 35-летний командир корабля Аркадиуш Протасюк и 36-летний второй пилот Роберт Гживна. Кроме них в экипаж входили 31-летний штурман Артур Зентек и 36-летний бортинженер Анджей Михаляк.

Пунктом назначения выступал аэродром «Смоленск-Северный». Этот аэродром, ранее использовавшийся в интересах военной авиации, был достаточно сложным для пилотов, не знакомых с его особенностями. Протасюк был знаком со смоленским аэродромом довольно поверхностно — за три дня до трагедии он в качестве второго пилота входил в состав экипажа этого же самолёта, выполнявшего полёт с польским премьером Дональдом Туском на борту. Определяющим фактором в такой ситуации становятся погодные условия, а они 10 апреля подкачали — над аэродромом Смоленска наблюдались низкая облачность и туман. 

О фактической погоде экипаж Ту-154М узнал уже в полёте. На подходе к аэродрому Смоленска российские диспетчеры, а также экипаж польского Як-40, приземлившегося в Смоленске ранее, предупредили пилотов, что условий для нормальной посадки нет и лучше уйти на запасной аэродром в Минск или Витебск. Так поступил экипаж российского Ил-76 — убедившись, что погода аховая, российские пилоты предпочли не искушать судьбу и уйти на запасной аэродром. 

В 10:23 по московскому времени руководитель полётов аэродрома «Смоленск-Северный» заявил командиру Ту-154М, что условий для приёма польского «борта номер один» нет. Согласно существующим правилам, вся ответственность за решение об осуществлении посадки либо отказе от неё ложится на командира судна. 

В 10:25 Аркадиуш Протасюк передал диспетчеру: «Спасибо, ну если возможно, попробуем подход, но если не будет погоды, тогда отойдём на второй круг». 

Таким образом, экипаж принял решение садиться в Смоленске. Отойти на второй круг польские пилоты не сумели — в тот момент, когда лётчики приняли решение прекратить снижение, Ту-154М уже задел верхушки деревьев и спустя мгновения рухнул на землю.

«Он взбесится, если ещё...»: что заставило экипаж пойти на риск?

Почему командир воздушного судна в этой ситуации решил рискнуть собственной жизнью, жизнями членов экипажа и VIP-персон?

Менее чем за три минуты до крушения в кабине прозвучала фраза: «Он взбесится, если ещё...». Под «ним», скорее всего, подразумевали президента Польши Леха Качиньского. 

За два года до катастрофы Качиньский уже оказывался в рискованной ситуации во время полета, и тогда летчик рискнул ослушаться главу государства. В разгар конфликта в Южной Осетии в августе 2008 года президент Польши собрал на борту своего самолёта «группу поддержки Грузии» в составе президента Украины Виктора Ющенко, президента Литвы Вальдаса Адамкуса, президента Эстонии Тоомаса Ильвеса и премьер-министра Латвии Ивара Годманиса. Качиньский с компанией намеревался прибыть непосредственно в Тбилиси, но этот приказ отказался выполнять командир экипажа Гжегож Петручук. Несмотря на ярость Качиньского, Петручук решил, что полёт над зоной боевых действий слишком опасен, и посадил Ту-154М в азербайджанской Гяндже. Правоту Петручука признало Минобороны Польши, однако разгневанный президент добился его отстранения от полетов особой важности. 

В тот полете 2008 года Аркадиуш Протасюк был вторым пилотом. Оказавшись над Смоленском в качестве командира «борта № 1», летчик встал перед выбором — или отказаться от посадки, сорвав участие президента в мероприятиях в Катыни, или попытаться приземлиться в заведомо опасных условиях. 

Ко всему прочему, в момент посадке в кабине присутствовал и командующий ВВС Польши Анджей Бласик. Он имел полномочия своей властью прекратить снижение, однако не сделал этого. Более того, присутствие непосредственного начальника, наблюдающего за действиями экипажа, создало дополнительное напряжение для летчиков. Польская сторона, правда, считает, что Бласик на экипаж не давил. 

А вот что признали польские следователи, так это грубейшие нарушения инструкций по подготовке пилотов и формированию экипажей, проведению учебных занятий на тренажёрах в 36-м Специальном транспортном полку ВВС Польши, отвечавшем за перевозку высших государственных лиц.

Окончательные выводы

12 января 2011 года Межгосударственный авиационный комитет представил окончательный доклад о расследовании происшествия, из которого следует, что причинами катастрофы стали неправильные действия экипажа (решение о заходе на посадку и неуход на второй круг в метеоусловиях значительно ниже метеоминимума аэродрома, минимума системы захода на посадку и минимума экипажа, снижение ниже минимальной высоты снижения в 100 м, указанной правилами и руководителем полётов, игнорирование экипажем сигналов системы предупреждения об опасном сближении с поверхностью земли) и психологическое давление на него.

Выводы первой польской комиссии, занимавшейся расследованием катастрофы, отличались от выводов российских коллег тем, что поляки продолжали настаивать на вине диспетчеров аэродрома «Смоленск-Северный», которые должны были категорически запретить посадку Ту-154М. 

Несмотря на то, что это расходится с общепринятыми международными нормами, в 2015 году Главная военная прокуратура Польши предъявила обвинения в совершении преступления двум российским военным — членам группы управления полётами аэродрома «Смоленск-Северный». Один из них обвиняется в создании ситуации непосредственной опасности в воздухе, другой — в неумышленном доведении до катастрофы в воздушном пространстве. Эти обвинения российской стороной признаны не были.

Тем не менее польские эксперты признавали — непосредственной причиной гибели людей стали ошибки в действиях экипажа.

Параллельная реальность Антония Мацеревича

Попытки превратить историю о польском самодурстве в «Катынь 2.0» имели место с первых дней. Однако в 2015 году, после победы на выборах партии «Право и справедливость», главным идеологом которой является брат-близнец покойного Леха Качиньского Ярослав, новое расследование стало вестись официально. 

Курировать расследование было поручено новому министру обороны Польши Антонию Мацеревичу. Этот политик регулярно делает заявления, заставляющие самих поляков качать головой и вертеть пальцем у виска — например о том, что Волынская резня была организована Москвой, а Варшавское восстание было «крупнейшей битвой Второй Мировой, предотвратившим порабощение западноевропейских государств Красной Армией. 

«Комиссия Мацеревича» регулярно выдавала сенсационные сообщения — то об исчезновении части записей «черных ящиков», то о следах взрывчатки на обломках, то о разрушении лайнера еще до столкновения с наземными объектами. Проблема была в том, что все эти заявления не подтверждались реальными фактами. 

25 апреля 2018 года был опубликован технический отчёт комиссии повторного расследования причин авиакатастрофы. Причиной катастрофы в нём назван взрыв в крыле самолёта до его падения на землю. 

10 апреля 2019 года председатель подкомиссии по расследованию смоленской авиакатастрофы Антоний Мацеревич в эфире «Polskie Radio 24» заявил, что пассажиры и члены экипажа правительственного самолёта Ту-154M погибли в результате взрыва, а не удара о землю; он сослался на результаты дополнительной экспертизы, проведенной британскими экспертами. 

К тому времени Мацеревич уже лишился поста министра обороны, а от его конспирологии стали уставать даже многие вчерашние единомышленники.

Отсутствие фактов + усталость + коронавирус: почему «Катынь 2.0» сегодня непопулярна?

Накануне 10-й годовщины катастрофы политик снова появился в эфире польского радио, заявив: «В период пандемии нам стало легче понять, что иногда происходят невообразимые вещи. 10 апреля 2010 года погибла вся польская элита. Тогда нам тоже было сложно представить себе, что причиной трагедии стала не случайность, а взрыв самолета». 

«Никакого доклада он до сих пор не подготовил. Появился только так называемый технический доклад, который, впрочем, не содержал никаких технических данных. Выдвинутая в этом документе гипотеза о взрыве термобарического заряда на борту самолета (как и прежние версии о взрыве в крыле или салоне машины) долго не продержалась», — пишет в польском издании Gazeta Wyborcza журналистка Агнешка Кублик

Мацеревич пообещал, что его доклад вот-вот будет опубликован — после снятия ограничений, связанных с пандемией коронавируса. Но пустая болтовня перестала устраивать даже Ярослава Качиньского. В эфире в эфире RMF FM в конце марта он сказал: «Мачеревич готовит доклад. Не буду скрывать, содержание этого документа мне неизвестно. В любом случае не следует выдвигать не прошедшие тщательную проверку тезисы, которые могут каким-то образом нарушить общественное спокойствие. Это должно быть что-то подкрепленное убедительными доказательствами». 

В общем, несмотря на крайне сложные российско-польские отношения, обвинения в адрес России в гибели самолета президента Польши среди политиков в Варшаве считаются признаком дурного тона.

Что касается 80-летия первой «Катынской трагедии», то первоначально в Варшаве собирались отмечать дату с размахом не меньшим, чем десять лет тому назад. Правда, делались предположения, что Москва после истории с неприглашением Владимира Путина на годовщину освобождения Освенцима будет вставлять палки в колеса польским политикам. 

В действительности никаких ограничений не было, но 3 апреля стало известно, что Польша отказалась от своих планов. Причем обвинив в этом... Россию. 

«Премьер вместе с правительственной делегацией, представителями парламента должен был почтить память убитых офицеров в Катыни и жертв авиакатастрофы в Смоленске. Мы с начала февраля вели диалог с нашими партнерами из РФ. Но сегодня до полуночи представители РФ, несмотря на декларированное согласие на такой визит, не дали однозначный письменный ответ на представленные логистические планы этого визита правительственной делегации, — приводит РИА Новости слова главы канцелярии премьера Польши Михала Дворчика. — Это делает невозможным организацию этого визита в соответствии с действующими процедурами обеспечения безопасности, которые применяются польскими службами. Отсюда такое решение».

Было заявлено, что представители Польши совершат такой визит позднее.

Оставить комментарий (0)

Топ 5 читаемых



Самое интересное в регионах
Новости Москвы