15353

По справедливости говоря. Почему в России нет социального равенства?

Еженедельник "Аргументы и Факты" № 44. Русские не сдаются! 28/10/2020

61% граждан считают российское общество несправедливым, показало исследование Фонда «Общественное мнение». «АиФ» обсудил этот факт с научным руководителем института экономика РАН Русланом Гринбергом.

Рынок справедливым не бывает

Алексей Макурин, «АиФ»: В чем первопричина ситуаций, вызывающих у человека чувство несправедливости?

Руслан Гринберг: В громадном имущественном расслоении. Две трети людей в России живут от зарплаты до зарплаты, не имея никаких сбережений, больше половины экономит на еде. В последние 7 лет реальные доходы большей части российского населения падают. Но узкий слой бизнесменов и чиновников богатеет, несмотря на череду кризисов. 

 Экономисты, называющие себя либералами, утверждают: чем больше денег у миллионеров и миллиардеров, тем больше и у всех остальных. Почему в России этот тезис не подтверждается?

 Он основан на предположении, что часть богатства просачивается сверху вниз. Но «невидимая рука» свободного рынка сама доходы не перераспределяет. Нужны перераспределительные механизмы, за функционирование которых ответственно государство. А они в России работают плохо.

Во всех развитых странах самые бедные освобождены от подоходного налога, а у нас они его платят. Налог на богатство там уходит за 40%, а у нас реформа НДФЛ, о которой объявило правительство, предполагает, что для самых высоких доходов ставка будет поднята лишь до 15%. И пособия для бедных, которые растут в последнее время, принципиально ничего не меняют. Они снижают остроту проблем, с которыми сталкиваются люди, борющиеся за выживание. Но вопиющие контрасты, характерные для современной России, от этого не исчезают. Разрыв между доходами 10% самого состоятельного и 10% самого бедного населения у нас нынче 15 раз! В успешных странах Европы он только 6-7 раз, а в СССР вообще была трёхкратная разница.

— Как мы откатились так далеко?

 В 1990-х гг. в соответствии с доктриной «свободного рынка» социальное развитие страны было пущено на самотёк. И тогда же в результате приватизации меньшинство самых удачливых и близких к власти людей захватило самые лакомые куски собственности, которые оставил социализм.

 Рынок стране был не нужен?

 Нужен. Он покончил с унизительным товарным дефицитом и уравниловкой в доходах. Появилась возможность больше зарабатывать на основе личной инициативы. Но я считаю, России и другим бывшим соцстранам не повезло в том, что реформы в них проходили в обстановке всеобщего обожания рынка. Если бы они начались в 1960-е гг., результат был бы другим. Это было золотое время социального государства, капитализма с человеческим лицом, принявшим некоторые принципы социализма. Но потом начался обратный тренд, который привел к такой идеализации свободного рынка, что даже наши шахтеры 30 лет назад проводили забастовки с требованием частной собственности и приватизации.

Однако рынок близорук. Он не смотрит на многие годы вперёд, ему нужна краткосрочная эффективность. Долгосрочные инвестиции с непредсказуемым результатом ему не интересны. Важнее финансовый результат здесь и сейчас, а о социальных последствиях принимаемых решений никто не задумывается. Поэтому в здоровой экономике должен действовать принцип середины: рынок должен сочетаться с активной экономической политикой государства. А когда маятник резко раскачивается, ситуация становится опасной.

АиФ

Раньше думали о родине, теперь  о себе

 Что вас тревожит больше всего?

 В России пока не удаётся остановить деградацию социальной сферы. Пример  здравоохранение, важность которого сейчас, во время пандемии, трудно переоценить. Но качество медуслуг несколько лет назад упало в результате очередной реформы, построенной на доктрине финансовой эффективности. Чтобы повысить зарплаты одним медикам, уволили других. И теперь вместо того, чтобы изучать новые методы лечения, врачи работают на износ. Вместо того, чтобы внимательно вникать в состояние пациента, они ведут приём строго по минутам.

Чрезвычайно высокая социальная цена реформ 1990-х стала главной причиной того, что в российском общественном сознании оказались заметно дискредитированными демократия и свобода. Общество утрачивает социальную солидарность, атомизируется: каждый выживает в одиночку. Мало кто, кроме людей, связанных с госорганами, надеется на заметное улучшение личного благополучия.

 Тем не менее только 1% граждан, опрошенных в сентябре Фондом «Общественное мнение» (ФОМ), заявили, что для восстановления социальной справедливости в России нужно вернуть социалистический строй и тотальную госсобственность. Вас это не удивляет?

 Если этот так, меня это радует. Это говорит о взрослении нации, которая понимает: не нужна такая справедливость, которая сводится к уравнительности и запретам. Но многие сейчас идеализируют СССР, и это тоже понятно. Несмотря на систему, подавлявшую личные свободы, партийные работники больше заботились о конкретных людях. Я немало видел тому примеров, бывая в разных районах страны в советское время.

А сейчас у меня такое ощущение, что государственный аппарат превратился в замкнутую самодостаточную корпорацию, и часть населения стала для членов этой корпорации помехой в реализации их планов. Некоторые чиновники по-ребячески проговариваются, советуя бедным семьям питать «макарошками» и заявляя подросткам, что «государство не просило их рожать». И проблема не в том, что говорят такие вещи плохие люди. Как правило, выдают эти перлы руководители, сформировавшиеся в последние 30 лет. Их с детства приучили: думай прежде всего о достижении личных целей, об эффективности, желательно не нарушая законов. А в СССР, помнится, пели: «Раньше думай о родине, а потом  о себе».

Цена неравенства

— Что теряет страна с таким сильным социальным расслоением, как в России?

 Низкие доходы, свойственные большинству населения, парализуют потребительский спрос. Из-за этого экономика развивается медленно, возникает угроза её деградации. А горстка богатых людей при всем желании не может потратить свои деньги на родине. Просто не нужно столько миллионов и миллиардов на жизнь. Но им важно позаботиться о своих деньгах, их приумножить  и они кладут деньги в банки других стран, где ситуация постабильнее. 

В результате капиталы бегут за рубеж. Есть данные, что за все годы с начала российских рыночных реформ на один доллар, который Запад вложил в нашу экономику, сам он получил из России три доллара. И это тоже супернесправедливо.

 Но только ли с материальными факторами связана несправедливость?

 Не только. Еще сильнее усугубляет ее чувство невозможности повлиять на события. Социальное расслоение так или иначе есть во всех странах. Но в России сегодня, кроме всего прочего, нет политической конкуренции, что ведет к консервации власти. У правящего дома, чувствуется, нет стремления радикально поменять ситуацию. А раз сменяемость власти под вопросом, то и вероятность смены социально-экономического курса также низка. Те меры помощи бедным, которые в последние годы реализует правительство, сдерживают социальный протест. Но застой в экономике остается, и стагнация доходов основной массы людей  вместе с ним.

 От кого зависит укрепление социальной справедливости? 56% респондентов, опрошенных ФОМ, считают, что главным образом от властей, 32% полагают, что эту задачу невозможно решить без участия граждан. А что вы думаете?

 Если вы твердо убеждены, что власть не должна меняться, то тогда понятно: надо надеяться на власть. В этом случае вы подданный, а не гражданин, и вы надеетесь, что «наверху» рано или поздно примут справедливые решения. А если вы гражданин, вы должны стремиться выбрать такую власть, которая будет отвечать вашим ценностям и желаниям. 

Оставить комментарий (9)

Топ 5 читаемых



Самое интересное в регионах
Новости Москвы