Примерное время чтения: 6 минут
882

Кровный враг. Как лечат хронический лимфолейкоз

АиФ Здоровье № 4. Ревматические заболевания: виновен ли в них ковид? 28/02/2023

Об остром лейкозе говорят часто. А вот его собрату – хроническому лейкозу – внимания уделяют гораздо меньше. Возможно, потому, что это заболевание развивается медленнее. Однако оно столь же опасно.

Наш герой – 55-летний Дмитрий Мананов, управляющий продажами в российской компании – производителе дезинфицирующих средств, столкнулся с серьёзной болезнью крови, перенёс долгое лечение и достиг ремиссии.

Дмитрий с женой Ириной, которая вместе с ним стойко боролась за его здоровье.
Дмитрий с женой Ириной, которая вместе с ним стойко боролась за его здоровье. Фото из личного архива Дмитрия Мананова

Ковид «помог»

Дмитрий много работал, занимался спортом, уделял время своим маленьким детям. Но в 2020 г. заболел ковидом и попал в больницу с ­85%-ным поражением лёгких ­(КТ-4). Болел тяжело, выздоравливал долго. Тогда в его крови и обнаружили очень высокий уровень лейкоцитов, что вызвало у врачей нехорошие подозрения.

Диагноз «хронический лимфоцитарный лейкоз (ХЛЛ)» Дмитрию по­ставили позднее, поскольку для этого было необходимо провести иммунофенотипирование крови. Потребовалась также биопсия поражённых лимфоузлов с последующим гистологическим исследованием.

Начальная стадия ХЛЛ протекает бессимптомно, заподозрить болезнь можно только по анализу крови. На стадии клинической симптоматики у пациентов увеличиваются лимфоузлы, порой печень и селезёнка (это покажет УЗИ). Среди других проявлений: ночная потливость, повышенная температура 2 недели и более без признаков воспаления, потеря аппетита и снижение веса. На продвинутых стадиях – слабость, утомляемость, сонливость, одышка, усиливающаяся при нагрузке, частые инфекции, кровоточивость дёсен, носовые кровотечения, синяки на коже без травм.

Разоружение иммунитета

При ХЛЛ поражаются B-лим­фоциты. Они меняют свои свойства и усиленно размножаются, накапливаясь в периферической крови, костном мозге, печени, селезёнке и лимфоузлах. В отличие от здоровых лимфоцитов эти клетки уже не способны обеспечивать защиту иммунитета. Поэтому пациенты часто страдают простудами, циститом и уретритом, у них плохо заживают раны, бывает фурункулёз, опоясывающий лишай. Именно тяжёлые инфекции чаще всего становятся причинами летального исхода при данном заболевании.

При ХЛЛ опухоль растёт достаточно медленно. Впрочем, течение болезни может быть как доброкачественным (в этом случае лейкоз развивается в течение нескольких лет и даже десятилетий), так и агрессивным (такая опухоль за 2–3 года убивает хозяина).

Заветное слово

На начальных стадиях болезни применяют выжидательную тактику. Если при обследовании каждые 3–6 месяцев нет признаков прогрессирования, продолжают наблюдение. Если же уровень лейкоцитов в течение полугода повышается вдвое и более либо появляются клинические симптомы, срочно приступают к лечению. Основной метод – химиотерапия.

Полгода Дмитрий наблюдался в Национальном медицинском исследовательском центре гематологии, делал профилактические прививки от гепатита, пневмококка, синегнойной палочки и др. Инфекции могут быть очень опасны, особенно во время лечения, поскольку при химио­терапии падает иммунитет, увеличивается риск присоединения и развития инфекций.

В 2021 г. врачи Боткинской больницы назначили Дмитрию комбинированную иммунотаргетную терапию («таргет» переводится как «мишень»). Первое время капельницы делали каждую неделю, затем ежемесячно, а через несколько месяцев и вовсе отменили. Кроме того, Дмитрий ежедневно принимал таблетки – таргет. Дозы лекарств увеличивали постепенно, чтобы избежать синдрома лизиса опухоли (когда опухоль начинает разрушаться, в кровь выбрасываются её «обломки», почки могут не справиться – разовьётся почечная недостаточность).

Переносилось лечение непросто: досаждали повышенное сердцебиение, головокружение, тошнота, диарея. Но со временем организм справился, симптомы стали ослабевать и к концу курса лечения практически исчезли. Облысения, которого так опасался Дмитрий, не произошло. Кстати, лечение было амбулаторным, больничные Дмитрий брал лишь несколько раз.

Через год лечения он услышал заветное слово «ремиссия». Теперь Дмитрию надо лишь каждые 3 месяца сдавать расширенный анализ крови, биопсию костного мозга и делать УЗИ лимфоузлов, чтобы не пропустить рецидив.

С верой и надеждой

На вопрос, что изменилось после диаг­ноза, Дмитрий отвечает примерно то же, что все пациенты, пережившие онкологию: заболевание заставило больше ценить жизнь – такую хрупкую, но такую прекрасную, что за неё стоит бороться изо всех сил.

И хотя после лейкоза Дмитрий получил инвалидность 2-й группы (у него появились проблемы с суставами, напоминающие реактивный артрит, иногда возникающий после химио­терапии, резко снизились физические возможности, ухудшилась память), тем не менее он продолжает жить, работать и верить в лучшее.

Он очень признателен врачам, которые сразу настроили его на положительный исход. Поэтому своим коллегам по несчастью советует доверять медикам и не верить непроверенной информации из Всемирной паутины.

А ещё Дмитрий, конечно, благодарен своей семье: жене, которая поддерживала его в течение всего лечения, и детям, любовь к которым не давала опускать руки даже в самые тяжёлые моменты борьбы с коварным диагнозом.

Важно!
Если для других хронических лейкозов (например, для мие­лоидного) установлена связь с определёнными хромосомными мутациями, то причины ХЛЛ до сих пор не выявлены. Тем не менее имеются данные о наследственной предрасположенности к заболеванию. Хронический лимфолейкоз, как правило, поражает людей зрелого возраста. В 70% случаев болеют 50–70-летние, чаще мужчины. Правда, сегодня патология заметно помолодела.

Комментарий эксперта

 

Врач-гематолог ГКБ им. С. П. Боткина Елена Дмитриева:

– Хронический лимфолейкоз (ХЛЛ) — самый частый вид лейкоза у взрослых. В последние годы терапия ХЛЛ претерпела значительные изменения. Еще совсем недавно стандартом лечения этого заболевания являлась иммунохимиотерапия (ИХТ). Однако ее применение связано с высокой токсичностью, которая приводит к значимым осложнениям и ограничивает использование этого метода для ряда пациентов. Помимо этого, ИХТ не приводит к полному выздоровлению: у большинства пациентов возникает рецидив, требующий других вариантов лечения.

В настоящее время появились таргетные препараты, блокирующие различные пути роста и развития опухолевых клеток, и открывающие новую страницу в лечении больных с ХЛЛ. Они обладают меньшей токсичностью, повышают качество и продолжительность жизни пациентов. Некоторые из них необходимо принимать длительно, но есть и варианты, когда сочетание таргета с моноклональными антителами позволяет сделать терапию фиксированной — 12 или 24 месяца. Так и в истории Дмитрия, который получил таргетную терапию, мы видим управляемый профиль токсичности и достижение прекрасного результата лечения.

Оцените материал
Оставить комментарий (0)

Топ 5 читаемых



Самое интересное в регионах
Новости Москвы