aif.ru counter
01.10.2019 14:04
6794

Ориентация на народ. Как Китай превратился в супердержаву?

Еженедельник "Аргументы и Факты" № 40. Кому выгодно закрывать газетные киоски? 02/10/2019
Владимир Вяткин / РИА Новости

1 октября исполнилось 70 лет со дня образования КНР. Особенно значимы были последние два десятка лет: из отсталой аграрной страны Китай превратился в мировую державу первой величины – наравне с США и Россией, а в чём-то и превосходящую их. Как китайцам это удалось и что из их методов стоит взять на вооружение нам?  

Через мост от Поднебесной

650 км – длина сухопутной границы РФ и КНР. «АиФ» по­смотрел, как нам живётся бок о бок.

«Туалет – душа нации»

В приграничный китайский Хуньчунь, безвизовый для жителей Владивостока, русские е­здили на выходные насладиться китайской кухней и местным пивом – курс рубля позволял. Сейчас дорогой юань сделал «пивные» вояжи невыгодными. Зато набрали популярность о­здоровительные туры.

Вместе с искателями з­доровья в 4 утра стартуем из Владивостока – 250 км на автобусе. Вместе с нами возвращается группа китайских туристов. Теперь они приезжают во Владивосток в гастрономические туры – поесть крабов, которые здесь в 3 раза дешевле, чем в Китае. Всю дорогу они цепляются за подлокотники кресел – в Китае даже деревенские просёлки лучше, чем федеральная трасса, связывающая Россию с Китаем и Северной Кореей.

Первая остановка – в селе Барабаш. Поговаривают, все магазины здесь через подставных лиц принадлежат китайцам. В Барабаше располагается и штаб-квартира нацпарка «Земля леопарда». Приморские леопарды были на грани исчезновения из-за того, что в Китае вырубались леса. Впрочем, об экологии китайцы думают мало. «Арендуя по всей России земли под агробизнес, они используют много химикатов: пестициды, азотные удобрения, которые увеличивают интенсивность роста плодов, но резко снижают их качество», – говорит эколог Сергей Симак.

Рядом в автобусе сидит 28-летняя Сун Цзи. Она владелица небольшого магазина в Хуньчуне. Когда Сун звонит приехавшая к ней мать, прямо с телефона Сун открывает ей дверь: замки во многих китайских домах электронные и управляются из приложения в мессенджере WeChat. За время поездки всё в том же мессенд­жере моя соседка оплачивает счета за свет и воду, пополняет депозит за пользование лифтом – она живёт на 20-м этаже, и каждая поезд­ка ей обходится в 0,2 юаня – почти 2 руб.

Самым большим удивлением в пути для китайских туристов стал покосившийся дощатый сортир в приграничном посёлке Краскино – в Китае такого уже не встретишь. В 2015 г. лидер КНР Си Цзиньпин объявил о начале великой туалетной революции. За это время реконструировали 100 тыс. общественных уборных. Все бесплатные.

В приграничном Хуньчуне – городе с населением 200 тыс. человек – каждый второй сносно говорит по-русски. «Мы всегда готовы учиться, если это принесёт прибыль», – объясняет гостиничный клерк Чжан Яньмянь. На улицах здесь столько люксовых автомобилей, сколько не встретишь и во всём Приморье. И это притом что здешняя провинция Цзилинь – беднейшая в Китае.

Город Хэйхэ на противоположной стороне Амура.
Город Хэйхэ на противоположной стороне Амура. Фото: РИА Новости/ Евгений Одиноков

Рост заменит спад?

На скоростном поезде отправляюсь в столицу китайского автопрома – Чанчунь. Первый автомобильный завод здесь по­строили в 1956 г. советские специалисты. Начав с копирования советских грузовиков, Китай сейчас сам продаёт грузовики в Россию.

Соседями по поезду оказывается интернациональная семья. Ван Цзинфэн трудится на автомобильном заводе FAW. Его жена Наталья русская, училась в Чанчуне. Их сыну 8 лет. Его родители уже сейчас знают, что учиться сын будет в Штатах. Хоть это и считается непатриотичным, они думают, что на З­ападе у парня будет больше перспектив.

«Кстати, высшее образование в Китае исключительно платное, поэтому получают его дети из довольно состоятельных семей», – говорит китаист, заведующая кафедрой восточных языков Института лингвистики Мария Рукодельникова. Но у четы Цзинфэн мотив другой: «Несмотря на то что по размеру ВВП Китай уже который год опережает США, это всё ненадолго, – говорит Наталья. – Пузырь китайской экономики, считают многие внутри страны, может лопнуть в любой момент».

Чей Байкал?

В Иркутской области ещё 10 лет назад все боялись нашествия китайских мигрантов. Теперь китайцам неинтересно ехать на заработки в Россию – у них в стране зарплаты сопоставимы с нашими. Зато поток туристов из Китая в Иркут­скую область с каждым годом растёт. Казалось бы, турагентства, гостиницы, рестораны должны были озолотиться. Но нет: у китайцев в Сибири всё своё – от гидов до баз отдыха и сувенирных лавок. «Группы из Поднебесной въезжают в нашу страну по спискам. Их русский контрагент продаёт китайской фирме, которая работает на рынке нелегально – через подставных лиц», – рассказывает иркутский гид Светлана. В аэропорту Иркутска можно увидеть «встречалок» – русских девушек, которые ездят с китайцами в туристических автобусах: если вдруг остановят – вот он, «русский гид-пере­водчик».

При этом на побережье Байкала сейчас полно китайских баз отдыха, а в Иркутске – китайских ресторанов, кафе, магазинов. Регистрируют их на местных – китайцы редко сами светятся.

Почему китайская экономика так быстро растёт?

В чём секреты поразительных экономических успехов Китая? Рассказывает профессор Школы востоковедения Высшей школы экономики Алексей Маслов.

Социализм с китайской спецификой

– Китай был одной из самых успешных стран мира на протяжении тысячелетий. Он ослабел в середине XIX в., когда был разделён западными державами на сферы влияния. Но даже после этого, когда в политике царил хаос, а хозяйство пребывало в глубоком кризисе, Китай сохранил очень развитую культуру и науку. И новый подъём начался с того, что Дэн Сяопин в конце 1970-х гг. вернул стране тот характер экономики, который был ей свойственен с древности. Это, с одной стороны, абсолютная свобода предпринимательства на нижнем и среднем уровнях, а с другой – контроль государства над всеми базовыми отраслями – финансами, энергетикой, металлургией, машиностроением. В КНР не было приватизации, правительство продолжало поддерживать государственный сектор промышленности даже в ту пору, когда он приносил убытки.

При этом руководство компартии повело себя очень прагматично. Не отказываясь от коммунистической идеологии и не меняя систему политической власти, оно отвергло старые экономические догмы, которые сочло неэффективными. В результате впервые в мировой истории в КНР была создана уникальная модель экономики, которая сочетает принципы социализма и капитализма.

Западное ради китайского

Китайские реформы не были ориентированы ни на западные, ни на восточные экономические модели. Дэн Сяопин и его последователи взяли из мирового опыта всё самое ценное, «используя западное ради китайского». КНР предоставила беспрецедентные льготы и гарантии безопасности зарубежным инвесторам, которые организовали в стране огромное количество совместных предприятий (СП) по изготовлению одежды, обуви, бытовой техники и других экспортных производств. Но, открывая для иностранцев свой огромный потребительский рынок, китайское правительство требовало от них внедрять на СП самые передовые технологии.

Эта политика в считаные годы превратила КНР в «фабрику мира» и позволила ей заработать колоссальное количество валюты, которая была вложена в науку, производственные инновации, реформирование неэффективных отраслей, строительство высокоскоростных магистралей. Инициатором всех самых крупных проектов всегда выступало государство. Именно оно создавало новые дороги для связи регионов и технопарки для развития молодых инновационных проектов.

Игры с налогами

Государство не пыталось развивать все отрасли экономики сразу, а выбирало приоритетные, устанавливая для них налоговые льготы. И каждый раз, когда Китай сталкивался с экономическими угрозами, он уменьшал налогообложение малого и среднего бизнеса. Так было сделано, когда вспыхнула торговая война с США. Чтобы поддержать внутренний рынок, китайское правительство с 25% до 12,5 понизило налог на прибыль малых и средних компаний. А чтобы простимулировать потребительский спрос населения, была поднята планка ежемесячного заработка, не облагаемого подоходным налогом. Сегодня его не платят те, кто зарабатывает в пересчёте на российскую валюту до 50 тыс. руб. в месяц.

Ориентация на народ

Дэн Сяопин объявил, что для превращения КНР в зажиточную страну потребуется 100 лет. Но люди быстро почувствовали улучшение жизни. В результате реформ не произошло раскола общества на элиту, которая богатела, и простой народ, который беднел. Китайское государство очень много ресурсов направляет на социальные программы. В 2010 г. впервые в истории страны были введены пенсии для всех категорий населения. И хотя выплаты сельским пенсионерам ещё очень малы, средний показатель почти в 2 раза выше российского (см. инфографику). До 0,1% населения удалось сократить бедность, притом что официальный прожиточный минимум в Китае на уровне РФ – 12 тыс. руб.

Есть совершенно уникальные социальные программы. Если, например, человек может найти работу только в другом городе, чтобы помочь ему переехать, государство дотирует на новом месте аренду квартиры.

Нажмите для увеличения.
Нажмите для увеличения.

Олигархам – «не климат»

В китайских органах госвласти поощряются жёсткая конкуренция и ротация чиновников. Среди руководителей много действительно талантливых людей. А новые китайские миллиардеры не раздражают общество показной роскошью. Их нет среди владельцев самых дорогих яхт и поместий мира. Они покупают не иностранные футбольные клубы, а иностранные предприятия. Простые люди уважают создателей крупнейших китайских компаний не за их бизнес-успехи, а за благотворительность. А государство, которым руководят коммунисты, борется не с богатыми людьми, а с коррумпированными чиновниками.

Можно ли скопировать Китай?

У каждой страны своя традиция управления и свои особенности экономики. Поэтому повторить китайский успех, просто копируя действия КНР, невозможно. Но чему нам точно стоит поучиться у восточного соседа – это скорости реагирования на вызовы. Китайцы очень быст­ро принимают новые решения, когда видят, что в изменившейся ситуации старые программы не работают или мешают.

Кстати

Дворник и писатель, лауреат премии в области литературы и искусства в Амурской области Евгений Гончаров вспоминает:

– Однажды власти Хэйхэ (граничит с Благовещенском) переусердствовали в желании сделать гостям из России приятно. В один прекрасный день на улицах появились новые мусорные урны в виде русских матрёшек. Такой дизайн, безусловно, оживлял город, но многим нашим пришёлся не по душе. «Китайцы символ России испоганили, в душу русскую наплевали!» – возмущались мы. А китайцы недоумевали: «В чём выражается оскорбление? Ведь красиво же!»

Самая современная армия тоже у них 

У нынешнего Китая одна из самых современных армий мира. Как они этого добились, ведь не так давно в наступление «людскими волнами» ходили?

Отвечает замдиректора Института политического и военного анализа Александр Храмчихин:

– Во-первых, путём упорного труда. Во-вторых, многочисленными «заимствованиями» военных технологий не только у СССР и России, но и у всех подряд. Но главное – благодаря экономическим реформам и «новой индустриализации». В отличие от Запада Китай в последние десятилетия строил не экономику финансовых мыльных пузырей и сферу услуг, а реальную промышленность. И вот результат: китайской военной мощи в кратко­срочной перспективе опасаются все соседи этой страны, в том числе соседи по морю, а в долго­срочной – «всё прогрессивное человечество», как некогда говорили в стране, положившей начало той самой китайской индустриализации».

В Народно-освободительной армии Китая (НОАК) служат 2 млн человек (в РФ – 1 млн). Флот по количеству в разы превосходит российский, достраивается второй авианосец. Их ВВС количественно превосходят наши и почти не отстают качественно. НОАК обладает всеми возможными видами баллистических ракет.

На чём китайцы качеству учились

70% рынка смартфонов,  60% мирового производства цемента, 90% компьютеров – это Китай. понятие «китайская поддел­ка» больше неактуально – за последнее д­есятилетие китай научился выпускать товары высшего качества.

Геннадий Воронин, президент Всероссийской организации качества:

В пост­советское время дешёвые китай­ские поддел­ки мировых брендов стали «визитной карточкой» страны. Но именно желание этой нации «научиться делать, как другие» помогло им освоить технологии во всех областях и начать производить вещи, которые по качеству не уступают и даже превосходят западные аналоги. Китайские смартфоны во многом лучше, чем хвалёный американский бренд. 

В КНР изготавливают первоклассную мебель, одежду, научились делать автомобили, строить космические аппараты, суда, роботов и т. д. Китайцы действовали просто. Они приезжали на все производства и в мельчайших подробностях выспрашивали, как делается одно, второе, третье. Тщательно всё фотографировали, задавали миллион вопросов. Если что-то недопоняли, не стеснялись приезжать снова. Если китайцы размещали в стране локализованное производство каких-либо зарубежных брендов, то покупали производственные карты всех узлов, вплоть до мельчайших, внедряли туда своих инженеров, а не только рабочих. И после ухода производства могли полностью воспроизвести процесс под своим, китайским брендом.

Оставить комментарий (3)

Также вам может быть интересно

Топ 5 читаемых



Самое интересное в регионах
Роскачество