Примерное время чтения: 5 минут
499

Выгодная дружба. Политолог Бордачев назвал ключ к отношениям РФ и Востока

Сюжет Восточный экономический форум-2023
Директор Центра комплексных европейских исследований Высшей школы экономики, программный директор Международного дискуссионного клуба «Валдай» Тимофей Бордачев.
Директор Центра комплексных европейских исследований Высшей школы экономики, программный директор Международного дискуссионного клуба «Валдай» Тимофей Бордачев. / Татьяна Меель / АиФ

Китай, Индия и другие страны Азии готовы мириться с давлением США ради сотрудничества с Россией, потому что умеют считать деньги и ценят свою выгоду. Наша страна воспользуется этим для развития экономики, рассказал в интервью aif.ru директор Центра комплексных европейских исследований Высшей школы экономики, программный директор Международного дискуссионного клуба «Валдай» Тимофей Бордачев.

Глеб Иванов, aif.ru: Тимофей Вячеславович, у всех на слуху сейчас масштабные логистические проекты, их развивают все ведущие страны мира. Расскажите, что сейчас происходит с российским проектом Северного морского пути, есть ли к нему интерес со стороны стран Азии?

Тимофей Бордачев: В рамках Восточного экономического форума выступил спецпредставитель госкорпорации Росатом по вопросам развития Северного морского пути и Арктики, Владимир Панов, и привел очень интересную цифру. Рекорд Советского Союза по перевозке грузов по Севморпути составлял 6,5 миллиона тонн. А в 2022 году Россия перевезла 34 миллиона тонн. То есть в пять раз по сравнению с советским временем у нас увеличились перевозки по Северному морскому пути, и они продолжают расти. Это показывает востребованность этого направления.

При этом главное назначение Севморпути — развитие экономики России, перевозки под нужны внутреннего потребления и экспорта. Не стоит задачи обязательно обеспечить перевозки зарубежных партнеров. Мы прекрасно и сами справляемся, и масштаб перевозок обеспечивает загрузку российских компаний и отечественного судостроения.

— Поможет ли Севморпуть разгрузить Транссиб, который сейчас не справляется со всеми грузами, которые идут из Владивостока?

— Да, это важная функция Севморпути, но это не значит, что Транссиб и другие проекты РЖД больше не будут развиваться. После того, как наши отношения с Западом перешли в военно-политическое состояние с акцентом на слово «военное», у нас резко, качественно и в разы возросла торговля с азиатскими странами на восточном направлении.

Естественно, в такой ситуации мощностей по грузоперевозкам не хватает. Если бы их хватало, это означало бы, что до этого они бы простаивали без дела. Мощности создаются под необходимость, и сейчас она возникла, но наращивание требует времени.

— Сейчас очень активно обсуждается проект транспортного коридора «Север — Юг» через Иран. На какой стадии строительство инфраструктуры и что можно сказать о заинтересованности Ирана в реализации этого проекта?

— Это важное направление, но пока никто, кроме России, не занимался этим серьезно. Наша страна — это единственный крупный инвестор, который готов вложиться в этот проект. Последние новости говорят о том, что у нас есть прогресс на переговорах с представителями Ирана. Как этот прогресс будет реализован — мы с вами еще увидим. Коридор «Север — Юг» нам необходим, а если России что-то нужно — Россия это делает.

— Недавно пришли новости о том, что США пригрозили Киргизии санкциями в случае, если они продолжат торговать с Россией. Насколько азиатские страны чувствительны к подобным угрозам, уступят ли они столь откровенному давлению?

— Азиатским странам выгодно торговать с Россией. Это значит, что они будут находить решения. Вот, к примеру, киргизские компании решения находят. Они делают это не ради России, а ради себя, ради собственной выгоды, потому и работают.

— Китай тоже начинает ощущать на себе санкционное давление Запада, хоть и не в тех масштабах, как Россия. Существует ли обмен опытом между российскими и китайскими специалистами в области противостояния санкциям? Вырабатываются ли решения?

— Самое главное решение хорошо известно — это создание независимой финансовой и логистической инфраструктуры, плюс дедолларизация. Обсуждаются решения, которые позволят в совместной работе обходиться без участия американцев. Это единственный подход, который дает устойчивый, долгосрочный результат. А вот как прятаться от американских санкций — нет, это мы с китайцами не обсуждаем.

— Доля в расчетах нацвалютой при торговле с Китаем уже превышает 80%. Насколько быстро Россия, ее внешняя торговля дедолларизируется? Возможно ли в ближайшие 5 лет полностью отказаться от расчетов в долларах?

— Президент России в одном из своих недавних выступлений сказал, что Россия не ставит себе целью отказ от доллара как такового. Дедолларизация сама не является самоцелью. Переход на национальные валюты происходит там, где это имеет экономический смысл. Это не для того, чтобы американцам навредить.

Себе в убыток мы американцам какие-то гадости делать не станем. Поэтому в какой-то мере доллар сохранится тоже. Здесь вопрос скорее в том, продолжат ли американцы использовать свою валюту как оружие? Но это вопрос не к нам, а к американцам.

— В России часто говорят о развороте на Восток, а вот сам Восток — он к нам готов разворачиваться?

—  У нас есть возможность оценить деятельность компаний, экономические показатели, например, интенсивность товарообмена. Мы видим, что за последние годы очень существенно выросла торговля России со странами Центральной Азии, а также российские инвестиции в этот регион. Мы живем в пространстве свободной рыночной экономики, и бизнес самостоятельно принимает эти решения. Вот и ответ на ваш вопрос.

Оцените материал
Оставить комментарий (0)

Топ 5 читаемых



Самое интересное в регионах