Примерное время чтения: 7 минут
9989

Пробу есть где ставить. В Касимове золото извлекают даже из пыли

Еженедельник "Аргументы и Факты" № 1. Как в новогоднюю ночь не эволюционировать обратно 30/12/2015
Окончательная отливка в форму слитков высшей категории и высшей пробы. Именно такие попадают в Гохран.
Окончательная отливка в форму слитков высшей категории и высшей пробы. Именно такие попадают в Гохран. / Фото: Алексей Чеботарёв / АиФ

На пути к Гохрану и банкам золото проходит несколько этапов, самый сложный из которых - очищение. Им занимаются аффинажные заводы. Приокский завод цветных металлов - один из крупнейших и расположен ближе всех к столице, в городе Касимове Рязанской области. 

Голый металл

С золотом и людьми на заводе происходит одно и то же - с них снимают «всё лишнее». Драгметаллы, которые привозят сюда в виде песка, кусков руды и неочищенных слитков, сначала взвешивают и рассматривают - почти так же пристально, как охранники на входе досматривают сотрудников. 

Потом сырьё идёт на приёмную плавку - здесь установят, сколько в нём содержится драгметаллов. Затем золото несколько раз плавят при температуре 1200 градусов и очищают от примесей с помощью хлора и «царской водки» (смеси азотной и соляной кислот). И так слиток за слитком. А люди...

«Все металлические предметы и все деньги, даже бумажные, сдайте в камеру хранения, - инструктирует меня начальник службы безопасности завода. - Даже очки в металлической оправе можно взять с собой только по специальному разрешению. Ремень можно оставить, всё равно джинсы придётся снять... Мы пришли, вот ваш шкафчик, раздевайтесь. Полностью, майку тоже снимайте, до трусов, проходите на досмотр».

На заводе несколько зон без­опасности. Основная и самая охраняемая та, где происходит главное таинство - аффинаж, или очистка золота, серебра, платины и палладия. Те, кто работает в основной зоне (примерно 250 из 600 сотрудников завода), проходят, как говорят здесь, «голевой досмотр».

Ожидая своей очереди, наблюдаю за процедурой. Женщин «прозванивают» металлоискателем на другой проходной, здесь только мужчины. Фотографировать, увы, невозможно - фотоаппарат «поехал» через грузовой тамбур. Сначала сотрудник в одних трусах проходит через арку металлодетектора, а затем инспектор водит вокруг него ручным металлоискателем, заставляет поднимать руки и ноги. Причём возле некоторых частей тела (ягодиц, паха, ступней, рта) металлоискатель задерживается дольше.

Если прибор зазвенит - это внос или, что хуже, вынос металла. Для такого случая есть специальная процедура досмотра - нарушителя «по-просят» попрыгать или присесть несколько раз. Если таким образом металл не обнаружат - поведут в медкабинет на рентген… Что происходит дальше, начальник службы безопасности не сообщил, но уверил, что таких случаев ни разу не было. И всё же в 90-х годах было заведено немало уголовных дел. А в 2013 г. осудили бывшего гендиректора завода Александра Богуславского. С тех пор здесь полностью сменилось руководство, а стерегут завод теперь не солдаты внутренних войск, а сотрудники частного охранного предприятия. В помощь им и инспекторам - новые системы охраны и видеонаблюдения.

Четыре девятки

Поскольку в производст­венную зону просто так не войдёшь, здесь есть всё необходимое для жизни, причём бесплатно, - столовая, медкабинет, даже банно-прачечный комбинат. 

За смену выплавляют в среднем полтонны золота выс­шей, гостовской, 999,9-й пробы. «Есть золото и «пять девяток», но оно пользуется гораздо меньшим спросом, - говорит Адиль Муралеев, директор завода по производству. - Сверхчистое золото - слишком мягкий металл. Чтобы золото было пригодно для получения ювелирных сплавов и их обработки, требуется добавление различных компонентов». 

Зимой на заводе спокойно. «Золото не любит суеты, но летом мы работаем в две-три смены: ведь с весны до осени - сезон добычи для небольших артелей, которые намывают золотоносный песок. А сейчас в основном привозят руду с больших рудников». 

Руда, когда её добывают, содержит золота всего три грамма на тонну. На завод она поступает уже обогащённой - в такой породе до 60-80% золота. Но и тогда то, что привозят на переработку, выглядит непривлекательно на взгляд непосвящённого человека, даже походит на мусор. Требуется несколько плавок и смешиваний, чтобы чёрные разводы в расплавленном металле исчезли и он приобрёл свой ровный, неповторимый цвет. 

Вес слитка - 13 кг. Жаль, к рукам золото не липнет.
Вес слитка - 13 кг. Жаль, к рукам золото не липнет. Фото: АиФ/ Алексей Чеботарёв

Ещё раскалённый слиток накрывают крышкой, а через пять-десять минут опускают в холодную воду. На заводе делают слитки разной формы и веса, но самые востребованные - от 11 до 13 кг. После того как новая партия (250 кг) остыла, литейщики маркируют слитки - выбивают пробу, буквы «ЗлА» («золото аффинированное»), марку (выс­шая проба делится ещё на три марки в зависимости от примесей) и товарный знак завода. 

Оставшуюся после выделения золота породу ещё не раз прогонят по всем этапам очищения. «Мы собираем и пыль в цехах - вдруг там частицы золота остались?» - говорит Муралеев.

...Почему такой завод построили в 1987 г. именно в Касимове, не знают даже его работники. Слишком далёк он от золотых месторождений. По одной из версий - ради близости к складам Гохрана, но до столицы отсюда ехать и ехать. Традиций обработки драгметаллов здесь не было, мастеров свозили со всего СССР. Теперь есть даже трудовые династии, а работа на заводе - мечта каждого местного. Ещё бы: зарплата 30-70 тыс. руб. плюс бесплатное питание, лечение, тогда как в городе сложно найти заработок выше 15 тыс. руб. 

В 2014 г. завод получил 63 тонны жёлтого металла. Результат 2015 г. - около 65 тонн. Но всё равно на одних драгметаллах не выжить. Вот и создаются новые производст­ва - ювелирное, нефтехимическое... Золото не «стало нефтью» даже для этого завода, куда оно «стекается» со всех концов страны...

Смотрите также:

Оцените материал
Оставить комментарий (3)

Также вам может быть интересно

Топ 5 читаемых



Самое интересное в регионах