762

Поступили по закону? «Роснефть» не согласна с вердиктом суда ЕС

/ lazyllama / Shutterstock.com

«Роснефть» считает, что решение суда носит необоснованный и политизированный характер. Компания продолжает настаивать, что не совершала никаких противоправных действий ни в одной юрисдикции, где она ведет свою деятельность.

«Аргументов для введения ограничений нет»

В принятом Советом ЕС Решении, которым были введены санкции в отношении «НК «Роснефть» и российской нефтяной отрасли, не содержатся обоснования для применения санкций, объясняют в компании.

Позиция нефтяного гиганта России вполне прозрачна и логически выверена. «Роснефть» на основании законодательства о раскрытии информации направляла запросы в органы Евросоюза и государственные органы стран-участниц ЕС с просьбой сообщить об основаниях для введения санкций, затрагивающих деятельность компании. Ответы на запросы, как правило, или не предоставлялись, или предоставлялись формальные, в которых не было содержательных аргументов.

Как отмечают юристы, существующие законы Евросоюза запрещают применение направленных санкций без уведомления о причинах введения ограничений. Принцип обязательности исполнения договора «pacta sunt servanda» — фундамент деловых отношений в Европе, он не должен нарушаться в связи с сиюминутной политической обстановкой. Санкции создают возможность для европейских партнеров компании уклоняться от исполнения договоров.

«Роснефть» является международной публичной компанией, акции которой высоко котируются на российских и международных биржевых площадках. Среди акционеров компании — десятки тысяч частных лиц, в том числе иностранцев. Практически половина ее акций принадлежит международным акционерам. И политически мотивированные санкции наносят им серьезный ущерб: мешают эффективной работе менеджмента, ограничивая доступ к финансовым рынкам и создавая препятствия для реализации перспективных проектов.

Обратный эффект

Суд Евросоюза не учел, что санкции наносят экономический ущерб иностранным партнерам «Роснефти», производящим технологическое оборудование, европейским банкам и инвестиционным фондам, которые сотрудничали с компанией по кредитным соглашениям и стремились инвестировать в развитие российской нефтяной промышленности.

Санкции напрямую ударяют по европейской индустрии и финансовому сектору, например, в Германии 300 тысяч рабочих мест привязаны к производству оборудования, импортируемого в Россию. Также «Роснефти» пришлось выйти из ведущего итальянского нефтеперерабатывающего завода Saras, так как компания не смогла приобрести контрольный пакет. Это, в свою очередь, негативно скажется на развитии нефтеперерабатывающей отрасли Италии.

Скрытые цели

Введенные ограничения касаются таких вопросов как доступ нефтяных компаний на международные финансовые рынки, нефтедобыча на арктическом шельфе, разработка трудноизвлекаемых запасов, глубоководных и сланцевых месторождений. Специалисты компании считают, что санкции нацелены на то, чтобы помешать реализации значимых проектов и создать выгодные условия для других игроков на нефтяном рынке.

Как утверждают эксперты, санкции являются способом конкурентной борьбы и объясняются стремлением увеличить для России риски ведения бизнеса и создать необходимые предпосылки для вытеснения российских компаний из азиатско-тихоокеанского региона, где постоянно растет уровень энергопотребления. Энергетика, также как и производство продовольствия, — это стратегически важная отрасль экономики, которая не должна подвергаться неправомерному вмешательству, политическому давлению и манипулированию. Она определяет как жизнь людей, так общую экономическую ситуацию.

Односторонние экономические санкции противоречат действующим положениям Соглашения о партнерстве и сотрудничестве (СПС) между Россией и ЕС, подписанного в 1994 году. Решение ЕС о введении санкций, фактически, является легитимированным отказом от своих международно-правовых обязательств. К тому же, введенные ограничения нарушают положения Соглашения о свободной торговле и инвестициях (договор ВТО). Суд оправдывает подобные нарушения статьей 99 Соглашения, которая позволяет сторонам принимать любые необходимые меры для защиты внутренней безопасности.

В случае санкций относительно России, Совет Евросоюза принял настолько детализированное решение, что оно фактически подменяет собой законодательный акт, таким образом, Совет ЕС исключил из процедуры принятия нормативных актов другие органы Европейского союза, комментируют юристы.

Фактически, дело «Роснефти» поднимает проблему распределения властей в ЕС, вопрос о противоречиях между наднациональными и межгосударственными институтами. И Европейский Суд в данном случае не стал противиться юридическому произволу, который объясняется «интересами общественной безопасности». Суд отказался пересматривать политизированные решения Совета ЕС, которые были приняты с целью оказать давление на государство, но нанесли при этом ущерб частным компаниям и лицам, не имеющим отношение к предмету политических противоречий, подчеркивают в компании.

Был ли прецедент?

Юристы обращают внимание и на еще один момент: суд проигнорировал существующие собственные прецеденты, когда решение о введенных санкциях было пересмотрено этим же судом в связи с отсутствием веских аргументов. Например, иранские банки, включенные в санкционный список Евросоюза, успешно обжаловали постановление ЕС. Суд признал, что они не связаны с ядерной программой, которая была объектом санкций, а наличие тесных связей с иранским государством не является достаточным аргументом для их включения в список.

В сентябре 2014 года Европейский суд общей юрисдикции признал незаконной заморозку активов Центробанка Ирана, поскольку основания, представленные Советом ЕС, были слишком «туманными и лишенными деталей». Иранские прецеденты закрепили в европейском правовом поле принцип, согласно которому санкции должны иметь доказательную базу и четкие формулировки.

Дело «Роснефти» отличается от дел с участием иранских банков. Все участники согласны, что компания «Роснефть» не нарушала законов, и ей приходится возражать против обвинений, которые никто не выдвигал.

Также существует еще один пример успешной отмены санкций, вспоминают правоведы. Это обжалование и отмена ограничений некторыми украинскими гражданами. Они добились исключения из санкционных списков подозреваемых в присвоении и незаконном переводе украинских государственных средств в связи с недоказанностью обвинений.

В компании подчеркивают, что несмотря ни на что, компания «Роснефть» планирует продолжить последовательно защищать интересы своих акционеров, в том числе и от влияния неправомерных ограничений, используя все имеющиеся в ее распоряжении правовые инструменты.

Смотрите также:

Оставить комментарий (0)

Также вам может быть интересно

Топ 5 читаемых