6931

Вроде не бездельники. Экономист — о том, как России стать вторым Китаем

Еженедельник "Аргументы и Факты" № 47. Почему становится всё меньше рыбы, птиц и зверей 24/11/2021

В России выбрали лучшего экономиста 2021 г. им стал президент Уральской торгово-промышленной палаты (ТПП) Андрей Беседин.

«АиФ» встретился с ним, чтобы узнать, что происходит с нашей экономикой — она скорее жива или мертва? И, главное, что надо делать, чтобы производство в стране росло и зарплаты у людей увеличивались?

Как поднять людям зарплаты?

Михаил Калмацкий, «АиФ»: Андрей Адольфович, недавний опрос показал: 69% граждан России недовольны своим доходом. Только у 6% денег на всё хватает. Что или кто мешает поднять людям зарплаты?

Андрей Беседин: Производительность труда. Это азбука экономики. Неэффективно организованное производство ведёт к большим лишним затратам. Это съедает долю средств, которая могла быть отправлена на выплаты людям. Если бы мы работали с производительностью труда как в развитых странах, то и зарплаты были бы выше.

— А можно просто сказать бизнесу — поднимите людям зарплату?

— Уже говорят. Федеральное правительство и главы регионов даже ставят плановые показатели. В нашей Свердловской обл. средняя зарплата — 46,5 тыс. руб., в 2022-м по плану она должна вырасти на 4%. Но это лишь рекомендация. Надо создавать условия, чтобы у бизнеса была такая возможность, ведь если у него одни убытки, сколько ни рекомендуй, ничего не получится. У нас в регионе зарплаты, как ни удивительно, растут даже в период пандемии. За 9 месяцев этого года они в некоторых отраслях прибавили 9,5%. Я сначала не поверил цифрам, но коллеги из крупного бизнеса заверили, что на предприятиях действительно повышают зарплаты, несмотря на трудные времена.

— Вы знаете секрет, как ускорить нашу экономику?

— Я знаю, что надо делать бизнесу. Нельзя просто сидеть и ждать, когда ситуация изменится к лучшему. Есть много успешных предпринимателей, которые использовали период кризиса как возможность повысить объёмы выпускаемой продукции и прибыль. К примеру, в разы увеличилось производство противовирусных препаратов. Есть рост у компаний, выпускающих аппараты ИВЛ, у предприятий, которые переориентировались на выпуск масок, халатов, дезинфицирующих средств.

Экономика скорее мертва?

— А как дела у тех, кто не борется с вирусом? Наша промышленность сейчас скорее жива или мертва?

— Конечно, жива. Взять хотя бы наш регион. В прошлом году объёмы производства и экспорта падали на 25-28% и казалось, что мы не выкарабкаемся. Но за один только III квартал удалось восстановить почти всё падение и закончить год ростом производства на 2,5% — прибавили металлургия, энергетика, машиностроение. Полагаю, что в этом году будет даже лучше. За первые 9 месяцев 2021 г. выручка всех предприятий Свердловской обл. на 32,4% выше, чем за тот же период 2020 г. У обрабатывающей промышленности она выросла на 34%. С другой стороны, совсем не восстановился транспорт, как грузовой, так и пассажирский. Я сам часто летаю в Москву — и в последнее время в основном в полупустом самолёте.

Тяжелее всего пришлось сфере услуг — туризм, гостиничный бизнес, кафе, досуговые, спортивные учреждения. В прошлом году были периоды, когда останавливалось до 45% турфирм и ресторанов. Убытки в этих сферах не покрыты до сих пор, а число работающих там предприятий сократилось на 10% к 2019 г.

— В 2022-м будет легче?

— Думаю, это будет год восстановления. И не потому что пандемия отступит, а потому что бизнес полностью адаптируется к новым условиям. Ясно, что в обозримом будущем без каких-либо ограничений уже жизни не будет. Большинство предпринимателей это осознало, и теперь им нужно время, чтобы создать новую стратегию.

— Сейчас набирает популярность онлайн-торговля. Не заменит ли она обычные магазины?

— Традиционные магазины, конечно, останутся, но отдадут часть своей доли. Электронная торговля — это комфортно и быстро. Потому что необязательно ехать час до торгового центра, искать парковку, потом магазин, когда можно купить товар, не выходя из дома. Но есть вещи, которые невозможно заказать через интернет. И есть целая группа населения, в первую очередь женщины, для которых важен сам процесс — походить, пощупать, померить.

Покупаем старомодное

— Извечный вопрос для нашей страны — как перестать зависеть от нефти и газа и развивать другие сферы?

— Те, кто говорил, что необязательно производить всё самим, можно покупать за рубежом за нефтедоллары, оказались неправы. Выяснилось, что какие-то товары нам могут просто не продать — из-за санкций или нежелания делиться высокими технологиями. Сегодня мы покупаем у других стран технологии, разработанные минимум три года назад. Это всё равно что приобретать старомодные вещи.

Но сейчас я впервые вижу серьёзные изменения, в том числе благодаря импортозамещению. Сегодня, чтобы участвовать в конкурсе на поставку госструктурам своей продукции, надо подтвердить, что определённая её доля произведена в России. Например, предприятие поставляет электровозы, и 70% их комплектующих должны быть отечественными. Система ТПП РФ и мы — Уральская ТПП — как раз уполномочены выдавать такие подтверждения, и это настоящий хит. У нас его получают 300 компаний, и они дают работу нашим предприятиям малого и среднего бизнеса. Бросают клич — кто возьмётся вместо китайцев или малайзийцев разработать такое-то устройство. Начали производить то, что ещё 4–5 лет назад покупали за рубежом, не задумываясь. Например, металлообрабатывающие станки и инструменты или электропоезда «Ласточка», выпускаемые совместно с Siemens.

— Цель — обеспечить только себя или можем продавать это другим?

— Предприятия, которые что-то изготавливают для крупных российских заказчиков, уже понимают — это будет интересно и другим странам. К тому же у нас есть преимущество — из-за невысоких зарплат и слабого рубля мы можем выпустить на рынок продукцию дешевле, чем компании из Европы. Мы можем стать вторым Китаем, который сначала всё покупал, а теперь поставляет товары всему миру.

— Какие же отрасли стоит развивать?

— Нужно восстанавливать свои позиции в АПК — для этого у нас есть широкие просторы и подходящие климатические условия. У нас на Урале металлургические комбинаты строят животноводческие комплексы, завозят альпийских коз и производят сыры и безлактозные молочные продукты. Свежие продукты — это всегда лучше, чем импорт.

Вторая точка роста — транспортно-логистическая сфера, потому что у нас огромная страна и большие объёмы перевозок. Далее сфера IT — она уже очень сильна и сделала ещё рывок в период пандемии. Большой потенциал имеет производство медицинских препаратов, и для этого есть мощная научная база. Нужно избавляться от зависимости от дорогостоящих западных лекарств. Есть хороший пример — стали производить инсулин в Свердловской обл., и он стал стоить вдвое дешевле.

— В прошлом году государство ввело некоторые меры поддержки бизнеса, пострадавшего от кризиса. Помогли ли они?

— Меры были неплохие, но помощь получили не все, кто в ней нуждался. Пострадавшими решили считать только предприятия, относящиеся к определённым видам деятельности: авиаперевозки, торговля, туризм и т. д. Мы же предлагали смотреть по реальной ситуации — если производство упало на 30% и больше, предприятие нужно считать пострадавшим. Когда в больницу доставляют раненого, его спасают, а не смотрят на паспортные данные.

— А что, собственно, нужно бизнесу?

— Хотя бы не нагружать. Например, снизить налоговые платежи на год-два. Можно привести пример с донором, у которого берут кровь. Можно сразу всё откачать, но тогда человека не станет, а можно взять немного крови, дать ему шоколадку и отпустить домой, чтобы он восстановился и пришёл ещё раз через два месяца. Мне кажется, что государство не в полной мере даёт бизнесу возможность восстановить потерянные силы.

Оставить комментарий (7)

Топ 5 читаемых



Самое интересное в регионах