Примерное время чтения: 5 минут
3401

Вернут ли советские вклады или надежда умирает последней?

Категория:  Права потребителей
Ответ эксперта

Компенсация советских вкладов, похоже, опять откладывается. Правительство внесло в Госдуму законопроект о продлении моратория на компенсацию до 2025 года. Закон, по которому государство гарантирует восстановление и обеспечение сохранности сбережений граждан России, которые хранились в государственных ценных бумагах СССР и на советских вкладах, приняли в 1995 году. Согласно документу, для компенсации накоплений используется механизм так называемого долгового рубля — для определения суммы обязательств государства.

Стоимость одного долгового рубля определялась исходя из соотношения необходимого социального набора товаров и услуг. В сопроводительных материалах к закону говорится, что при переводе всех гарантированных сбережений граждан в целевые долговые обязательства РФ объем средств, необходимый для их погашения, составит в 2021 году 48 триллионов рублей, в 2022 году — 49,7 триллиона рублей, в 2023 году — 51,8 триллиона рублей, в 2024 году — 53,9 триллиона рублей.

 Как говорит экономист Владимир Трегубов, таких денег у государства нет. Эксперт поделился с АиФ. ru мнением, вернут ли когда-нибудь россиянам советские вклады:

«Учитывая, что на текущий год федеральный бюджет сверстан с дефицитом, дефицитным будет также и бюджет следующего года. Даже если использовать средства Фонда национального благосостояния (14 триллионов рублей), денег все равно не хватит. Согласно оценкам экономистов, правительство, скорее всего, отложит решение этого вопроса на неопределенное время. Причем перенос сроков компенсации откладывается каждый год. Проблема эта имеет острый социальный характер. Люди доверяли государственному Сберегательному Банку СССР и поэтому держали там свои последние деньги: кто-то на пенсию, кто-то на похороны и т. д. Альтернативы вкладам Сбербанка в то время не было. Валюту разрешили покупать только в январе 1992 года, золото и многие товары потребительского спроса (автомобили, холодильники, телевизоры и другое) были в жесточайшем дефиците. Расскажу, как поступил мой отец в те неспокойные годы. Участник Великой Отечественной войны, известный журналист и издатель, он старался всю жизнь заработать на то, чтобы обеспечить семью, дать образование двум детям в престижных вузах. Получил персональную пенсию. Все сбережения на старость он хранил в Сбербанке. И все потерял. С наступлением рыночных реформ почти все население оказалось нищим. Например, на мою зарплату доцента с 30% надбавкой за знание трех языков я мог купить два кило сыра. Нас окунули в рынок безо всякой подготовки. Тот, кто рассчитывал на свои сбережения, потерял их в один момент. Мы пережили и „павловскую“ конфискационную денежную реформу, а потом еще одну и другую денежные реформы, деноминацию и гиперинфляцию, талоны на продукты, гигантские очереди за привычными сейчас товарами, банкротства коммерческих банков и дефолт государственных обязательств 1998 года... Сбербанк же в это время выдавал какие-то смешные деньги в качестве компенсации советских вкладов, если не ошибаюсь, 1 тысячу рублей. Всем понятно, что 1 тысяча рублей сейчас — это, наверное, 1 советский рубль по покупательной способности. Правительство с 2003 года постоянно переносит сроки компенсации. При этом не рассматриваются никакие, хотя бы паллиативные меры».

«Можно было бы понять правительство при дефицитном бюджете. Но мы не можем понять правительство, когда накопленный профицит за два года превышает пять триллионов рублей, на конец года будет уже шесть триллионов рублей, и при этом мы отказываемся выплачивать внутренний государственный долг гражданам, которых становится все меньше и меньше. И фактически правительство ждет, когда самих кредиторов не останется, — так прокомментировал ситуацию депутат Госдумы от «Справедливой России» Валерий Гартунг. — Стоило бы создать экспертную группу по выработке хотя бы частичного решения данной проблемы. Например, оформить данную задолженность государства в виде обращаемых на рынке облигаций и выплачивать по ним, если не весь долг, то хотя бы проценты. Это мог бы быть долгосрочный займ, лет на 25-30. Или даже бессрочный займ, принятый в практике развитых стран, как, например, в Великобритании после второй мировой войны (т. н. консоли — consolidated debt). Наиболее нуждающиеся смогут их продать на рынке, правда, цены на них будут невысокими, ведь перспективы получения полной суммы долга более чем туманны. И когда вдруг цены на нефть снова поднимутся выше 100 долларов за баррель и правительство решит погасить долги перед своими гражданами, возможно, люди получат справедливую компенсацию за свои вклады. Если, конечно, доживут».

Оцените материал
Оставить комментарий (0)

Топ 5 читаемых



Самое интересное в регионах