Примерное время чтения: 8 минут
21159

Путь «Мемориала». Как искатели правды предали её

Илья Питалев / РИА Новости

​В канун Нового года, когда граждане уже были сосредоточены исключительно на предпраздничных хлопотах, в России произошло знаковое событие, которое одновременно затрагивает наше прошлое, настоящее и будущее.

«Ужасная потеря для россиян»

28 декабря 2021 года Верховный суд России удовлетворил иск Генеральной прокуратуры и постановил ликвидировать организацию «Международный Мемориал», а на следующий день Мосгорсуд принял аналогичное решение в отношении правозащитного центра «Мемориал». 

Если сложить вместе реакцию на случившееся со стороны российской либеральной общественности, а также мирового сообщества, то может сложится впечатление, что в конце декабря 2021 года в России случилось нечто как минимум сравнимое с приходом к власти в Чили генерала Аугусто Пиночета. Уровень стенаний о конце демократии и возрождении тоталитаризма просто зашкаливал. Европейский суд по правам человека потребовал от правительства России приостановить ликвидацию структур «Мемориала» до тех пор, пока ЕСПЧ не вынесет постановление по зарегистрированной в 2013 году жалобе «Международного Мемориала» и правозащитного центра «Мемориал», а также еще девяти российских НКО-иностранных агентов на закон об иноагентах.

Президент Польши Анджей Дуда выразил «Мемориалу» благодарность за «раскрытие правды о советских преступлениях против поляков»: «„Мемориал“ называют „совестью России“, а совесть нельзя подавлять или ставить вне закона».

Представитель Госдепа США Нед Прайс тоже обратился к России с требованиями: «Мы призываем российские власти прекратить преследование независимых голосов и правозащитников и проявить солидарность с теми, кто подвергся репрессиям за осуществление своих прав на свободу выражения мнений, ассоциаций и мирных собраний».

Глава МИД Франции Жан-Ив Ле Дриан решил посочувствовать россиянам: «Ликвидация „Международного Мемориала“ — это ужасная потеря для россиян, которые имеют право на достоверные знания о своем прошлом».

Цели и средства

Сам того, наверное, не желая, французский дипломат указал на суть глубинной проблемы, связанной с «Мемориалом»: той самой достоверности знаний о прошлом.

«Мемориал» сформировался в 1987 году на основе историко-просветительской секции клуба «Демократическая перестройка». Энтузиасты, стоявшие у истоков движения, говорили о необходимости реабилитации незаконно репрессированных и установления всей правды о периоде «Большого террора», а также о советской репрессивной системе 1930-х — 1950-х годов. На волне перестройки такая цель встретила поддержку и понимание широких слоев общественности. А одобрение власти «Мемориал» сохранял гораздо дольше, чем уважение простых людей.

Согласно уставу общества, «Мемориал» ставит своими целями:

  • содействие развитию гражданского общества, правового сознания граждан и демократического правового государства, чтобы не допустить возврата к тоталитаризму;
  • помощь в популяризации демократических ценностей и утверждении прав личности;
  • увековечение памяти жертв политических репрессий и восстановление исторической правды.

Цели благородные, однако в какой-то момент методы организации стали вызывать серьезные вопросы.

Откровение Рогинского

Расхождение данных о жертвах репрессий, которыми располагали историки, работающие вне «Мемориала», и тех, которые предлагали сотрудники организации, было не просто серьезным, а по-настоящему вопиющим. Со временем сложилось убеждение, что «Мемориал» не изучает историю, а выстраивает картину под определенную идеологическую концепцию.

В 2012 году председатель правления «Мемориала» Арсений Рогинский откровенно признался: «Вокруг меня во внешнем мире существуют люди, мнение которых важно для меня: существует традиционное интеллигентское общественное мнение и, что самое главное, мнение бывших заключённых, которых в 1994 году в живых ещё оставалось очень много. И они мерили наши жертвы за всю историю террора какими-то совершенно немыслимыми цифрами, десятками миллионов. По моим подсчётам, за всю историю советской власти, от 1918 до 1987 года (последние аресты были в начале 1987-го), по сохранившимся документам получилось, что арестованных органами безопасности по всей стране было 7 миллионов 100 тысяч человек. При этом среди них были арестованные не только по политическим статьям. И довольно много. Да, их арестовали органы безопасности, но органы безопасности арестовывали в разные годы и за бандитизм, контрабанду, фальшивомонетничество. И по многим другим „общеуголовным“ статьям».

То есть организация, создававшаяся во имя исторической правды, стала сознательно этой правдой пренебрегать. Сначала говорилось о том, что делалось это ради выживших жертв репрессий и родственников погибших, которые не были готовы признать, что жертв было значительно меньше, чем им казалось.

«Список палачей — заведомая ложь»

Но фактически за этими якобы гуманистическими причинами скрывается факт: «Мемориал» годами транслировал искаженные данные о сталинском периоде советской истории. Миллионы людей старательно подвергали оболваниванию и антисоветской пропаганде.

Признание Рогинского — это рассказ о выборе, который есть у каждого. В какой-то момент в «Мемориале» решили, что их идеологические воззрения настолько важны для будущего, что историческими фактами можно немного пренебречь.

И пошла писать губерния: в списках, публиковавшихся «Мемориалом», одни и те же имена появлялись по два-три раза. И это еще не самое худшее: со временем в число невинно репрессированных исследователи из организации стали вносить нацистских пособников, коллаборационистов, участников антисоветского послевоенного подполья, причастных к убийству мирных граждан.

Никакие замечания и критика не могла изменить подходы «Мемориала» к истории.

Например, в конце 2016 года сайт организации «Мемориал» выложил в открытом доступе справочник А. Н. Жукова «Кадровый состав органов государственной безопасности СССР. 1935-1939». Как говорилось на сайте «Мемориала», в справочнике представлены краткие данные о 39 950 сотрудниках НКВД, получивших специальные звания системы госбезопасности с момента их введения в 1935 г. до начала 1941 г. Особенно пристальное внимание уделено времени с осени 1935 г. до середины 1939 г.: в справочник вошли практически все, кому спецзвание было присвоено в этот период. «Появление справочника — существенный шаг к более углубленному и точному пониманию трагической истории нашей страны в 30-е годы ХХ века», — утверждает «Мемориал».

Документ окрестили «списком палачей НКВД», что совершенно не соответствует действительности.

Директор фонда «Историческая память» Александр Дюков, беседуя с АиФ.ru, комментировал данный список так: «Попытка позиционировать все эти фамилии как „имена палачей“ является заведомо необоснованной. В сборник были включены все фамилии, которые удалось установить, а устанавливались они не по причастности к совершению каких-либо преступлений, а по принадлежности к определённому званию в системе госбезопасности. Понятно, что далеко не все из этих людей совершали какие-либо преступления и далеко не все они были впоследствии осуждены за нарушение законности в период массовых репрессий 1937-1938 годов. Так что утверждения про „список палачей“ — это заведомая ложь... Здесь всё дело в позиционировании. Любую, даже нейтральную публикацию, можно через формирующие СМИ путём фраз про „список палачей“ довести до использования в нужном направлении. Я уверен, что публикация „Мемориала“ ещё на этапе её подготовки предполагала раскручивание идеи „все эти люди — палачи“».

«Обеляет и реабилитирует нацистских преступников»

Подобного рода вещи в деятельности «Мемориала» стали носить систематический характер. Он, если угодно, взял на себя роль, подобную той, которую в странах Восточной Европы и постсоветского пространства выполняют Институты национальной памяти: шельмование советского периода истории, искажение исторических событий в угоду своей идеологической доктрине.

До поры до времени российские власти не видели в этом большой беды. Но «новая холодная война» и кризис в отношениях с Западом показали, что такие организации в России выполняют роль воспитания «пятой колонны». Молодежь, досыта накормленная ложью о репрессиях, должна возненавидеть историю собственной страны.

На выполнение этой «благородной миссии» «Мемориал» щедро получал иностранные гранты от посольств западных стран, а также от общественных организаций, включая такие, как Фонд Сороса и Агентство США по международному развитию.

В ходе заседания суда по делу о ликвидации организации представитель генпрокуратуры Алексей Жафяров заявил, что «Международный Мемориал» «создаёт лживый образ СССР как террористического государства, обеляет и реабилитирует нацистских преступников». Пожалуй, впервые представитель власти столь откровенно и честно определил реальные цели «Мемориала» в настоящее время. Статус иностранного агента за «Мемориалом» был закреплен еще в 2013 году, однако организация отказывалась регистрироваться в подобном качестве, несмотря на серьезные штрафы. Понятно, что кормить соотечественников историческим «контрафактом» в статусе иноагента не столь удобно. Но вечно морочить голову государству невозможно, и в итоге «Мемориал» ликвидировали. Российские либералы и международные структуры не теряют надежды на то, что «Мемориал» вернется. Но к теме репрессий и «Большого террора» это уже отношения не имеет.

Период 1930-х — 1950-х получит свою справедливую оценку у настоящих историков. «Мемориал», оказавшись в свое время на распутье, разменял правду на гранты в угоду идеологии.

Оцените материал
Оставить комментарий (13)

Топ 5 читаемых



Самое интересное в регионах