1323

Врач Анатолий Мартынов: «Терапевт должен стать главной фигурой в лечении»

АиФ Здоровье №46. Зачем пить витамины осенью? 17/11/2016
© / Syda Productions / Shutterstock.com

Слово академику РАН, президенту Российского научного медицинского общества терапевтов Анатолию Мартынову.

Назло санкциям!

Елена Нечаенко, «АиФ. Здоровье»: Анатолий Иванович, вы президент Российского общества терапевтов. Что это за организация, каким целям служит?

Анатолий Мартынов: Нашей организации 107 лет. Создавалась она очень сложно, в дореволюционное время — не самый спокойный период в нашей истории. С момента образования Общество проводит крупные мероприятия, объединяющие врачей страны. Сегодня наша работа состоит из нескольких направлений. Первое и самое главное — научно-образовательное. Мы считаем своим долгом, чтобы любой врач, придя на наше мероприятие, вынес оттуда крупицу чего-то нового, будь то знания о препарате, методологии или новом подходе к оценке симптомов. Эту задачу мы реализуем в разных формах. Вершиной является наш ежегодный Национальный конгресс терапевтов. Следующий уровень — съезды регионов (они обычно проходят раз в 2–3 года). Только что, например, мы провели съезд врачей Якутии, в котором приняли участие 1000 специалистов. Уровнем ниже — межрегиональные конференции, симпозиумы, круглые столы, тематические встречи. Год назад мы внедрили новую форму мероприятий — школы врачей. Активно осваиваем и Интернет, через который транслируем лекции для врачей из отдалённых регионов. Лекции у нас читают самые авторитетные величины в разных специальностях медицины.

— Даёт ли такое обучение преференции вашим «ученикам»?

—  Разумеется. Человек, посещающий наши мероприятия, начиная со школ и заканчивая конгрессом, получает сертификат с баллами, которые помогут ему пройти аккредитацию. Во время курса телеобучения врач тоже может пройти тестирование до и после лекции, по результатам которого ему также начисляются баллы.

— Общество работает только внутри страны или вы выходите и на международный уровень?

—  Мы бываем на всех европейских конгрессах терапевтов. У наших зарубежных коллег тоже есть большой интерес к нашим мероприятиям. Недаром Европейское общество терапевтов доверило нам право впервые провести 14‑й Европейский конгресс терапевтов. Он прошёл в прошлом году в Москве, там было 6 тысяч участников. И всё это в условиях изоляции, санкций. С гордостью могу сказать, что даже в сегодняшней непростой политической ситуации наше российское Общество в нелёгкой конкурентной борьбе завоевало право впервые провести в 2022 году 36‑й Мировой конгресс терапевтов.

Поднять престиж профессии

— Приходилось ли вам сталкиваться с пренебрежительным отношением к врачам вашей специальности? Мол, ну что могут терапевты — только направление выдать...

—  Вы затронули важную тему. Действительно, с таким отношением приходится иногда сталкиваться. Но это мнение, поверьте, будет меняться, потому что сегодня невозможно и вряд ли будет возможно в будущем каждому больному предоставить свободный доступ к профильным врачам. Терапевт должен стать главной фигурой в лечении, ведь именно он, производя оценку сложности ситуации, решает, направлять ли пациента к узкому специалисту или проводить лечение своими силами. Кстати, это не российская, а общая практика. За рубежом ни один пациент не может первично попасть к хирургу или эндокринологу без направления терапевта.

— Как вам кажется, можно повысить уважение к профессии терапевта?

—  Для этого нужны годы. Но престиж профессии зависит не только от врача. Врачу, чтобы он хорошо работал, необходимо создать благоприятные условия, обеспечить достойной зарплатой, чтобы не было необходимости вести совместительство, которое всегда вредит работе и ведёт к внутреннему выгоранию. Увы, пока об этом приходится лишь мечтать. У нас в стране есть регионы, где нехватка терапевтов достигает 40%! Что уж говорить об узких специалистах. Лечением там занимаются фельдшеры, и, несмотря на то что их профессиональная подготовка очень неплоха, такую ситуацию нельзя назвать нормальной. Конечно, в сложных случаях больные перенаправляются в другие регионы. Опять же развивается телемедицина, благодаря которой фельдшер в самом отдалённом регионе может связаться с любым врачом и обсудить ситуацию. Но всё равно проблему надо решать по-другому.

О будущем

— Может, что-то надо изменить в медицинских институтах?

—  Вы правы. Минздрав сейчас пересматривает подготовку терапевтов. Согласно новым нормативным документам, с 2017 года выпускники вместо госэкзамена станут проходить более жёсткое испытание — аккредитацию. Этот экзамен будут принимать преподаватели из других вузов. Помимо теоретических знаний упор будет делаться на практические навыки, минимумом которых выпускник должен владеть. Например, будет проверяться, может ли он сделать внутривенную инъекцию, плевральную пункцию, провести реанимационные мероприятия, пункцию живота...

По окончании вуза выпускник обязательно должен будет пойти работать в поликлинику и под патронажем опытных врачей проработать там 2–3 года, после чего он поступает в ординатуру. Там срок обучения разный, но для терапевта — 2–3 года. И только после этого врач получит право стать настоящим терапевтом. Это генеральный план Минздрава. Он, конечно, требует больших финансовых и временных затрат, поэтому сложно сказать, когда он будет реализован, но эта идея лично мне очень нравится.

— Каковы, по вашему мнению, главные черты характера для терапевта?

—  Пожалуй, это трудолюбие (врачу всё время нужно овладевать новыми знаниями), порядочность, преданность и любовь к своей специальности. И ещё умение сострадать — без этого хороший врач работать не может.

Оставить комментарий (1)

Также вам может быть интересно

Топ 5 читаемых



Самое интересное в регионах
Новости Москвы