aif.ru counter
3092

Куранты им. Сальвадора Дали

Еженедельник "Аргументы и Факты" № 41. Чем живёт рыбная житница России? 07/10/2020
Вячеслав Костиков.
Вячеслав Костиков. © / АиФ

Не знаю, уловили ли это вы, но в последние месяцы заметно притихли совсем ещё недавно столь громкие речи о патриотизме, величии, особом пути России. Всплеск в значительной мере был связан с 75-летием окончания Великой отечественной.

На поверхность вышли другие, более близкие каждодневной жизни народа проблемы. Они не новы. Уже несколько лет социологи называют главные заботы и страхи населения: падение уровня жизни, рост дороговизны и бедности, страх безработицы, усушка бесплатного сегмента медицинского обслуживания и образования. По сути, многие социальные блага, к которым население привыкло в последние десятилетия, растворились в кислотной среде экономического кризиса.

Читая сообщения о росте тарифов ЖКХ, о сложном положении семей с двумя и более детьми, критически настроенная часть населения всё чаще задаёт вопрос: а есть ли у нас на самом деле социальное государство? Сравнения неутешительны. В США на помощь оказавшимся без работы правительство Трампа выделило 20% ВВП, в Италии и Германии – до 40%. А в России – менее 2%. Как можно вообще говорить о социальном государстве, если по расходам на медицину мы не входим даже в первую сотню?

Разговоры на кухне

Справедливости ради нужно сказать, что правительство предприняло очень серьёзные меры, чтобы предотвратить всплеск безработицы. Помимо прямого обращения к бизнес-сообщест­ву с призывом воздержаться от увольнений, предпринимателям при сохранении числа сотрудников были предложены серьёзные налоговые льготы и другие варианты поддержки. Что касается самих мер по конт­ролю за пандемией и разработке и применению вакцины, то, по мнению Всемирной организации здравоохранения, Россия оказалась в лидерах.

Тем не менее сочетание экономического кризиса, страхов, порождённых COVID-19, рост безработицы, а в последнее время и заметное падение курса рубля – всё это весьма негативно сказалось на социальных настроениях в стране. Возобновляются старые советские разговоры на кухне по поводу того, «кому на Руси жить хорошо». В ответах на вопросы социологов по поводу будущего всё чаще звучит – «жизнь станет хуже». Недавние опросы Фонда общественного мнения показали, что почти треть граждан от приближающегося 2021 г. не ждут ничего хорошего. Некоторые аналитики, впрочем, связывают волну пессимизма с негативными эмоциями, вызванными вынужденной самоизоляцией и сидением дома «с глазу на глаз с Зинкой», как сказал бы В. Высоцкий.

Тени советского счастья

Говоря о причинах «сползания в пессимизм», социологи связывают это не только с текущими экономическими трудностями, но и со сменой поколений в России. Старшие поколения, испытавшие невзгоды последних десятилетий СССР и помнящие пустые прилавки магазинов, успели (пусть и на ограниченном отрезке времени) воспользоваться благами «сытого нефтяного десятилетия».

А вот для новых поколений, для тех, кому сегодня от 18 до 30 лет, картины официального оптимизма видятся в другом свете. Нефтяной бум и раздача социальных благ кончились, но остались долги по ипотеке, возросшие расходы по ЖКХ, на бензин, на лечение, на образование детей, несбывшиеся ожидания путешествий за границу. К тому же у этих новых и более образованных поколений выше запросы – материальные, культурные, социальные, политические. По подсчётам Фонда общественного мнения, с ­2010-го по сентябрь 2020 г. негативные оценки происходящего в стране возросли в 2,5 раза.

Для власти ситуация с нарастанием социального пессимизма чревата пока ещё не просчитанными опасностями. За прошедшие десятилетия элита привыкла к тому, что в условиях умеренного социального благополучия население весьма благожелательно относилось к власти. А та охотно поддер­живала созданную ею же легенду о народной любви.

Нужно ли напоминать о том, что народная любовь – явление переменчивое. Сколько в советские времена было сложено песен и стихов о народной любви к партии, правительству и лично «дорогому Леониду Ильичу». Куда эта любовь к власти делась в 1991 г.? Мне кажется, полезно вспомнить и уроки более глубокой истории, отражённой А. С. Пушкиным в трагедии «Борис Годунов».

В плену инерции

Накопленные за годы нефтяного благоденствия финансовые запасы пока ещё позволяют продолжать разговоры о стабильности и социальном государстве. Но сегодня, по мнению ряда социологов, ресурс пропаганды «особого пути», «величия», «Крым наш», «вражеского окружения», «братских народов» и «всё для человека» исчерпан. Такого рода кондитерские наборы стали для населения скорее раздражающим фактором. И власть, похоже, это почув­ствовала.

Что касается молодёжи, то её такого рода словесная эквилибристика и вовсе не затрагивает. Телевизор она не смотрит, пафосных речей не слышит и не понимает, почему и ради чего ей нужно затягивать пояса.

Негативный крен в отношении населения к власти пока носит умеренный характер. Замеры рейтингов и уровня доверия к президенту, правительству, к Государственной думе, армии и церкви практически не меняются уже несколько лет. Исключение составляет судебная система: работу судов и прокуратуры негативно оценивают более 40% граждан. Хотя взрывной рост критики в адрес судебной системы некоторые аналитики связывают со скандальным ходом судебного процесса над ­Ефремовым.

Впрочем, стабильность рейтингов и уровней доверия вызывает и вопросы. Например: почему на фоне ухудшающейся экономической ситуации, роста бедности и негативных прогнозов на будущее рейтинги властных структур и уровни доверия к политикам точно застыли на месте? Нет ли здесь какой-то социологической уловки? Не грешат ли социологи в своих замерах?

На мой взгляд, причина в другом. Рост и падение рейтингов общественных институтов и политических лидеров обычно связаны с яркими событиями в стране. Именно по событиям и по реакции общества на эти события люди оценивают динамизм жизни и эффективность политиков. В России же в последнее время на фоне наводнения слов реально мало что происходит.

Хорошо, что часы на Спасской башне Кремля привычно отбивают часы и минуты. И кажется, что время идёт. Но насколько это официальное время отражает ход жизни страны? Может быть, оно, как на извест­ной картине Сальвадора Дали, изгибается исключительно по прихоти чиновников? Не пора ли вернуть российское время в реальное общественное пространство?

Мнение автора может не совпадать с позицией редакции

Оставить комментарий (14)
Загрузка...

Топ 5 читаемых



Самое интересное в регионах
Новости Москвы