245

«Кошмарить бизнес» прекратили?

Президент Дмитрий Медведев сказал «хватит кошмарить бизнес», и депутаты изменили закон «О милиции», убрав из него пункт о проверках деятельности организаций. Это случилось еще в прошлом году, но на деле инструкции МВД России о проверках утратили силу только в марте. Стало ли от всего этого труднее милиции работать, а предприниматели отказались от «черных» и «серых» схем ведения бизнеса, рассказывает заместитель начальника Управления по налоговым преступлениям при ГУВД г. Москвы Иван Романенко.

- Иван Ильич, по разным оценкам, начавшийся в прошлом году экономический кризис еще далек от своего пика. Тем не менее сегодня Вы бы могли обозначить какие-то тенденции, связанные с налоговыми преступлениями в Москве?

- Примерно с октября–ноября мы наблюдаем некоторые изменения. Все они связаны с нехваткой финансирования бизнеса. Проще говоря, у предпринимателей стало меньше денег, из-за этого они не только не исполняют обязательства друг перед другом, но и ищут методы не исполнить их и перед бюджетом.

Можно отметить, что из-за кризиса использовать незаконные способы ухода от налогов начинают и те организации, которые раньше на это никогда бы не пошли. Есть также тревожные сигналы о компаниях, так или иначе связанных с распределением денег, которые выделены государством для смягчения последствий кризиса.

- Стали ли методы уклонения от уплаты налогов более изощренными?

- Если говорить о методах ухода от уплаты налогов, то здесь нет ничего нового. Как и в прежние годы, в подавляющем большинстве случаев для уклонения организации используют фирмы-«однодневки». Фиктивные договоры (на оказание услуг, поставки и т.д.) с подставными фирмами служат как для занижения налоговой базы, так и для завышения вычетов по НДС, незаконного возмещения НДС из бюджета. Эти же анонимные организации используются для отмывания средств, незаконного обналичивания денег. Можно сказать, что любые методы уклонения от уплаты налогов связаны с различными вариациями использования фирм-«однодневок», поскольку это достаточно отлаженные схемы.

Но несмотря на то, что схемы хорошо известны нам и их относительно легко выявить, подставные фирмы продолжают пользоваться популярностью. Во-первых, потому что они дешевы, во-вторых, потому что у предпринимателей есть уверенность, что раз так «делают все», то их не изобличат или изобличат не первыми.

- У вас свои механизмы отслеживания создания «бумажных» компаний в рамках действующих норм?

- Конечно, мы не можем сидеть и просто наблюдать, как, по сути дела, на наших глазах совершаются приготовления к преступлениям. Так, в нашем управлении создана специальная группа оперативных работников, которая тесно сотрудничает с Инспекцией ФНС России № 46 по Москве. Напомню, что ИФНС № 46 специализируется на регистрации организаций и индивидуальных предпринимателей в столице. Оперативники дежурят в инспекции каждый день. В их функции входит отслеживание фактов регистрации юридических лиц по так называемым адресам «массовой регистрации», например, в помещениях, зданиях, в которых уже по документам числятся десятки или сотни предприятий. Также в поле зрения сотрудников группы попадают случаи, когда на одного и того же человека регистрируется большое количество организаций. Согласитесь, что не может не вызвать подозрения гражданин, одним разом заявляющий о создании 20–30 фирм, в которых он не только учредитель, но и руководитель.

Кроме того, сотрудники данной группы, как и другие сотрудники управления, вынуждены заниматься проверкой заявлений людей, по паспортам которых регистрируются фирмы-«однодневки» без ведома этих лиц.

- Насколько часто человек, на паспорт которого зарегистрирована компания и который указан как руководитель, сообщает в инспекцию или вам, что не имеет к компании никакого отношения? Как вы работаете с этими сообщениям?

- Такие ситуации не редкость. Можно понять гражданина, получившего письмо из налоговой инспекции с требованием отчитаться о деятельности организации, которую он возглавляет (и/или учредителем которой является), при том, что сам он об этом ничего не знал. В этих случаях человек пишет заявление, и мы начинаем выяснять, как его паспортные данные оказались в учредительных документах юридического лица, чем занималась фирма, числящаяся за ним, получаем выписки из банков о движении средств, устанавливаем контрагентов и т.д., то есть начинаем поиск реальных пользователей и руководителей фирмы-«однодневки».

Все это не означает, что человек, пришедший с заявлением, не попадет под подозрение в незаконной деятельности. Нередки случаи, когда граждане добровольно представляют свои паспортные данные и услуги подставных директоров «предприимчивым» коммерсантам, не задумываясь о возможных последствиях данной аферы. В ряде случаев подтвердить причастность подставных лиц особого труда не представляет.

- Скажите, после того как из закона «О милиции» исключен пресловутый пункт 25 статьи 11, а также пункт 35, дававшие право на проведение самостоятельных проверок финансовой или предпринимательской деятельности организаций, у вас появились сложности при сборе доказательств?

- Внесение изменений в Закон о милиции не приводит к каким-то серьезным трудностям в нашей работе, потому что задачи и функции нашего управления остались прежними. Изменился порядок документирования налоговых преступлений. Так, если по приказу № 177 для поиска доказательств налогового преступления мы назначали проверку, то сейчас сбор доказательств осуществляется на основе Закона об оперативно-розыскной деятельности. Проводятся необходимые оперативно-розыскные и другие проверочные мероприятия

- Значит, любая проверка компании сотрудниками милиции не должна проводиться без соответствующего постановления? Но как можно проверить, что постановление сотрудники не написали буквально за пять минут до входа в офис организации?

- Могу заявить с полной ответственностью, что наши оперативные мероприятия никогда не проводятся необоснованно, без надлежаще оформленного постановления. Основанием для проведения оперативно розыскных мероприятий является информация, которую получает наш сотрудник и письменно докладывает ее руководителю. Решение о вынесении постановления, например, об обследовании помещения, выносится руководством ГУВД после тщательного анализа всех имеющихся документов. Его подлинность легко проверить…

Полный текст интервью опубликован в журнале «Экономические преступления»

Смотрите также:

Оставить комментарий (0)

Также вам может быть интересно


Топ 5 читаемых



Самое интересное в регионах