Примерное время чтения: 6 минут
4175

Доводящие до ума. Нужно ли России столько же инженеров, как РСФСР?

Еженедельник "Аргументы и Факты" № 10. Чаепитие: с сахаром или без? 04/03/2020
За годы рыночных реформ инженеры Шурики переквалифицировались в управленцев Буншей. Кадр из фильма «Иван Васильевич меняет профессию».
За годы рыночных реформ инженеры Шурики переквалифицировались в управленцев Буншей. Кадр из фильма «Иван Васильевич меняет профессию». Кадр из фильма

ЮНЕСКО объявило 4 марта Всемирным днём инженерии. Впервые он отмечается в этом году. Есть ли что празд­новать в России?

Советский Союз был страной инженеров. Только в РСФСР на заводах, в НИИ и вузах трудились 12 млн специалистов с выс­шим техническим образованием. Теперь точной статистики нет, потому что неясно главное – кого считать инженером. В годы рыночных реформ выпускники советских политехов повально переквалифицировались в финансистов, менеджеров по продажам и предпринимателей. Многие обладатели современных инженерных дипломов не находят работу по специальности до сих пор. В Российском союзе научных и инженерных общественных объединений (РосСНИО) к инженерам причисляют тех, кто реально ведёт новые разработки или непосредственно занят в производ­стве. Таких специалистов в России сегодня только 2 млн. Но значит ли это, что уровень нашей инженерии тоже упал?

«АиФ» решил обсудить этот вопрос с первым вице-президентом РосСНИО ­Сергеем Друкаренко.

«Долина смерти» позади?

Алексей Макурин, «АиФ»: В каких отраслях звание «инженер» сегодня снова звучит гордо?

Сергей Друкаренко: В добыче и переработке сырья, атомной энергетике, в сфере электронных и цифровых технологий, оборонно-промышленном комплексе. То есть там, где идёт рост производства и внедряются передовые отечест­венные разработки. Я думаю, «долину смерти», когда престиж инженера в России упал до минимума, мы уже прошли. Руководители предприятий и рекрутеры говорят, что возрождается потребность в высококвалифицированных технических специалистах.

– А какова ситуация в секторах, ориентированных не на экспорт и оборону, а на российское население?

– В потребительской сфере, если не считать интернет, связь, транспорт и строительство, настоящих инженеров недостаточно. Скажем, в легковом автомобилестроении их меньше, чем в грузовом.

– Почему?

– Легковые машины, которые собираются в России, сконст­руированы на базе иномарок. А КамАЗ, ГАЗ и «Урал», чью технику покупает армия, больше ведут собственных разработок, чтобы не зависеть от иностранных. Инженерное дело было высоко развито в СССР в силу того, что страна сама делала почти всё, что ей было нужно. Сейчас Россия – часть глобального рынка. Но, если мы хотим сохранить статус великой державы, у нас нет иного пути, как возродить своё производство и свой инженерный корпус.

Наследники Левши

– Какие достоинства советской инженерии удалось сохранить, несмотря ни на что?

– Нашим техническим специалистам всегда была присуща высокая креативность – стремление усовершенствовать оборудование и технологии. Неслучайно одним из воплощений русского характера стал лесковский Левша. И сейчас появляется всё больше молодых инженеров, которые горят желанием взять недостижимые высоты в профессии. Мы видим это по участ­никам конкурса «Инженер года», который Российский союз научных и инженерных общественных объединений ежегодно проводит уже 20 лет. В последний раз свои исследовательские разработки представили 70 тыс. инженеров. Сегодня половине победителей нет ещё 40 лет, тогда как во времена, когда наш конкурс только начинался, лауреатам в среднем было около 50.

Другая особенность российской инженерной школы – фундаментальное образование. Выпускники наших технических вузов быстрее, чем узкие специалисты, адаптируются в новой обстановке и решают нестандартные прикладные задачи. Это очень ценят за рубежом, где высок спрос на российских инженеров самого разного профиля – и программистов, и механиков, и электронщиков.

– Почему тогда Россия отстаёт от ведущих стран по количеству получаемых патентов?

– Нашим изобретателям не хватает знаний в области патентоведения. А предприятия и государство плохо помогают им в этом. Руководителям промышленных гигантов часто проще купить уже опробованную технологию за рубежом, чем брать на себя ответственность за внедрение новых методов. А вдруг они не будут работать? А вдруг банк не даст под них финансирование?

– Что отличает молодое поколение российских инженеров?

– Они более самостоятельны, более настойчивы в отстаивании своей позиции, чем предшественники. Среди них больше специалистов с научной степенью и хорошим знанием иностранного языка. И у них выше менеджерский уровень: они лучше умеют презентовать свои идеи и внедрять в практику, организуя проектные команды и налаживая коммуникации со своими партнёрами, руководителями и подчинёнными.

– Сколько лет формируется такой профессионал?

– Не меньше семи. Такой стаж после окончания технического университета, например, нужен в Японии, чтобы получить квалификацию профессио­нального инженера. Причём присваивает её не государство, а инженерная общественная организация. Получают сертификат «Профессиональный инженер России» и лауреаты нашего конкурса. У многих затем повышаются и должность, и зарплата. На крупных предприятиях, чтобы поучаствовать в конкурсе «Инженер года», надо даже отстоять очередь.

– Много ли хороший инженер зарабатывает?

– От 70 тыс. руб. Самые высокие заработки (до 200–250 тыс. руб.) сегодня у технических директоров и программистов, создающих мобильные приложения и программы на особо востребованных языках. Но немало на российских заводах инженеров, получающих всего 25–35 тыс. руб.

Не просто технари

– Сколько вузов в России готовят инженерные кадры?

– Включая филиалы, их сегодня более 900. Конкурс на бюджетные места в них растёт. Но полностью потребности экономики они не обеспечивают. Во-первых, вузы, предприятия и министерства в современной России разобщены, никто не в состоянии дать точный прогноз, сколько завтра понадобится стране инженеров того или иного профиля. Во-вторых, география образовательных центров и центров промышленного роста не всегда совпадает. Сейчас, например, быстрее других регионов развивается Дальний Восток, где технических вузов мало. И желающих переехать туда из других регионов тоже немного. Часть проблем решает возрождение целевой подготовки кадров. Но внедряют её только самые крупные и стабильные компании.

– Из инженеров часто получаются хорошие руководители. В чём секрет?

– Людям, выбравшим техническую специальность, изначально прививаются важнейшие качества, которые требуются для управления. Они решают локальные задачи, но умеют мыслить глобально. Они знают, как организовать сложную работу, тщательно взвешивают риски и из нескольких решений выбирают такое, которое не приведёт к остановке уже налаженного процесса. Возможно, если бы в начале 90-х годов в Правительстве России было больше инженеров, кризис в стране был бы не таким страшным. Новый премьер-министр Михаил Мишустин, кстати сказать, – инженер. Впервые за 30 лет.

«АиФ» и РосСНИО поздравляют всех инженеров с профессиональным праздником!

Оцените материал
Оставить комментарий (0)

Самое интересное в соцсетях

Топ 5 читаемых



Самое интересное в регионах