aif.ru counter
913

Леонид Серебренников: «Песню о любви нужно сыграть!»

«АиФ. Здоровье» № 39. Леонид Серебренников: «Романс – моя страсть!» 25/09/2008

Новый виток популярности принесла артисту роль ведущего в цикле передач «Романтика романса» на канале «Культура». Таким образом певец фактически освоил еще одну профессию, которая стала неотъемлемой частью его жизни: в течение нескольких сезонов Л. Серебренников с успехом ведет циклы концертов под названием «И не только романс…» в Международном доме музыки. Зрители любят его за теплоту и душевность исполнительской манеры, за сочетание непринужденности и интеллигентности, с которыми он ведет телепередачи и концерты. А в последнее время – за соседство с очаровательной Екатериной Гусевой, с которой он выступает в дуэте.

Магия дуэта

– Леонид Федорович, вы и раньше не раз пели дуэтом с весьма талантливыми и популярными певицами, но только дуэт с Екатериной Гусевой оказался таким стойким. Благодаря чему?

– Все прежние дуэты были связаны с какой-то оказией: записать песню к фильму, выполнить просьбу композитора… Это были предложения со стороны, они не исходили ни от меня, ни от певицы. Например, «Диалог у новогодней елки» с Валей Толкуновой предложил записать композитор Эдуард Колмановский. С Ларисой Долиной нас связал Мурад Кажлаев. Евгений Дога захотел, чтобы мы спели с Чепрагой. А петь с Катей захотел я сам, и мне хотелось именно длительного сотрудничества.

Познакомились мы с ней в 2002 году. Ирина Линдт, актриса театра «На Таганке», пригласила меня на мюзикл «Норд-Ост», в котором сама участвовала и отрывки из которого предполагалось показать в «Романтике романса». Гусева играла главную роль Кати Татариновой, и мне очень понравилось, как она работает. Очень талантливая, темпераментная актриса. Я и не знал тогда, что она снималась в «Бригаде», играла в Театре Моссовета… А после трагических событий, связанных с мюзиклом «Норд-Ост», когда этот коллектив распался, мне захотелось ее как-то поддержать. Я предложил Кате попеть вместе. Она поблагодарила за предложение и… исчезла. Однако через какое-то время позвонила, мы встретились, начали репетировать. Первое время было очень трудно: мы «притирались» друг к другу, дуэт «не звучал», не получался. А как только что-то начинало получаться, Катя улетала на очередные съемки. Но в конце концов дуэт состоялся, и зритель «пошел на нас».

– Как только рождается очередной дуэт, зрители, как правило, начинают думать, что тут не обошлось без неких романтических отношений…

– И хорошо, что они начинают так думать! Значит, мне и моим партнершам удается создать именно тот романтический образ, который нужен для исполнения лирических песен и романсов! Мы поем о любви, а значит, именно ее и нужно сыграть. Я по образованию драматический актер, несколько лет проработал в театре и очень хорошо знаю, как это важно – создать нужный образ. Ну, представьте себе, что будет, если актер и актриса, играющие Ромео и Джульетту, перед спектаклем расскажут зрителям о том, что у них есть семьи, что они очень любят своих супругов... Каким будет восприятие их игры? На время спектакля зритель должен забыть о том, что перед ним – актеры. Точно так же и в моей работе. Специально давать поводы для всяких домыслов, конечно, ни к чему, но если прямой вопрос не задан, пусть зритель продолжает воображать то, что ему хочется. Это элемент той красивой иллюзии, которая необходима на сцене. Считаю, что актеры делают большую глупость, когда рассказывают о подробностях своей личной жизни. Я этого не люблю, а жена вообще терпеть не может: наши дела, наша спокойная жизнь должны оставаться неприкосновенными.

О сокровенном

– Ваша супруга имеет какое-то отношение к миру шоу-бизнеса?

– Никакого. Когда-то она работала художником-осветителем на телевидении, где мы и познакомились. Теперь она занимается домом.

– И жена никогда не ревнует к актрисам, с которыми вы выступаете?

– Нет, она относится к этому совершенно спокойно, это же моя работа.

– А чем занимается ваш сын?

– После школы он поступил в гуманитарный университет, а потом увлекся компьютером, хотя еще не определился, чем конкретно будет заниматься. Находится, как и большинство молодых, в поиске. К счастью, заниматься искусством он никогда не стремился.

– Почему – к счастью?

– Ну вы же видите, что творится на эстраде! Конечно, можно подумать, что мои слова – просто брюзжание старого человека. Но сравнительно недавно я начал выходить в Интернет, мне пишут, в том числе молодые, и не только из России, и все возмущены происходящим. Я смотрю разнообразные конкурсы, и меня удивляет, что за хороший голос ставят низкий балл. А высокий – не за пение как таковое, а за его сочетание с какими-то чуть ли не акробатическими трюками, можно сказать – за музыкальную эксцентрику. А качество текстов вообще не выдерживает никакой критики.

Москва – не Париж

– Леонид Федорович, вы только что вернулись из Парижа. Каковы впечатления?

– Это была очень приятная поездка по частному приглашению. Я ни разу не был во Франции, а тут представилась возможность познакомиться с Парижем и Бордо. Бордо – старинный город потрясающей красоты, ухоженный. Что ни дом – то произведение искусства. Там все офисы расположены в старинных зданиях. Ну а Париж – это вообще город-музей. И – ни одной растяжки с рекламой, ни одной афиши, ни одного плаката. Глаза – отдыхают. А для афиш есть старинные театральные тумбы. Если бы не современные автомобили, было бы ощущение, что попал во Францию XVIII века. Теперь с такой грустью и болью в сердце смотрю на Москву, на все эти «кубики», варварски втиснутые в центр Москвы, на засилье рекламы… А уж таких пробок, как в Москве, я нигде не видел. В Париже много мотоциклов и велосипедов. Там богатые люди не стесняются пользоваться общественным транспортом. У нас в Москве примерно 3,5 млн. машин, и если половина из них стоит полдня в пробке, значит, их владельцы в это время не работают. За границей такого нельзя представить.

– Вы часто бываете в Израиле...

– В Израиле я был уже девять раз. У меня там много друзей, моих одноклассников. Им неплохо живется, хотя представление о «работе» там несколько отличается от нашего, русского. Там нет перекуров, нельзя отпроситься с работы даже для того, чтобы сходить на мой концерт. Отпросишься – будешь уволен.

– В свое время туда уехали очень известные артисты – Михаил Козаков, Леонид Каневский…

– Козаков сейчас здесь, у Каневского в Израиле квартира, он ездит туда-сюда. Артист ведь зависит от своих зрителей. Израиль – страна очень маленькая, там гастролировать практически негде или надо все время ездить с новой программой. Зал на две тысячи мест там не соберешь, ведь на наших артистов ходят только «бывшие советские», а их круг ограничен. Для тех, кто имеет там квартиру, это как летняя дача на Средиземном море. Но очень жарко. Для меня 35-40 градусов в тени – это слишком. А постоянно сидеть в помещении с кондиционером – тоже не жизнь. Я люблю подмосковные леса, люблю прохладу после дождичка.

Движение – жизнь

– И, судя по всему, это пошло вам на пользу. Вашей форме можно позавидовать. С возрастом у каждого человека вырабатываются свои методы поддержания формы, борьбы с лишним весом. У вас они есть?

– У нас с супругой один метод: побольше движения. Везде, где можно, стараюсь ходить пешком. Лифтом никогда не пользуюсь. Ведь при ходьбе тренируются вены, сердце, ноги.

– А болезни как лечите? Поделитесь своим любимым рецептом.

– Мой любимый рецепт от простуды: при боли в горле – горячее пиво на ночь. Оно не только прогревает горло, расслабляет голосовые связки, но от него и в жар бросает не хуже, чем от малины. Надо выпить стакан-полтора и тепло закутаться. Научил меня этому мой педагог Николай Александрович Анненков, руководитель курса училища имени Щепкина, которое я закончил. Я и сам этим рецептом пользуюсь всю жизнь и не раз успешно лечил с его помощью певиц, которые вообще не употребляли алкоголь. И вам советую.

Смотрите также:

Оставить комментарий (0)

Также вам может быть интересно

Загрузка...

Топ 5 читаемых



Самое интересное в регионах
Новости Москвы