aif.ru counter
1955

Есть ли жизнь на земле? 30 лет назад в России появились первые фермеры

Еженедельник "Аргументы и Факты" № 9. Было время — и цены снижали 27/02/2019
Чрезмерное административное давление — вот такую свинью подкладывают чиновники фермерам. Неудивительно, что фермеров становится всё меньше — дешевле выращивать свинок в личном подсобном хозяйстве.
Чрезмерное административное давление — вот такую свинью подкладывают чиновники фермерам. Неудивительно, что фермеров становится всё меньше — дешевле выращивать свинок в личном подсобном хозяйстве. © / Фото: Игорь Харитонов / АиФ

На эти и другие вопросы «АиФ» ответил президент Ассоциации крестьянских (фермерских) хозяйств и сельхозкооперативов (АККОР) Владимир Плотников.

Татьяна Богданова, «АиФ»: На прошлой неделе на съезд АККОР в Москву съехались почти тысяча фермеров — отмечали 30-летие фермерского движения в России. Откуда ведёте отсчёт? Ведь про первого фермера в СССР, «архангельского мужика» Сивкова, страна узнала ещё в 1986 г.

Владимир Плотников: Стартом фермерства можно считать середину марта 1989 г., когда вышло постановление ЦК КПСС об аграрной политике на современном этапе и появилась возможность создавать частные хозяйства. Именно тогда начался процесс преобразований, который по своей значимости сравним разве что с отменой крепостного права и аграрными реформами Столыпина. Благодаря смелости первых фермеров и поддержке государства (тогда фермерам выделили 1 млрд руб.) всего за 3 года количество фермерских хозяйств увеличилось до 270 тыс.!

Почему фермеров всё меньше?

— Отчего же сейчас количество крестьянско-фермерских хозяйств (КФХ) сокращается? В 2012 г. их было 308 тыс., а на 1 января этого года осталось всего 188 тыс. Сокращение на 40%.

— Тут целый комплекс причин, но прежде всего чрезмерное административное давление. Не дают фермерам спокойно работать! Извините за слово, но людей уже задолбали бесконечные проверки, предписания, поборы и штрафы. За навоз плати, за каждую компьютерную мышку плати, за аттестацию рабочих плати. Проехал на тракторе с широкозахватной сеялкой — плати штраф. И так каждый день. Что за отношение к кормильцу?!

В итоге многие фермеры вынуждены уходить в личные подсобные хозяйства (ЛПХ). Вот такая складывается уродливая ситуация. Сегодня звучат предложения обложить ЛПХ налогом. Мы категорически против этого. Личные подворья производят значительные объёмы сельхозпродукции, обеспечивают самозанятость населения. Нужно сохранить их потенциал, поголовье скота, которое у них содержится. Если хотим решить проблему по-государственному, надо не за ЛПХ приниматься, а навести порядок с проверками фермерских хозяйств, провести строгую ревизию бесчисленных инструкций и предписаний, которые просто не дают работать, выдавливают людей в теневую экономику. Это важнейшее условие для того, чтобы крестьяне нормально трудились и кормили страну.

— Есть мнение, что страну всё-таки кормят не фермеры, а крупные сельхозпредприятия.

— Оно не совсем верное... По отдельным видам деятельности фермеры дают фору даже самым крупным сельхозпредприятиям. КФХ и микропредприятия (это предприятия, где работают не более 15 человек) в 2017 г. суммарно произвели 37,5% всего российского зерна, 41,5% — подсолнечника. Фермеры и микропредприятия производят почти столько же картофеля, как крупные и средние организации, и обгоняют их по производству овощей. Поголовье овец и коз — в 5,7 раз больше, чем у крупных и средних сельхозорганизаций. Посевные площади фермеров ежегодно растут в среднем на 1 млн га.

Главное — динамика прироста фермерской продукции очень хорошая. Так что фермеры в продовольственном обеспечении нашей страны играют очень серьёзную роль.

— А не обидно, что миллиарды рублей господдержки достаются крупным агрохолдингам, а самим фермерам перепадают крохи?

— Мы не против агрохолдингов. Мы за то, чтобы развивались все уклады, и для этого господдержка должна распределяться более справедливо. За всю 5-летнюю историю погектарной господдержки её получили менее 15% крестьян. А её должны получать все без исключения сельхозпроизводители! Отчитался по убранным площадям за прошлый год — получи поддержку без всяких доптребований.

А разве справедливо, что электроэнергия для аграрников в 2 раза дороже, чем для промпредприятий? В результате себестоимость продукции растёт, доходы фермеров падают. Только за прошлый год горючее подорожало на 20–25%, удобрения — на 20%. Раз государство не может регулировать цены, значит, надо увеличивать господдержку. В странах Евросоюза, например, доля субсидий достигает 70% всего дохода аграриев.

Есть же у нас позитивные примеры сотрудничества государственного института и фермеров. Я говорю про совместную программу с «Росагролизингом», которую мы начали в 2014 г. Сначала она казалась авантюрой — сельхозтехнику, оборудование и племенной скот фермеры из 5 пилотных регионов получили без залога и первоначального взноса. Потом стали расплачиваться под 3,5% годовых. И что вышло? Фермеры не только вовремя, а даже досрочно стали расплачиваться по своим обязательствам. И только в 2018 г. приобрели таким образом техники на полмиллиарда рублей. Сейчас надеемся на такое же плодотворное сотрудничество с банками. Вот что рассказал на съезде один из фермеров Псковской обл.: «Обращаюсь в банк по поводу получения льготного кредита под 5% на 5 лет на покупку крупного рогатого скота. Там мне говорят, что не откажут, но не факт, что я его получу. Этот процесс занимает много времени. Зато за 2 недели на тех же условиях и под те же документы могут выдать коммерческий кредит по ставке 18% на 5 лет». Все фермеры хором говорят, насколько сложно получить льготный кредит. На каждом этапе могут быть задержки, а сроки же уходят: крестьянам надо проводить посевную, приобретать технику.

Не используешь землю? Налог в 10 раз больше!

— Фермеры жалуются на отсутствие земли, и при этом сотни гектаров в нашей стране зарастают сорняками. Почему это происходит?

— Потому что некоторые жулики взяли себе землю и не собираются её обрабатывать. Значительная часть земельных долей сельских жителей с начала 90-х годов так и осталась не оформлена. Люди уезжают в города, а земля остаётся брошенной. В нечернозёмной зоне половина земли не обрабатывается! В Смоленской, Костромской, Вологодской, Тверской обл. Сколько крови и пота на этих землях было пролито, с каким трудом её отвоёвывали у фашистов, а теперь она бурьяном зарастает. А ведь издавна это были развитые аграрные регионы, которые славились прежде всего высококачественным молоком и производством льна. Кто сможет возродить к жизни эти земли? В первую очередь фермеры и малые хозяйства! Поэтому, во-первых, предлагаем за неиспользование земли по назначению повысить налог в 10 раз. Пусть платят или отдают местным фермерам.

Во-вторых, государству надо приступить к своего рода сельхозреновации Нечерноземья. Провести землеустроительные работы, нарезать участки от 10 до 100 га под фермы — с пашней, лугами, лесом, водой, предложить их прежде всего местным жителям, а далее всем желающим — по аналогии с «Дальневосточным гектаром». Если вернуть людям эти земли, они не будут уезжать из деревни. Именно фермеры — движущая сила села. В отличие от владельцев агрохолдингов, которые живут в столицах или за границей, фермеры живут здесь, в своей деревне. Поэтому восстанавливают дороги, храмы, помогают школам, организуют местные праздники, поездки школьников на соревнования и др. Был период, когда к фермерам относились настороженно. Теперь отношение изменилось, потому что люди поняли: фермер — это не только производитель мяса, молока, зерна или овощей. Он опора и надежда села. Есть на селе фермер — оно будет жить.

Оставить комментарий (1)

Самое интересное в соцсетях

Загрузка...

Топ 5 читаемых



Самое интересное в регионах
Роскачество